Ужение рыбы на мельничном омуте


Голавль, (или головень, головль), с первого взгляда немного схож с язем, но легко отличается от по­следнего брусковатым, толстым туловищем, широким лбом и большой пастью. Чешуя его—слегка золотистого цвета, спинной плавник и хвост—темные, а осталь­ные плавники—краснаго цвета.
Обыкновенный вес крупного голавля—от 5 до 10 ф., но местами встречаются экземпляры, весящие до 20 и более фунтов.
    
По силе, неутомимости и необычайной бойкости голавль беспорно занимает 2-е место после сазана.
Ни одна, из водящихся в средней полосе России, рыб не шутитъ так часто и так зло над ры­боловами, как голавль!—Он, благодаря своему беше­ному и неожиданному клеву, ломает крючки, рвет лески и даже утаскивает удочки, если последние плохо воткнуты.
Уженье головля почти не отличается от язевого, не смотря на то, что обе породы редко уживаются на одном и том же месте, ибо язь любит тихую и глу­бокую воду, хотя-бы и грязноватую,—а голавль предпочитает быстрины и перекаты с холодной и чистой водой.


С весны голавль начинает брать на донные удоч­ки, обыкновенно уже по окончании уженья язей, когда распустится на деревьях лист и наступятъ теплые вечера.
В противоположность язю, голавль не так охотно берет на выползка, а местами не берет вовсе на эту насадку; по этому, рыболов должен ставить несколько удочек с разными насадками, дабы узнать:—какая в данной местности окажется по вкусу прихотливому голавлю.


ГолавльОдной из общеупотребительных насадок счи­тается т. н. «угорь» или сальник (личинка майскаго жука, белый с коричневой головкой, довольно большой и толстели червяк, обитающий в сорной, жирной поч­ве, а также в луговых муравейниках). Червь этот насаживается на крючок непременно в воде, т. к. насаженный на воздухе—скоро чернеет, делаясь для рыбы непривлекательным. Отступать от этого правила можно лишь в том случае, когда червей, прежде чем употребить их в дело, несколько дней кормили мукой или творогом.


Хорошей насадкой для головля считается также черный хлеб, смятый с конопляным, или еше лучше—с анисовым маслом.
Ловить следует с лодки, или плотов по утренним и вечерним зорям, становясь на лодке так, чтобы она стояла на перекате, а удочки забрасыва­лись бы по направленно к глубине.
Удочки употребляются те же, как и для язя, но крючки выгоднее более крупные—№ 1 — 3.
В местах, где водятся раки, самой лучшею на­садкой для голавля служит (с июня месяца) облупленая раковая шейка, или цельный (не крупный) линючий рак.


Насаживается последний следующим образом: клешни и лапки отрываются, крючек пропускают сни­зу в глазную впадину и выдергивают между второй парой ног; затем рака продергивают немного на поводок, а крючек снова вводят из под низу-же, в основание хвоста (шейка), в котором и прячут жало крючка.
Удят на рака и раковыя шейки преимущественно по ночам, становясь на лодке не далеко от обрывистых, подмытых берегов, под которыми предпола­гаются рачьи норы.


Там, где имеются очень крупные голавли, леску следуетъ употреблять весьма прочную, т. к. голавль бе­рет на рака—особенно резко и неожиданно, безъ всяких предварительныхъ пощипываний.
Обыкновенно, бывает так, что в момент, менее всего рыболовом ожидаемый, удочка мгновенно гнется в дугу, прежде чем даже бубенчик успеет, как следует, зазвонить.
Благодаря столь бешеной поклевке, голавль, ра­зумеется, сам себя подсекает и затем упорно отстаивает свою независимость, довольно долго не сдаваясь охотнику.


Самый опасный маневр подсеченного, крупнаго голавля заключается в том, что он, после первого порыва, бросается сразу под лодку, где легко может оборвать леску, запутав ее за якорную веревку; во избежание чего, рыболову, иногда, более ничего не остается, как выпустить из рук удочку, в надежде разыскать голавля утром по окончании ловли, причем маяком служит плавающее и ныряющее удилище.


Весеннее и летнее уженье голавлей на насекомых совсем почти не отличается от однородной ловли язей. С весны ловят нахлыстом на крупных мух, черных тараканов с появлешем майских жуков—только на этих последних; затем употребляются, в последовательном порядке: бабочки, тополевые и крапивные черви, хлебные жуки, кузнечики, лягушата и, наконец— капустные черви.


Кому не дается искусство забрасывания длинной ле­ски с нахлыстоваго удилища, тот может с успехом ловить с лодки, или в забродку на быстринах, отпуская с катушки леску на 30 и более аршин от себя.
С половины сентября, голавлей следует начинать ловить на «живца», из которых лучшей насадкой счи­тается пескарь. Ловят, также почти исключительно, на донные удочки, б. ч. по ночам, становясь на лодке на перекатах, узких протоках и на изворотах реки.


За неимением пескарей — можно иногда успешно ловить на лягушат.
Пескарь насаживается на крючок № 1—3, обык­новенно за губу, или еще лучше—через ноздрю в рот; причем операщю эту необходимо производить аккуратно, дабы не повредить и не помять пескаря.
Так-как мелкий и средний голавль часто ухит­ряется срывать пескаря, схватывая его с хвоста, то бывает весьма полезно, привязывать к поводку доба­вочный крючек, на 1/2 вершка выше конечного, что дает возможность зацеплять пескаря — добавочным крючком в ноздрю, а конечным (меньшего размера)— за кожицу около заднепроходного плавника. Разумеется, при этом способе насадки живца, голавлю редко удается безнаказанно им пользоваться.


При ловле на лягушенка—последний насаживается или за обе губы, или-же за ляжку задней лапки.
Кроме указанных способов уженья, голавль ме­стами очень недурно добывается мало еще распространенным у нас способом ловли — на искусственную, вертящуюся рыбку, называемым—Spinning, о котором будет упомянуто при описании уженья шереспера.


Хорошо, также, попадается голавль на «подпуски» и «переметы» (см. уженье налима).
С гастрономической точки зрения голавль мало отличается от язя—разве только тем, что мясо круп­ных экземпляров — сравнительно редко имеетъ привкус тины и травы.
 

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.