ГлавнаяРастительный мир Карелии - деревьяРастения Карелии — Тополь

Тополь
Тополя в Карелии(Populus), род растений семейства ивовых. Двудомные листопадные деревья высотой до 40—45 м и диаметром до 1 м и больше. Листья очередные, черешчатые, различные по форме. Цветки в пазухах прицветников, зубчатых или рассеченных на нитевидные доли, состоят из диска бокало- или блюдцевидной формы и сидящего на нём пестика (у пестичных цветков) или многочисленных тычинок (у тычиночных цветков); собраны в поникающие серёжки, появляющиеся до распускания листьев или одновременно с ними; опыление ветром. Плод — коробочка с многочисленными мелкими волосистыми семенами, разносимыми ветром. Свыше 100 видов (по др. данным, 35—40), преимущественно в умеренном поясе Северном полушария, на юге — до Танганьики, Уганды и Севера Мексики. В СССР около 30 видов, 12 видов интродуцировано. Многие виды Т. декоративны, быстро растут, отличаются высокой способностью к вегетативному размножению черенками и корневыми отпрысками и поэтому часто используются в озеленении. Разводят: Т. бальзамический (P. balsamifera), Т. белый (P. alba), Т. душистый (P. suaveolens), Т. канадский (P. deltoides), осокорь, осину, Т. пирамидальный (P. pyramidalis) и др. виды и гибриды. Древесина лёгкая, белая, мягкая, применяется в спичечном и бумажном производстве, в строительстве, идёт на изготовление фанеры, тары и т.д.

Лит.: Деревья и кустарники СССР, т. 2, М. - Л., 1951.

Загадки

 

 

Почки - пахучие,
Листья - липучие,
Плоды - летучие.

То ли с крыши, то ли с неба –
Или вата, или пух.
Или, может, хлопья снега
Появились летом вдруг?
Кто же их исподтишка
Сыплет будто из мешка?

 Летом снег!
 Просто смех!  
Снег по городу летает
Почему же он не тает?

Стихи о тополе

 

 

Из леса юный тополь
Мой отец принёс.
На горке выбрал место,
Чтоб тополь к солнцу рос.

Отрыли лунку вместе с ним
И всыпали навоз,
Чтоб к солнцу веточки свои
Наш тополёк донёс.

А он болел, как человек.
Мучительно, всерьёз.
В степи, наверное, расти
Он не хотел до слёз.

Ему водички я несла,
Из лейки сделав дождь.
А он не рос. Сухим стоял.
Жары не перенёс.

Его просила я моля:
– Расти, мой тополёк.
Руками гладила его
Увядший стебелёк.

И он послушался меня,
Листочки распустил.
И год за годом веточки,
На небо возносил.

С ним разделяла тайны я
Про первую любовь.

Песня  Тополя

 

 

Тополя, тополя,
В город мой влюблённые,
На пути - деревца,
Деревца зелёные.
Беспокойной весной
Вы шумите листвой,
И не спится вам
Вместе со мной.

Тополя, тополя,
Беспокойной весной
Вы шумите листвой.
Тополя, тополя,
И не спится вам
Вместе со мной.

Тополя, тополя,
Солнцем коронованы.
Ждут дороги меня
И тревоги новые.
Далеко ухожу,
В сердце вас уношу,
Как весенний
Волнующий шум.

Тополя, тополя,
Далеко ухожу,
В сердце вас уношу.
Тополя, тополя,
Как весенний
Волнующий шум.

Тополя, тополя,
Мы растём и старимся.
Но, душою любя,
Юными останемся,
И, как в юности, вдруг
Вы уроните пух
На ресницы
И плечи подруг.

Тополя, тополя.
И, как в юности, вдруг
Вы уроните пух.
Тополя, тополя.
На ресницы
И плечи подруг.

Тополя, тополя.
И, как в юности, вдруг
Вы уроните пух.
Тополя, тополя.
На ресницы
И плечи подруг.
На ресницы
И плечи подруг.
На ресницы
И плечи подруг.

Тополя в Карелии


Три тополя

автор: Николай Алексеевич Горшков
5 Мая 2009, 09:00

Помню, как уходил я на фронт, прощался с матерью, отцом, родным домом. С такой же болью расставался я с тремя топольками, посаженными мною во дворе. И где бы потом я ни был - на тонких берегах Волхова, на реке Великой, - виделись мне отцовский дом и три качающихся на ветру тополька. С них начиналась для меня Родина.

«Смотри, мама, выживут топольки, - значит, вернусь», - однажды сказал я в шутку. Я знал, что теперь мать свяжет накрепко мою судьбу с этими деревцами, для нее они будут чем-то вроде талисмана. Так и случилось…

Первый месяц войны наш полк с боями отходил от осажденного города. Немногие остались в живых, когда мы попали в окружение. Комбат приказал пробиваться по двое-трое к линии фронта, что проходила по реке Десне. Со мной шел земляк Петр Лебедев, мы были с одного завода, вместе призывались и теперь старались не разлучаться.

