Шевчук Василий. Дорога к центральной усадьбе. Валаам


Валаам знаменит не только первозданными лесами на скалах и иноземными деревьями в аллеях. Уже давно, с на­чала XVIII века, мировую известность приобрели валаам­ские фруктовые сады.
Беспощадное время погубило многое, и сейчас нелегко воссоздать в деталях истинную картину развития садовод­ства на Валааме, описать сады такими, какими они были, скажем, в 1861 году, когда монахи сняли богатый урожай груш, яблок, слив, вишни, черешни, крыжовника, смороди­ны и земляники. Этот урожай заслужил высокую оценку на Всероссийской выставке в Санкт-Петербурге, где экспо­нировались плоды. По запискам Департамента земледелия, в 1885 году в валаамских садах числилось 530 яблонь 80 сор­тов. Современники считали, что по красоте и долголетию сады центральной России вряд ли превосходят валаамские. Золо­тые медали Парижской выставки — еще одно свидетельство высоких достоинств валаамских садов.


Точная дата закладки садов не известна, но по архивным данным они уже существовали в 1819 году. Сначала были заложены три питомника: плодовый, ягодный и дендроло­гический. Часть саженцев привезли из Москвы и Санкт-Пе­тербурга, часть выращивали на месте из семян. Был также разбит ботанический сад со многими декоративными расте­ниями и разведен «аптекарский» огород, где росли лекар­ственные растения.


Фруктовых садов на Валааме было несколько. Три сада — «верхний», «средний» и «нижний» — находились на тер­ритории близ главного монастыря. Были сады также в Белом  и Желтом скитах, на островах Предтеченский.Коневец и в других местах.
Большой интерес у любителей садоводства вызывает тех­ника закладки валаамских садов. Это делалось следующим образом. На террасированные каменные уступы предвари­тельно настилали хворост, лесной перегной, щебень, соло­му, вносили золу и известь. Южная, торцовая, сторона усту­па террасы облицовывалась диабазом, который, нагреваясь от солнца, долго удерживал тепло и обогревал почву и корни растущих деревьев.
Землю для садов завозили баржами с материка либо соз­давали на месте из лесной подстилки. Глубина такого «куль­турного» слоя почвы нередко достигала метра. Почвы вала­амских садов, способствовавшие столь успешному и продол­жительному росту деревьев и кустарников,— своеобразный памятник человеческому труду.


В качестве подвоя использовалась сибирская ягодная яблоня, на которую прививали лучшие русские сорта: анис полосатый, антоновку яровую, кальвиль крупный зимний, мирон сахарный, плодовитку и другие
Валаамские садоводы использовали ценный опыт, накоп­ленный отечественными и зарубежными специалистами. Их консультантом был известный в свое время ученый-садовод Э. Регель — автор 500 трудов по ботанике и садоводству. Э. Регель неоднократно бывал на Валааме. Так, в 1856 году он доставил сюда 45 сортов яблони, в виде саженцев, из пи­томника Санкт-Петербургского ботанического сада, дирек­тором которого он состоял.


Исключительно большое значение придавалось на Вала­аме тщательному уходу за садами: многократному в тече­ние лета поливу, обработке приствольных кругов, внесению органических удобрений, формовке крон, защите от замороз­ков, борьбе с вредителями и болезнями, опылению цветков пчелами, обрезке усохших ветвей и т. д. В «верхнем» саду, имевшем площадь 2,5 га, в 1865 году был проложен водопро­вод, а до его постройки воду из озера носили ведрами. Регу
лярный полив играл решающую роль при возделывании са­дов на наносной почве и обеспечивал получение высоких уро­жаев. Сады надежно охранялись от потрав скотом, лосями и от поломок. Монастырское начальство нещадно эксплуати­ровало дармовой труд богомольцев и монахов — бывших крестьян. Для ухода за каждой плодоносящей яблоней в пе­риод ее вегетации закрепляли по нескольку человек.


Опыт возделывания валаамских садов учит нас тому, как важно правильно подбирать место под сад, устраивать ему надежную защиту. Сады на Валааме хорошо защищены усту­пами террас, стенами монастыря и загущенными посадка­ми пихты от холодных ветров Ладоги.
Большое значение имеет подбор сортов. Закладку сада следует начинать с посева семян. Монастырские садоводы вначале пошли по неправильному пути — привезли на Вала­ам готовые саженцы из Москвы и Санкт-Петербурга. Но ус­пех пришел лишь тогда, когда на двухлетние саженцы, вы­ращенные из местных семян, были привиты черенки от ста­рейших русских сортов яблонь. В результате удалось вырас­тить деревья, обладающие высокой зимостойкостью, дающие большие урожаи с отличными вкусовыми качествами пло­дов.


В первые годы существования сада основное внимание обращалось на формирование у подвоев хорошо развитой корневой системы. Этому в немалой степени способствова­ло создание культурного наносного слоя почвы. Раскопки корневых систем у взрослых яблонь в «нижнем» саду И. В. Ильиной показали, что при метровой толщине слоя наносной почвы корневая система у яблонь мощная, компакт­ная и не выходит за пределы проекции кроны.
Наконец, история валаамских садов свидетельствует о том, что даже полтораста лет — не предел жизни для ябло­ни. Разумеется, при правильном подборе сортов, правиль­ной посадке и хорошем уходе, В течение такого продолжи­тельного периода яблони в условиях Карелии могут не толь­ко расти, но и каждый год давать урожаи плодов. Более чем столетние валаамские яблони-великаны и сегодня плодо­носят.


Многие валаамские яблони погибли в годы войны. Но в послевоенные годы на Валааме работали садоводы А. А. Никифоров и А. Н. Виноградов, сумевшие в значитель­ной степени восстановить знаменитые сады, продлить им жизнь.
В наши дни со всей остротой стоит задача возродить бы­лую славу валаамских садов на основе использования бо­гатого опыта монастырского садоводства.


Ленинградский ученый В. И. Чирков, изучивший состо­яние валаамских садов, пришел к выводу, что основой для закладки новых садов должны послужить самые стойкие и долговечные сорта валаамских яблонь: анис полосатый, гру­шовка, титовка, боровинка. К числу перспективных сортов можно приплюсовать и антоновку яровую, апорт и аркад красный, коричное полосатое, кальвиль крупный зимний, коробовку, плодовитку, мирон сладкий.
Организованный на острове в 1979 году историко-архитектурный и природный музей-заповедник призван, в частнос­ти, ускорить решение задачи быстрейшего восстановления валаамских садов.
 

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.