ГлавнаяНаша рыбаЩука ( Л.П. Сабанеев ) повадки, способы ловли.
Описание рыб, их повадки и способы ловли  по Л.П.Сабанееву
 
Окунь  |  Плотва  |  Сиг  |  Язь  |  Карась  |  Елец  |  Голавль  |  Жерех  |  Красноперка  |  Сом  |  Судак  |  Пескарь  |  Лещ  |  Ерш  |  Щука  |  Налим  |
 
Способы ловли рыбы современными методами
 
Язь  |  Голавль  |  Густера  |  Елец  |  Ерш  |  Жерех  |  Карась  |  Красноперка  |  Лещ  |  Линь  |  Налим  |  Окунь  |  Пескарь  |  Плотва  |  Подуст  |  Сазан  |  Судак  |  Уклейка  |  Форель  |  Щука  |
 
Зимняя рыбалка Как и чем ловить рыбу зимой Способы ловли рыбы
Удочка с кивком и мормышкой
Мормышки для зимней рыбалки
Выбор мормышек
Техника безмотыльного ужения
Зимняя поплавочная удочка
Зимняя жерлица
Виды зимних блесен
Техника ужения блесной
Насадки для зимней рыбалки
Живцы для зимней рыбалки
Приспособления для зимней рыбалки
Зимняя рыбалка в Карелии
Заметки о рыбалке в Карелии
Семейство карповых - обзор
Как ловить сазана зимой
Ловим карася зимой
Зимняя ловля леща
Как ловить подуста зимой
Ловим зимой пескаря
Зимняя ловля уклейки
Как ловить синца зимой
Как ловить плотву зимой
Ловим ельца зимой
Ловля верховки зимой
Зимняя рыбалка на язя
Ловим жереха зимой
Зимняя ловля красноперки
Ловим зимой головля
Рыба и её поведение -
- Ловля плотвы -
- Донное ужение -
- Ловим леща и язя -
- Голавль на донную -
- ловим судака и форель -
- Ловля щуки весной
Ловим хариуса -
- Карпа на штекер -
- Летние стоянки рыб -
- Ловим окуня в пруду -
- Ловим на глубине -
- Ловим на блесну -
- Рыбалка в Финляндии. Видео.
 
О влиянии фаз луны на клев рыбы    Энциклопедия юного рыболова в картинках   Главный раздел -О РЫБАЛКЕ

 Щука ( Л.П. Сабанеев ) повадки, способы ловли.По своей хищности, повсеместному распространению и величине, которой уступает только далеко не столь многочисленному сому, щука, несомненно, составляет одну из наиболее замечательных и наиболее известных пресноводных пород рыб. Хищность, прожорливость и проворство ее вошли в пословицу; она не водится только в небольших стоячих водах и то с многочисленными исключениями; во многих местностях она достигает 32, даже 48 и более килограммов весом и 2-метровой длины.
Несомненно, что щуки могут жить не одну сотню лет. Под Москвой при чистке Царицынских прудов (в конце прошлого столетия) была поймана 2-метровая щука с золотым кольцом в жаберной крышке и с надписью “посадил царь Борис Федорович”. По всей вероятности, она весила около 64 кг. Бланшер говорит, что в 1610 году была поймана в Маасе огромная щука с медным кольцом, на котором был обозначен 1448 год.
Проголодавшаяся щука теряет всякую осторожность и как бешеная бросается на все живое, даже только блестящее. При ужении окуней на озерах нередко бывают случаи, что на малька возьмет окунь, которого хватает щука. В очень рыбных озерах щуки во время жора подходят к берегам массами, хотя ходят вразнобой.

