ГлавнаяСлово о ВалаамеСкит Всех святых на Валааме

Перестройку скита осуществил А. М. Горностаев. Это была его первая валаамская работа, в которой уже проявился стиль зодчего.

Есть много общего между А. М. Горностаевым и его последователями, представителями «русского стиля» 1860—1870-х годов. В первую очередь это неофициальность и демократическая окраска направления. Но есть и различия. Архитекторы-шестидесятники, опираясь в своем творчестве на формы народного искусства, деревянную резьбу, национальную вышивку, отождествляли стиль с определенной совокупностью частных форм и декоративных деталей, переносимых с исторического прототипа, ц решали свои задачи сугубо эклектически. Чисто внешнее подражание историческим архитектурным формам вело к перегруженности плоскости фасада деталями, потере цельности композиции. Произведения же А. М. Горностаева, основанные на глубоком изучении народных образцов, не страдали перегруженностью формы, имели ясно выраженную романтическую окраску. Это проявилось уже в его первой валаамской работе — ските Всех святых.

Возводя новую ограду, келейные корпуса и храм, А. М. Горностаев не мог не учитывать композиционные принципы, положенные в основу планировки скита, который ему было предложено перестроить.

Новый скит, находясь достаточно далеко от монастыря, на одном из самых старых монастырских поселений, должен был выглядеть в глазах богомольцев «передовым постом» духовной твердыни.

Перед проектированием скита А. М. Горностаев приехал на Валаам. Он хотел проникнуться духом этого исторического места. Кроме чисто творческих задач, приходилось решать множество утилитарных проблем. Лес, глина, песок, камень — основные строительные материалы —

Валаам предоставлял в изобилии. Кирпич и известь изготовляли наемные крестьяне и монахи.

В 1844 году вместо обветшавших скитских зданий были построены восемь каменных корпусов келий и каменная ограда, украшенная по углам четырьмя башнями, а в июне 1846 года началось возведение скитского храма. В зимнее время работа прекращалась, ждали наступления весны. Ровно через четыре года, в июне 1850 года, новоустроенный храм был освидетельствован специальной комиссией.

А. М. Горностаев в лаконичных и сдержанных формах передал дух безмолвия, уединенный характер скита. Лишенные орнамента кирпичные стены мощны и суровы, но не подавляют человека своей массой.

Скит Всех святых на Валааме

Скит Всех святых на Валааме

Удивительно точно вписан скит Всех святых в природное окружение, повлиявшее на его образный строй. Созвучная природной среде архитектура скитских построек (их окружает высокий, глухой лес) настраивает посетителя на созерцательный лад, вызывает ощущение «ничем не нарушаемого покоя».

Первоначально все скитские здания — восемь корпусов, церковь с колокольней — и четырехсторонняя ограда с башнями по углам стояли небеленые. В 1886 году они были оштукатурены и побелены артелью ярославских крестьян.

Скитские корпуса (настоятельский, братские и хозяйственный) расположены симметрично по отношению к пересекающим осям скитского ансамбля. Братские корпуса — одноэтажные одинаковые постройки. Настоятельский корпус отличался от них небольшим деревянным мезонином. Два хозяйственных корпуса, в которых помещались трапезная, кухня, поварня, погреба и кладовые, значительно больших размеров. Трапезная на южной стороне скита и братский корпус на западной объединялись в хозяйственный комплекс конюшней с сеновалом.

Композиционным центром ансамбля является двухэтажный храм Всех святых. В нижнем его этаже была устроена церковь во имя Всех святых, а в верхнем — во имя Всех небесных сил бесплотных. Нижняя церковь была теплая, с иконами петербургского мастера В. М. Пешехонова и живописью на столбах и стенах (и то и другое не сохранилось). Верхняя церковь имела торжественный, приподнятый вид, ярко освещалась боковыми окнами и пролетным куполом. Все росписи в ней, к сожалению, также не сохранившиеся, были выполнены монастырскими живописцами.