Шли лесами, ночевали в копнах сена, кормились, чем попало, пока добирались до деревни Телявкино. Начался сентябрь, шел мелкий пронизывающий дождь. Там уже было десятка два наших однополчан во главе с офицером. Председатель колхоза, старый коммунист, посоветовал: «Леса кругом прочесывают немцы, переждите, ребята…» Командир с ним согласился. Уж очень мы были измотаны, многие ранены, а на носилках всех не унести.

Ночью деревню неожиданно заняла крупная гитлеровская часть, нас захватили в плен. Безоружных согнали на деревенскую площадь, поставили в ряд. Три фашистских автоматчика подошли к первому в шеренге – это был Петр Лебедев. Отвели к стене сарая и дал очередь в упор… Мы стали прощаться друг с другом. Все меньше нас оставалось в ряду: по одному уводили солдат к сараю и расстреливали. Женщина, старики, дети, сбежавшиеся на помощь, кричали, плакали. Но палачи не обращали на них никакого внимания, хладнокровно и методично продолжая казнь пленных.

Я был тринадцатым в ряду, двенадцать моих товарищей уже лежали мертвыми у сарая. И вот наступила моя очередь. Меня повели. Вдруг невдалеке я увидел три тополя, которые словно светили мне, согревали домашним теплом и дружеским шумом. Затем страшный крик разрезал воздух: «Сын! Это мой сын! Не убивайте его!» Ко мне бросилась незнакомая женщина, за ее юбку цеплялись маленькие дети, одного она держала на руках. Фашисты их отталкивали прикладами автоматов, но женщина с пятью детьми не отступала, рвалась ко мне. Переводчик сказал, что-то офицеру, руководившему казнью, и тот махнул перчаткой. Меня отвели в сторону. Вся площадь заходила ходуном. Женщины хватались за оставшихся в живых красноармейцев, кричали: «Это мой брат!», «Это мой сын!», «Это мой жених!»

Враги остановили расстрел «до выяснения», и нас, пятнадцать, избежавших смерти, повели в соседнюю деревню. Возле колхозной пасеки в лесу конвоиры загнали полуразрушенный омшаник, а сами занялись ульями, которые ломились от меда. И тут один из солдат сказал: «Бежим, ребята, в разные стороны!» Мы кинулись врассыпную...

Майским днем 1945 года, в разлив буйной зелени, я с душевным трепетом открыл калитку своего родного дома, с мамой подошел к тополям. Они уже были не те хиленькие деревца, с которыми прощался четыре года назад. Повзрослев, шумели они листвой и словно тянулись передо мною, как молодые солдаты в строю.

Сложилось так, что, никогда не забывая свою спасительницу, я лишь много лет спустя написал в ту деревню, без особой надежды на успех. Ведь война унесла с собой не только жизни, но и стерла с лица земли тысячи селений. К великому счастью, я получил ответ на свое письмо: «Приезжай, сынок мой. Хоть погляжу, каким ты стал», - писала она мне. Я срочно взял отпуск и вскоре прижал к сердцу седую свою вторую маму, свою спасительницу.

Вереницей пронеслись годы. Спасительницы моей теперь уже нет в живых. Давно покинул и я свое родное село Огородниково в Рязанской области. Но часто вспоминаю те три тополя перед родным домом. Наверное, вымахали они богатырски вширь и ввысь, затенив двор пышными кронами…
Источник: Еженедельная газета Войковского района. 11-18 апреля 2005 г.

Флора Карелии | Береза | Ель | Сосна | Осина | Ольха | Липа | Рябина | Ива | Тополь | Клен | | Черемуха | Лиственница | Вяз | Можжевельник | Карельская береза || Брусника  Черника | Астрагал Багульник Девясил | Кипрей Зверобой Ландыш | Рогоз Вереск Родиола розовая | Василек Вахта Гвоздика травянка | Дудник Ежа сборная Земляника лесная | Кислица Костяника Кубышка желтая | Лабазник Линнея северная Майник | Мыльнянка Медуница Мятлик | Плаун  Пижма Пикульник | Ромашка Стрелолист Тимофеевка | | Фиалка трехцветная Череда Чина луговая | Чистотел Щавель Ярутка | Аир | Валериана | Вахта Голубика | Горец Донник Клюква | Поляника Крапива | Лапчатка Лютик Малина Мать и Мачеха | Пырей Сабельник | Толокнянка Тысячелистник | Хвощ Черника Шиповник | Тростник Калужница | Морошка Одуванчик Подорожник | Бузина Ежевика | Ядовитые растения |

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.