В шлюзованных реках, напр. в Москве-реке, Мсте, и других, вообще многоводных, жор щуки, как и других хищников, зависит от количества воды, т.е. от количества выпавших дождей. Течение уносит под плотину много молоди и мелкой рыбы, и это изобилие пищи заставляет всех щук подниматься кверху, иногда за несколько десятков километров. Заметим кстати, что во время запора шлюзов щука почти никогда не сбрасывается вниз, подобно судаку, шересперу и голавлю, а остается в тиховодье, которое предпочитает быстрине. Под шлюзами и мельничными плотинами щуки тоже выбирают ямы с водоворотным течением и избегают струи.
Кормится щука по утрам и под вечер, в полдень же и ночью почти всегда отдыхает - спит, нередко на глубине нескольких сантиметров; желудок ее переваривает проглоченную пищу; затем твердые части - кости и чешуя, изрыгаются ею, подобно тому, как это делается жерехом и налимом. В некоторых случаях пойманная на крючок щука изрыгает даже все содержимое желудка.
За исключением человека и своих собратьев, щука почти не имеет врагов. Впрочем, на юге России сом, а в Сибири таймень не дают спуску зазевавшейся хищнице. Мелкая щука иногда становится добычей скопы, но крупная (даже 4-килограммовая) обыкновенно топит своего неожиданного всадника. В Западной Европе много щук истребляют выдры, но у нас последних сравнительно мало (кроме Польши, почему выдры и называются польским бобром). Зато щуки очень страдают от глистов, которыми заражаются от съеденных рыб и мышей. Изредка встречаются почему-то слепые щуки, а также ненасытные до бешенства обжоры, бросающиеся даже на людей. Известно несколько случаев, что такие бешеные щуки хватали людей за руки или за ноги.
Добывание щук производится весьма разнообразными способами - различными сетями, вершевидными снарядами, острогой, силками, стрельбой из ружья, глушением и, наконец, крючками, насаженными большей частью живой рыбой.
Как уже было сказано, щука кормится периодически.

Определить в точности эти периоды невозможно, так как правильность их нарушается состоянием погоды и высотой воды. Впрочем, есть некоторые основания считать, что щука, за исключением, быть может, двух зимних месяцев, в которые совсем не ест, как и летом в продолжительную жару, кормится ежемесячно в течение недели или десяти дней. По приметам рыболовов как русских, так и западноевропейских, щука всего жаднее берет на ущербе или даже в последнюю четверть луны на новолуние, особенно после дождей, когда вода начала очищаться и сбывать. Этой примете не противоречит поверье, что жор щуки бывает в те числа, в которые она метала икру, так как и нерест щук совершается чаще на ущербе и на новый месяц, у молодых недели на три раньше, чем у старых.

Из ветров наиболее благоприятствуют клеву щуки западные и южные, но в больших озерах направление ветра не имеет большого значения и надо здесь иметь в виду, что мелкая рыба, а за ней и щука держатся при волнении у подветренного берега. Примером может служить известное московским рыболовам Сенежское озеро (близ ст. Подсолнечной, Клинского уезда), в котором при северном и северо-восточном ветрах собирается к плотине (имеющей около километра длины), в затишье, масса мелочи чуть не со всего озера; за ней окунь, за окунем щука.
Что касается времени клева, то весной щука берет почти в течение целого дня, кроме времени около полудня или полуночи; летом - только по утрам, вечером и иногда (именно в начале лета) - среди ночи; осенью и особенно зимой щука ловится всего лучше среди дня и начинает кормиться довольно поздно.

Приманкой служит живая или если не живая, то движущаяся, хотя бы искусственная, рыба или ее подобие. На мертвую рыбу, в особенности перевернувшуюся вверх брюхом, щука берет только в редких случаях, когда очень голодна. Местами, б.ч. в прудах, щука недурно берет на лягушку, хотя и менее охотно, чем сом, налим и голавль. Лягушка насаживается на одиночный крючок за спину или за обе губы.

Немцы ухитряются ловить щук на живых мышей, искусно зацепляя их за спинку, но вряд ли у нас найдутся подражатели, хотя несомненно, что даже мышиная шкурка может служить отличной искусственной приманкой. Весьма возможно, что голодная щука будет брать на мелких убитых птиц, напр., воробьев, на куриные потроха; во Франции и Германии ловля на мясо и вареную печенку в довольно большом употреблении.
По Эренкрейцу, можно приучить щук к месту, бросая туда падаль, а также выливая старый деготь (?!). Надо полагать, однако, что щук всего скорее могут привлечь живые рыбки в стеклянной банке, опущенной на дно у места ловли. Летом щуки охотно хватают на линючего рака, а зимой на червей как больших (выползков), так и навозных, преимущественно мелких. Впрочем, бывают такие места, где щуки предпочитают во всякое время червей живцам, например в омуте Глебовской мельницы на Яузе, близ Москвы. Точно так же на Северной Двине ловят летом огромных щук с лодки, плавом, насаживая на крючок кучу червей с кулак величиной и постоянно то поднимая, то опуская насадку на дно.