Храм четырехстолпный, одноапсидный. На восьмигранном световом барабане поставлен ребристый купол. С западной стороны к храму присоединена восьмигранная колокольня с высокой шатровой крышей. Вход в храм решен в виде открытого крыльца на двух гранитных колоннах.

Неподалеку от церкви вырыт колодец, облицованный серым тесаным гранитом. На нем выбита уже знакомая нам по игуменскому кладбищу надпись: «Сей колодец глубиною семь аршин высечен в скале в 1857 году при настоятеле игумене Дамаскине». Раньше колодец имел крышу в виде часовенки с небольшой главкой и крестом.

Рядом со скитом монахи развели яблоневый сад и огород с двумя оросительными прудами и помпой, посадили разнообразные деревья.

Есть особенность в озеленении территории скита — контрастность в композиционном решении отдельных групп. Так, здесь есть и плотные группы деревьев из клена и дуба, и одиночные посадки на открытых газонах, сочетающиеся с аллеями. В аллеях деревья стоят с двух сторон (клены вдоль основного подхода от ворот к храму) и в один ряд (кедры, клены и пихты вдоль окружной дороги).

Интересна в композиционном отношении группа, расположенная рядом с искусственным прудом. Пихта и кедр на фоне пяти-шести кленов образуют эффектное сочетание хвойных и лиственных пород. Мозаичная и светло-зеленая летом крона клена подчеркивается темной хвоею, ярусным расположением ветвей и пирамидальной формой кроны пихты сибирской. Такая композиция придает пруду большую привлекательность, особенно в осеннюю пору.

Келейные корпуса внутри скита искусно закрыты зелеными насаждениями. Это либо однорядовая посадка пихты сибирской вдоль построек, либо плотные смешанные группы деревьев из пихты, клена остролистного, дуба черешчатого, либо фруктовые деревья около корпуса настоятеля.

Насаждения на каждой стороне окружной дороги разнообразны и нигде не повторяются. Клен остролистный, пихта сибирская, осина, ель обыкновенная, сосна обыкйо-венная, кедр сибирский, кусты сирени, крыжовника — вот что окружает скит с внешней стороны.

Высокая декоративность дендроучастка скита Всех святых достигается тем, что весь комплекс древесно-кустарниковой растительности представляет собой сад непрерывного цветения, сохраняющий свою привлекательность во все времена года. В начале лета наибольшую декоративность создают плодовые деревья яблони и вишни, ива козья, сирень. Вслед за ними в пору цветения вступают растения летней группы — дуб черешчатый, береза бородавчатая, акация желтая, крыжовник. Но наиболее богата палитра красок у растений осенней группы. Листья клена осенью становятся желтыми, бронзовыми, карминно-красными. Береза бородавчатая расцвечивается в желтые, охристо-золотистые и оранжевые тона.

В окраске листвы дуба черешчатого осенью доминирует желтый цвет. Пышные, плотные купы дубов гармонично вплетаются в осеннее разноцветье.

Группу особо декоративных растений представляют солитеры барбариса, высаженного почти против главного входа в церковь, на пересечении двух дорожек. Удивительно хороша их плакучая крона с тонкими побегами, напоминающими ниспадающие струи фонтана, и многочисленными цветками или плодами, с яркими листьями желтого, пурпурного и фиолетового тонов.

В зимнее время года четче выявляется форма кроны и характер ветвления деревьев и кустарников, окраска и фактура коры, особенно в аллеях и у солитеров, расположенных вблизи дорожек. Наибольшей декоративностью зимой отличаются пихта и кедр сибирские, очень привлекательны пихты на фоне белого снега, светлых корпусов келий и скитской церкви.

Ни в каком другом валаамском ансамбле не осуществлены столь продуманные искусственные посадки, не учтено в такой степени взаимодействие их с естественным природным окружением и архитектурой. Здесь был создан архитектурно-природный ансамбль, с заранее заданными свойствами, обладающий высочайшей художественной выразительностью.



Стоит посмотреть следующий материал:

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.