ГлавнаяРедкие деревья КарелииЗаповедный край — Калевала

Над моим рабочим столом висит красочная карта-схема. Два цвета преобладают на ней: зеленый и го­лубой. Зеленый цвет обозначает леса, голубой — воды. На большом голубом пятне крупными буквами выведено: озеро Каменное, а в правом верхнем углу обозна­чено название населенного пункта — Костомукша.
Да, это она, древняя и вечно юная земля Калевалы, родина знаменитого карело-финского эпоса и место большой современной стройки.
Край этот интересен не только тем, что здесь строят­ся крупнейший горнообогатительный комбинат и город. Вблизи них сохранился в первозданном виде один из типичных уголков Карелии. Лес, озеро, животный мир этой территории, которая не несет на себе резкий отпе­чаток производственной деятельности человека, харак­терны для природы Севера.

КалевалаТерритория, примыкающая со стороны Финляндии,— заповедная. Здесь охраняется стадо лесного дикого северного оленя, насчитывающее 200 голов. Этот факт усиливает природоохранные функции проектируемого заповедника в Карелии и создает благоприятные пред­посылки для тесного сотрудничества ученых и специа­листов обеих стран в области охраны и рационального использования природных ресурсов.
Хорошо запомнилось одно из последних посещений Калевалы. Было это в ясный августовский день 1977 го­да. Наш самолет АН-2 поднялся в петрозаводском гид­ропорту и взял курс на север. Рейс был специальный, притом — необычный. В полетном задании пилота сто­яла такая запись: «Цель полета — проведение аэрови­зуальных наблюдений за состоянием охраны лесов в западной части Муезерского района». Здесь, на пло­щади 73 тысячи гектаров, включающей озеро Каменное, реку Каменку и прилегающие к ним леса, ученые Ка­рельского филиала Академии наук СССР предложили организовать комплексный природный заповедник. И вот теперь пяти научным сотрудникам из Института леса и Института биологии, в том числе автору этих строк, предстояло сделать окончательный вывод о це­лесообразности выделения заповедной территории. В составе отряда были три лесовода, геоботаник и ихтиолог. Исходные данные получены от зоологов, болотоведов, почвоведов, гидрологов, географов, ландшафтоведов.
Около трех часов длился этот полет. Потом были другие полеты. Выполняя задание, мы еще раз убеди­лись, насколько своеобразна, как удивительно хороша природа нашего края.
Приходилось ли вам видеть Карелию — не какую-то ее отдельную часть, а почти всю целиком — с борта самолета? Неизгладимое чувство гордости за республи­ку, за ее природные богатства и несравненную красоту испытали мы, когда смотрели с высоты на бескрайние, утопающие в синей дымке леса, на просторы крупных озер и небольшие зеркала многочисленных ламбушек, на причудливые изгибы рек, на каменистые сельги. Да, необозримы просторы Карелии, на территории которой свободно смогли бы разместиться несколько небольших европейских государств. Радовали взор и благоустроен­ные города и поселки, ухоженные поля, памятники архитектуры.
...Под крылом самолета промелькнула деревушка Конецостров, уже в Муезерском районе. Под нами про­плывал раскинувшийся на многие километры уникаль­ный зеленый остров невырубленных, нетронутых лесов. И как ни приглядывались мы — никакого вмешатель­ства человека в природу не обнаружили. А ведь это и есть самое главное условие для организации природ­ного заповедника.
Чем же примечательна эта территория? Каковы ее достоинства и научное значение? Здешние ландшафты, как уже упоминалось, типичны для подзоны северной тайги. Это очень важно. И леса, и воды, и фауна могут служить эталоном целого географического района — Ев­ропейского Севера.
И в то же время они обладают другим очень важ­ным качеством — уникальностью. На обследованной территории мы обнаружили редкое сочетание большого числа озер, ламб и болот с лесными массивами на ка­менистых грядах, сложенных кристаллическими горны­ми породами. Именно здесь начинается Западно-Ка­рельская возвышенность и проходит водораздел, где формируется, в частности, сток озера Каменное и реки Каменки.
Можно с полным основанием утверждать, что в гра­ницах названной территории будут представлены почти все географические комплексы северотаежного ланд­шафта. Так, леса здесь сохраняют такие особенности девственных северотаежных лесов, как явное преобла­дание сосняков, причем разного возраста. Своеобразны строение и состав древостоев, что резко отличает их от лесов средней тайги, например, от лесов государствен­ного заповедника «Кивач».
Для человека, мало знакомого с природой Севера, необычным и даже странным может показаться облик каменнозерских лесов. Прежде всего поражает их редкостойность. Сначала даже приходит мысль, а не было ли здесь когда-то выборочных рубок, настолько светлы сосновые боры - ягельники.
Все деревья — сосны, березы, осины и особенно ели имеют хорошо выраженную узкую форму кроны. Неда­ром лесоустроители и специалисты выявили здесь эта­лонные насаждения и сортовые («плюсовые») — самые ценные по наследственным качествам сосны. На одном гектаре узкокронных сосен и елей можно вырастить в полтора-два раза больше, чем ширококронных.
Здесь установлено богатое формовое разнообразие основных лесообразующих древесных пород, широко распространена каповая береза. Выявлены обильно пло­доносящие заросли клюквы, черники, брусники, богатые ягельники, цепные лекарственные растения.  Мелькают ярко-красные в предосеннюю пору куртинки типичного для Севера травянистого растения — шведского дерна. На краю болота увидели лосиху с лосенком, на темной водной глади озера — пару белых лебедей.
Прощай, лесной край! Здесь должен быть организо­ван заповедник — в этом нет сомнения! И кто знает, может быть, со временем он станет советско-финским международным? Для этого есть все предпосылки.

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.