ГлавнаяМинералы КарелииПервое серебро России — историческая справка

Первое серебро России

Новые монеты.

В конце xvii в. Россия становится крупнейшей державой мира, протянувшейся от Днепра до Охотского моря. Растет и бюджет страны. Так, если при «восшествии на престол» Петр I располагал только 1,75 млн. руб., то в 1704 г. государственный бюджет составил уже 3, 24 млн. руб., а в 1725 г. — 9,8 млн. руб. Тем не менее к 1700 г. основной монетой России оставалась копейка. Масса ее к этому времени уменьшилась до 0,28 г. Выбор этот Петром I был не случаен, так как снова встал вопрос о выпуске крупной серебряной и мелкой медной монеты.

В течение 1700 — 1704 гг. были выпущены в обращение медная денга, полушка и полуполушка, затем серебряные полтины, полуполтины, гривна, десять денег (пять копеек) и алтын. Последними вышли серебряный рубль, весивший, как и талер, 28 г, и медная копейка (рис. 84). Серебряная мелкая копейка продолжала чеканиться наряду с медной до 1718 г, являясь для нее своего рода проводником. В период с 1700 г. и до конца царствования Елизаветы Петровны много раз изменялся внешний вид монет, и в монетную систему вошли почти все номиналы, существующие в настоящее время.

Для изготовления новых монет требовалось все в больших количествах сырье — серебро, медь и золото. В 1700 г. был создан Рудный приказ, переименованный в 1719 г. в Берг-коллегию. Разведка недр всячески поощрялась.

В горном узаконении Петра I от 2 ноября 1700 г. говорится: «Великий государь указал для пополнения золота и серебра в своем великого государя Московском государстве, на Москве и в городах сыскивать золотых, и серебряных, и медных, и иных руд». За всякую утайку такой находки царь грозил жестоким наказанием.

«Горная привилегия», опубликованная 10 декабря 1719 г., сообщает, что «соизволяется всем и каждому дается воля, какова б чина и достоинства ни был, во всех местах, как на собственных, так и на чужих землях — искать, копать, плавить, варить и чистить всякие металлы».

Однако результаты стали ощутимо сказываться лишь в 30 — 40-х годах XVIII в. А пока Петру I пришлось предпринять целый ряд мер для привлечения в казну металлов, главным образом серебра и золота. Так, в 1720 г, когда было отчеканено серебряной монеты 70-й пробы на сумму 660 тыс. руб., было израсходовано 13 тыс. кг серебра. Общий итог чеканок серебряной монеты при Петре I составил 38, 4 млн. руб. Израсходовано на них было 750 тыс. кг серебра, а добыто в России за этот же период, как это будет видно ниже, на Нерчин-ских месторождениях лишь 2000 кг серебра. Таким образом, чеканка по-прежнему велась из привозного — «пришлого» серебра.

Перечеканка ефимков. Талеры-ефимки, являвшиеся сырьем для изготовления серебряных монет и изделий, поступали в Россию в виде пошлины за ввозившиеся в Московское государство товары. Вместе с товарами они поступали главным образом из немецких земель (любские, т. е. из г Любека, гамбургские и др.), из Голландии, Швеции (свейские), Польши, Австрии (цесарские) и других стран.

По свидетельству Н. К. Карамзина, ефимки привозились в Россию также и в виде товара до 80 тыс. штук, в одной партии, причем и пошлина с них взималась, как за товар.
Значение ефимков для Московской Руси охарактеризовано в наказе таможенным головам «О сборе таможенных пошлин в городе Архангельске», изданном в мае 1699 г., в котором говорится, что «ефимки на Москве идут в денежный передел, и от того великого государя казне прибыль, а купецким людям в торгах пополнение».
Как видно из этого документа, правительство Петра I прежде всего было озабочено обеспечением «де-нежного передела», так как ефимки составляли главную массу сырья, из которого чеканились серебряные мелкие копейки конца XVII в. и серебряные монеты новой монетной системы.
Как правило, монеты Петра I чеканились на кружках, вырубленных из серебряных листов Но нередко при чеканке рублевых монет вместо кружков использовались равные рублю по весу и размеру талеры.
На самых первых рублевых монетах Петр I изображен в легких латах, из-под которых виден небольшой стоячий воротник одежды. И в дальнейшем его портрет на монетах хотя и менялся неоднократно, но нигде Петр I не изображался в отложном воротнике. В связи с этим чуть было не произвел «переворота» в иконографии Петра рублевик, где на Петре I под латами одежда с отложным воротником. Но если повнимательней приглядеться к этому рублевику, то можно заметить еще одну инте-ресную деталь: на груди русского двуглавого орла имеется маленький одноглавый «орлик», а справа и слева от него следы горизонтальной и наклонных прямых линий. Легко сделать вывод, что эти детали являются остатками каких-то прежних изображений и, следовательно, этот экземпляр рубля был изготовлен путем перечеканки из равновеликого ему по массе талера.
Но что это был за талер? Зная геральдику XVII в., нетрудно установить, что в центре сложного гербового щита, встречающегося на талерах графства Тироль, есть маленький одноглавый орел и вокруг него гербы других австрийских владений. А в коллекции, насчитывающей хотя бы десяток тирольских талеров XVII в., обязательно найдется подобный талеру 1620 г., когда Тиролем управлял австрийский эрцгерцог Леопольд, являвшийся одновременно епископом Пассауским и показанный на талере в соответствующей этому духовному сану одежде.
При перечеканке талера в рублевик  в связи с дефектом штемпеля отложной воротник епископа сохранился и удивительно точно попал на шею Петра I.

