ГлавнаяПричитания северного краяЖизнь плакальщицы Ирины Федосовой- Глава четвертая

История причитаний и традиции

Второй брак тоже мог бы быть счастливым, возможно, он таким и был, если бы не омрачался склонностью Я. И. Федосова к пьянству. У И. А. Федосовой появились новые заботы. Надо было, как она говорила, «вести дом». Какой это дом, мы не знаем, как не знаем, где он находился в Петрозаводске. В свое время было высказано предположение, что он был где-то в районе Слободки, где жил ремесленный люд, и, может быть, вблизи от Военной улицы, где  помещалось губернское военное присутствие. В рекрутских причитаниях второго тома рисуются сцены, связанные с рекрутским «приемом», где производился медицинский осмотр, обривание голов, разгон плачущих.женщин,  провожавших рекрутов, и т. д.
Дом Федосовых в Петрозаводске (куплен ли он был или арендован, мы тоже не знаем), видимо, состоял из жилого помещения и собственно мастерской, где работал не только сам Я. И. Федосов, но и какие-то его рабочие, которые столовались у него. Готовить для всех должна была И. А. Федосова. Кроме того, в хозяйстве, несомненно, была скотина, по крайней мере лошадь, корова, куры и т. д., как у большинства жителей тогдашнего Петрозаводска, и огород. Причитания записывались Е. В.  Барсовым в довольно неблагоприятных условиях. Е. В. Барсов вспоминал в 1896 г.: «Она диктовала при шуме и стуке рабочих и то и дело развлекалась (т. е. отвлекалась. — К. Ч.) хозяйственными хлопотами».
О самой И. А. Федосовой Е. В. Барсов в 1872 г. писал так: «Ирина — женщина около 50 лет (в действительности ей было, как мы теперь знаем, 40 лет. — К. Ч.), крайне невзрачная, небольшого роста, седая и хромая, но с богатыми силами души и в высшей степени поэтическим настроением; речь у ней живая и бойкая; то и дело льются с языка пословицы и поговорки».
В 1884 г. И. А. Федосова во второй раз овдовела. Мы не знаем обстоятельств, которые возникли после этого. По-видимому, пришлось  ликвидировать мастерскую и возвращаться в Кузаранду в семью Федосовых, где жить она могла только из милости, несмотря на то что по своей бездетности воспитывала племянника Ивана, сына брата Якова — Тимофея.
В газетных и журнальных статьях 1895—1896 гг. неоднократно писалось о том, что с середины 80-х до середины 90-х гг. она нищенствовала. Прямых доказательств этого у нас нет. Что стоит за этими сообщениями, сказать трудно. Бродячей нищей она, разумеется, не была. Однако нет сомнений в том, что она бедствовала, так как ей и Ивану обзавестись собственным хозяйством было очень трудно. По воспоминаниям М. Я.  Комлевой из кузарандской деревни Юсова Гора, И. А. Федосова жила перед отъездом в Петербург в их семье в няньках. Эти сведения можно считать достоверными. Запись велась в 1947—1948 гг., когда еще были живы кузарандки, помнившие И. А. Федосову. Все они, много раз повторяя, говорили о хозяйственной неумелости И. Т. Федосова. Всем запомнилось, что И. А. Федосова, заработав деньги за многочисленные выступления 1895—1896 гг., сумела помочь своему воспитаннику обзавестись хозяйством и женить его. А. Т. Федосова, вдова Ивана, считавшая ее своей свекровью, подтвердила эти воспоминания. Более того, что особенно замечательно, не только землячки, но и Ф. И. Прохоров, учительствовавший в Кузаранде в 1895—1896 гг., подтвердил газетные сообщения: И. А. Федосова  действительно пожертвовала 300 руб. на постройку школьного здания. Деньги
по тем временам немалые, которых хватило не только на строительство избы для школы, но и на самое необходимое оборудование для нее. В предшествующие годы кузарандская школа вынуждена была нанимать для обучения частные дома. Ф. И. Прохоров посетил И. А. Федосову, чтобы поблагодарить ее за пожертвование. Он вспоминал: «Встретила она меня очень любезно, приветливо. Побеседовали о школе — расспрашивала, сколько учеников, как учатся, как родители относятся к школе. Была недовольна, что мало девочек учится, говорила: „Ты девочек, девочек больше учи!".
Когда я приехал — в школе учились 12 человек и ни одной девочки... Я ходил по деревням, собрал около 50 человек. Она меня хвалила за это».
Этот факт требует должной оценки: неграмотная вопленица, которой еще недавно жилось столь трудно, жертвует на школу 300 руб. (сумма почти немыслимая для тогдашнего крестьянина!). При этом она сама говорила о себе: «Я грамотой не грамотна, зато памятью я памятна». Теперь она требует, чтобы учили побольше девочек. В памяти односельчан сохранилось также, что И. А. Федосова, пользуясь своими петербургскими знакомствами, выхлопотала для Кузаранды «лесную дачу» (т. е. участок) за озером.
К 1885 г. Е. В. Барсову удалось издать все три тома «Причитаний Северного края». Не только причитания как жанр, но и Федосова вошла к этому времени в историю русской фольклористики и русской культуры.
Это обусловило тот факт, что во второй половине 80-х—первой половине 90-х гг. XIX в. она почти непрерывно пользовалась вниманием  фольклористов, а в 1895—1896 гг. о ней много писали в газетах и журналах.
Церковь Живоначальной Троицы, 1712 г. Карелия. Заонежье, Клименецкий монастырь

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.