Довольно трудно определить, какие породы рыб всего пригоднее в качестве живцов для ловли щук, так как в разных местах они берут на разных рыб. В общем можно сказать, что не особенно голодная щука почти не берет на незнакомых ей рыб. Речная щука всего лучше ловится на разную бель, особенно же на плотву, ельца и более прочного голавлика, также на пескаря, который хотя и очень живуч, но мелок, малозаметен и забивается под камни подобно гольцу, почему они всего пригоднее в чистой воде с ровным дном.

Псковские рыбаки весьма остроумно насаживают на двойной крючок двух пескарей за губы. В озерах живцами служат плотицы или окуни, причем последние местами даже считаются лучшими. Мне кажется, что это происходит от того, что щука берет на колючего окуня вернее, почти всегда с головы, а не как придется, крепче сжимает его зубами и, наколовшись крючком, все-таки не выплевывает добычи, приписывая укол рыбе.

По этой же причине озерные щуки не пренебрегают даже ершами, которые не употребляются для насадки больше потому, что мало приметны в воде и имеют привычку затаиваться. Есть даже наблюдение, показывающее, что годами не только щука, но и крупный окунь берут всего лучше на ерша (Вербицкий). Пескари и даже караси зачастую вовсе игнорируются озерными щуками. В прудах же, если они, впрочем, изобилуют карасями, щуки берут на них очень хорошо, хотя и хуже, чем на плотву и красноперку. Но линьки, безусловно, не годятся в качестве живцов, так как к ним все хищники питают какое-то отвращение, которое трудно объяснить обилием покрывающей летней слизи.

Хорошо берет (в заводях и старицах) щука и на большого вьюна, но часто срывает, так как его трудно насадить иначе как за губу. Как кажется, эта насадка всего употребительнее в болотистых местах Полесья и вообще северо-западного края. Более употребительны в качестве живцов личинки миног, реже самые миноги. В подмосковных губерниях, в бассейне Оки, Клязьмы и верхней Волги эта насадка, по-видимому, вовсе не известна рыболовам и ими не употребляется, вероятно потому, что миноги здесь редки.

В Неве “живчик” - молодая форма речной миноги, - напротив, предпочитается местными рыболовами не только для щук, но и для других рыб как весьма бойкая и живучая насадка. Добывается она здесь из ила и песка, в котором водится, и в этом же иле сохраняется. Насаживается здесь “живчик” или “слепой вьюнчик” за спинку возможно осторожнее; для большей крепости следовало бы хвост привязывать к поводку, как это делается дунайскими рыбаками. Точно так же в Вологодской и Архангельской губерниях, в Северной Двине и ее притоках, судя по способу и легкости добывания, ловят несомненно, на личинки миног, а не на взрослых миног (называемых здесь, как и на Каме, “семидырками”), как это полагает Поспелов. Щука будто берет здесь на семидырку охотнее, чем окунь.

В бассейне Дона, в Воронежской губернии, “пискава”, тот же “слепой вьюнчик”, составляет весьма обыкновенную насадку для ловли крупной рыбы - голавлей, мелких сомов, язей и даже лещей, но для щук малоупотребительна. В Смоленской же губернии, по словам Корде, на “веретенницу” щука даже вовсе не берет.

Самый простой способ насаживания живцов для немедленной подсечки заключается в том, что под спинной плавник продевается один из крючков тройного якорька, так что рожки двух остальных крючков прилегают к спине живца. Самые действенные якорьки, однако, те, у которых жало несколько отогнуто наружу. Этот способ особенно пригоден при ужении небольших окуней и при жадном клеве.

Для большей верности полезнее, однако, насаживать живца таким образом, чтобы якорек висел сбоку около брюха. Это достигается двумя путями: 1) повыше якорька, на расстоянии от 0,5 до 2 см, к поводку (баску) привязывается небольшой крючок, которым и задевают за спинку живца; 2) добавочный крючок заменяется простой петлей, для чего надо отстегнуть басок от лески, вложить петлю баска в ушко большой иголки (вроде той, какая употребляется для зашивки тюков), которой прокалывают спину живца поперек.