Серебро Забайкалья

Первым нумизматическим памятником, о котором доподлинно известно, что он изготовлен из отечественного серебра, была серебряная медаль в честь Ништадтского-мира от 1721 г.  На ней выбито, что сделана она «из серебра домашнего».

Государственная добыча отечественных руд серебр»а в России началась на Нерчинских рудниках Большой и Малый Култук; выплавлялось серебро на Нерчинском заводе в Забайкалье. Относительно истории открытия месторождений и организации добычи серебра приводятся разноречивые данные. Так, П. фон Винклер считает, что Нерчинские рудники были открыты около 1691 г., Н. Н. Свитальский сообщает, что рудники Большой и Малый Култук были открыты в 1704 г. и в том же году начал работать завод, Ф. Д. Бублейников сообщает, что месторождение на горе Култук открыл в 1701 г. Левандиан «в глубоких ущельях этого края». В «Очерках истории СССР» указывается, что добыча серебра в Нерчинске началась в 1705 г.

История открытия нерчинских серебряных руд и организация сереброплавильного завода изложена А. А. Кузиным. По его данным, нерчинская серебряная руда была открыта 29 июля 1678 г., в 1689 г. было решено построить на р. Аргунь серебряный рудоплавильный завод, основание которого относится к 1700 г., а пуск был осуществлен в 1707 г.

В. И. Ленин о Забайкалье. Подробная история открытия нерчинских серебряных руд и строительства завода показана в рукописи В. И. Геннина «Абрисы», которую следует считать достоверной, так как Геннин был современником событий, и рассказ ведет на основании «реляции»

П. Дамеса, управляющего Нерчинским заводом Геннин пишет, что Дамес «в 1714-м году прибыл в Нерчинск, взял настоящие о тех рудах ис канцелярии ведомости, в которых показано, что тунгусской нации два брата имянем один Аранжа, другой Мани — первые медных и серебряных руд искатели были. И потому от него, Дамеса, они призваны и спрашиваны и доносили ему то же, что аргунские серебряные руды сыскали и объявили они. И паки от него спрашиваны, через который случай они искали те аргунские руды». Братья ответили, что еще в молодости бывали они в тех местах на звериных ловлях. «Тогда оный дистрикт был не под мунгальским, не под российским владением, по вольной. В то время сперва наруже земли куски руд они ви-дяли и думали, что те куски не простые вещи, и того ради некоторые куски взяли они с собой». Об этом узнал тайша (князь), вызвал их к себе и отобрал образцы. Затем «в 1672 году послал он, тайша, из означенных двух рудоискателей одного брата и с ним несколько мунгалов с семью верблюдами с таким повелением, дабы они, сколько возможно, помянутых руд на тех верблюдах привезли. И по тому они и учинили. А куда им от тайши далее ехать велено, о том неизвестно».

«… В 1691 или 1692 гг. прибыл в Нерчинск бывший адмирал Федор Алексеевич Головин… В то же время в Нерчинску был воевода Иван Остафьевич сын Власов. Ему вышепомянутые два брата рудоискатели тех руд объявили, который взяв ему, адмиралу Головину, об оных рудах не доносил, а объявил их бывшему тогда в ево, Головина, штате иноземцу имянем Лаврентью Нейгарту. Он, Дамес, мнит, что был тот иноземец, который Казанские медные заводы ведал.

И просил ево оной воевода нерчинский, чтоб он, как возможно, те руды опробовал, что он по той пробе и учинил, не объявя ему, Головину Но потом он, адмирал Головин, о сем уведал и приказал ево за ту утайку жестко штрафовать, хотя он, Нейгарт, в то время и пра-порщиком был. И с того времени в России первое на-чатие в серебряном плавлении стало быть».