Протащив иглой басок с якорьком так, чтобы последний стал на месте, иглу опять пропускают или рядом, или в то же отверстие так, чтобы басок образовал петлю. Для этого необходим тонкий и очень мягкий басок. Последнее свойство легко может быть придано ему, если басок взять большим и указательным пальцами обеих рук и последовательно мять его от одного конца до другого, наподобие того, как отстирывается пятно от ткани.

Так как щука очень часто хватает живца с головы, то такие якорьки не исключают возможности промаха, т.е. при подсечке крючки ни за что не задевают, а живец остается б.ч. в пасти щуки. Еще с давних времен как у нас, так и за границей некоторые рыболовы насаживали живцов на два одиночных крючка, привязанных к одному поводку; нижний крючок пропускался через жабру в рот, а верхний - под спинной плавник.

Эта же снасточка употребляется и при ужении на течении, но в этом случае нижний крючок зацепляется около хвоста или позади спинного плавника, а верхний продевается в верхнюю губу. Так насаживают, например, пескарей и гольцов при ловле щук и шересперов с москворецких шлюзов ввиду того, что хищники эти на течении хватают живцов с хвоста и щуки часто перекусывают их пополам.
Весьма удачно употреблялись также мной снасточки, состоявшие из небольшого крючка № 5, к которому прикреплялась согнутая вдвое тонкая медная проволочка около 4 см длиной с одиночным или двойным крючком на концах. Верхний крючок зацеплялся под спинное перо, нижние же лежали с боков в виде стремян. Иногда, впрочем, я отгибал их - один к хвосту, другой к голове. С таких седловидных снасточек щука почти не срывалась.


Жерлица, или рогулька, - это деревянная вилка, б.ч. натуральная, т.е. срезанная с дерева, реже выпиленная из доски. Делаются рогульки из березы, липы, ивняка и т.п., причем нет надобности счищать с них кору, так как они тогда не так заметны для постороннего глаза. Многие, впрочем, очищают рогульки и красят в зеленую или коричневую (масляную) краску. Рогулька не должна быть очень велика (вся длина ее 13-18 см); рожки по возможности делаются почти одинаковой толщины; оба кончика рогульки расщепляются или, еще лучше, пропиливаются лобзиком примерно на глубину 2,5 см; в верхнем же конце ее полезно просверливать отверстие. К этому отверстию привязывается конец крепкой бечевкой 7-14 метров длиной, толщиной от шпильки до спички; промасленная, продубленная (в дубовой, ивовой коре или т.н. катеху) или просмоленная бечевка аккуратно наматывается на рогульку в виде цифры 8; затем свободный конец ее, к которому привязан поводок (медный или басковый, длиной 27-36 см) с крючком, слегка защемляется в одном из расщепов.

Рогульки привязываются иногда к ветвям кустов или деревьев, нависших над водой, но чаще к шестам или тычкам. Последние имеют в длину от 2 до 3.5 м и не должны быть толще 4 см в комле и тоньше 1,3 см в вершине. Шест заостренным толстым концом крепко втыкается в берег или прибрежную траву в наклонном положении так, чтобы рогулька висела не выше 72 см над водой, а живец ходил на 20 или 35 см от дна, в мелких местах нет большой надобности в грузиле, но на глубине оно необходимо и должно быть довольно тяжело.

Жерлицы ставятся почти всегда около травы, которую несколько расчищают, чтобы живец не мог в ней запутаться, реже в бочагах или омутах; в последнем случае полезнее, чтобы живец плавал в подводы: щука очень хорошо видит на дне, что делается на поверхности, почти над нею, а потому нет никакого расчета пускать живца близко ко дну. Рыба (чаще всего плотва) насаживается на крючок б.ч. за спинку, реже за губу (на течении) или через рот и задний проход. Обыкновенно ставят жерлицы с вечера, иногда десятками, но не ближе 10, даже 20 м одна от другой, а утром, часов около 9 или ранее, осматривают. Днем щуки попадаются редко, чаще всего утром после восхода, но иногда в мае и июне они охотно берут и ночью, особенно если будет разведен на берегу костер.

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.