По прибытии в Москву Головина, оттуда были направлены четыре плавильщика, но они оказались неквалифицированными. «… И так оные руды хотя они уже знаемы и в славе были, остались без всякого произведения до 1702-го года. Когда гречанин Александр Леван-диан, оной несколько искусства имел по греческому обык-новению в горных и плавильных делах, и когда он об оных рудах уведомился, то взял он некоторое число пуд и учинил пробу своим коштом и тое пробу послал к своим теварищам для объявления в Сибирском приказе, на что и указ из онаго приказу получен в 1704-м году, по которому велено в Нерчинском присудствии в Аргунском остроге, на речке Серебрянке, по объявлению нерчинских ясашных иноземцев, вышепоказанных Аранжи да Мани с товарыщи, серебряных и других руд, какие сыщутся, плавить рудоплавильным мастерам гречанину Александру Левандиану с товарыщи наемными людьми. И с того году российскими работа тамо началась: добыча руд в старинных шахтах и начатие завода и плавка серебра…».

«Когда по посланной пробе от вышепомянутого грека Левандиана в Сибирской приказ указ из онаго прислан о строении тамо завода и о плавке серебра, то оной Нерчинский завод зачат строить в 1704-м году на речке Серебрянке и строен вольными наемными работниками и приписаными к тем заводам крестьянами». Нерчинскозаводские месторождения серебро-свинцовых руд располагаются по линиям северо-восточного простирания, приурочиваясь к разломам. Насчитано около 540 месторождений, но практически разрабатывалось только 120,и лишь несколько десятков могут считаться более или менее крупными.

По форме месторождения делятся на три группы: пластовые жилы и залежи в доломитах и известняках или на их контактах со сланцами и песчаниками; трещинные секущие жилы чаще в силикатных, реже в кар-бонатных породах; трубчатые и гнездовые рудные тела доломитах или известняках. Большинство месторождений представлено вкрапленными рудами, сплошные руды наблюдаются очень редко. Первичными рудными минералами являются пирит, галенит, сфалерит, арсенопирит, нередко булан-жерит и пирротин; в отдельных случаях халькопирит, марказит, касситерит и другие минералы. Нерудные минералы представлены кальцитом, доломитом, кварцем, серицитом, турмалином. Серебро фиксируется во многих минералах, но главным образом в галените. Зона окисления простирается здесь до глубины от 10 до 100 м, иногда даже до 200 м.

Месторождения серебро-свинцовых и цинковых руд в Забайкалье рассеяны от Шилкинского завода на р. Шилке и Култуминского на р. Газимур на севере до Кличкинского на р. Урулюнгуе на юге, но особенно их много на площади к западу от Нерчинского завода.

В Забайкалье за первые 200 лет эксплуатации было получено 1523 840 т руды, из которых извлечено 470 тыс. кг серебра и 43 тыс. т свинца. Как указывал В. И. Геннин, «оного серебра в год выплавлялось не по равному числу, а именно от полу, от одинакого и до 6-ти пуд., а с 731-го году за пресечением руд плавяш серебра ничего не было».

«Пресечение» руд на рудниках Большой и Малый Култук произошло, видимо, в связи с отработкой выявленных еще древними — чудскими рудокопами месторождений и отставанием поисковых работ. Геннин (в противоположность Ф. Д. Бублейникову) подчеркнул, что «… Нерчинский дистрикт состоит в горах… стоит часто гора за горою округлистые и показуются, как холмы, и иные будто великие сенные стоги. По тамошнему называются те горы сопками… А камня мало видно, токмо где реки текут, тут камень виден».

Сейчас геологам известны трудности поисков рудных месторождений в таких «закрытых» районах. Рудоискателям же первой половины XVIII в. было еще труднее. Тем не менее положение с сырьевой рудной базой для Нерчинского сереброплавильного завода после открытия Старо — Зерентуйского (в 1739 г.), Благодатско-го (в 1745 г.), Верхнего, Среднего и Нижнего Ново — Зерентуйских (в 1747 г.) и некоторых других рудников несколько улучшилось. К 1750 г. ежегодная добыча серебряной руды стала столь значительной и площадь, на которой разбросаны месторождения, оказалась настолько обширной, что явилась необходимость в постройке новых заводов. Так, начиная с 1760 г., стали строиться Кутомарский, Шилкинский, а затем Газимурский и другие заводы. Рудоискатели Нерчинского завода к 1763 г. открыли большое количество новых месторождений.
 

Смотрите так же - Полезные ископаемые Карелии  Полезные ископаемые Карелии для школьников

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.