ГлавнаяШкольникамРусские народные промыслы — продолжение

Художественные изделия из бересты   Хотьковская резьба по дереву   Городецкая роспись   Русская матрешка   Хохломская роспись   Палехская лаковая живопись   Торжокский золотошвейный промысел   Холмогорская резьба по кости.

Лаковая живопись Мстёры   Скопинская керамика   Филимоновская игрушка   Дымковская игрушка   Жостовские подносы   Ростовская финифть   Великоустюжское  чернение по серебру.  Платки из Павловского Посада   Вологодское кружево

Лаковая живопись Мстёры

Лаковая живопись МстёрыЕсли бы лаковая живопись Мстёры могла звучать, мы, наверное, услышали бы переливы старинных гуслей или народную песню:
Добрый молодец по улице похаживает,
В звонкие он гуселички поигрывает,
Ко душе красной девице в терем голос
подает: «Ты когда, красна девица,
побываешь у меня?»
С незапамятных времен жили в Мстёре и окрестных селениях искусные иконописцы. Вы, наверное, часто видели старинные иконы в музеях. Когда-то они сияли яркими, чистыми красками, А теперь некоторые  из них потемнели от времени. Одна из причин заключается в том, что в старину иконописцы покрывали икону для защиты от влаги и повреждений олифой, веществом на основе растительного масла. Со временем олифа темнеет. Живопись иконы становится тусклой, словно закрытой темной завесой. Реставраторы пытаются
вернуть краскам былую чистоту. Иконы мстёрских мастеров, нарядные, тонкого письма, считались одними из лучших в России и очень высоко ценились. Работы мастеров этой школы славились особым изяществом, нарядностью и колоритом. В начале XX столетия, когда в нашей стране повсеместно закрывались монастыри и церкви, иконописное дело почти прекратилось. И тогда бывшие иконописцы из Мстёры стали расписывать всевозможные деревянные изделия, дешевые коврики из клеенки и холстины. Но искусство древнерусской живописи не пропало бесследно. Оно возродилось, как и в Палехе, в росписи лаковых коробочек, шкатулочек из папье-маше. Но в отличие от палешан, художники Мстёры почти не используют черный фон. Изображение миниатюры развертывается на фоне нежных,
красочных пейзажей. Мстёрская живопись, как говорят в народе, «просветленная ». ...Глубокое синее небо, клубятся облака, сияет солнце, текут полноводные реки, зеленеют деревья, высятся горы. И герои миниатюр — люди, животные, птицы — часть этого живописного пейзажа. Он немного условный, как в иконописи, и это рождает ощущение сказочности, необычности... Художники тонкими
кисточками вырисовывают мельчайшие детали картины, будь это цветок, листья, узоры на одежде или золотой орнамент.  Красочные живописные миниатюры украшают все стороны шкатулки или ларца. В работах художников из Мстёры сказка уживается с реальностью и нет преград фантазии художника. Сказочная, чудесная Мстёра! Мы словно слышим, как журчит река, звенят гусли и доносится к нам
сквозь века песня:
Я тогда, добрый молодец,
побываю у тебя,
Когда вырастет трава средь
широкого двора,
И разольется вода, с крутым
бережком ровна...
И это чудо чудное дарят нам мастера и художники Мстёры.

Скопинская керамика

Скопинская керамика
Среди пологих холмов, широких полей и зеленых перелесков, на древней рязанской земле стоит город Скопин. Возник он как
сторожевая крепость, защищающая южные рубежи России. Росли здесь когда-то дремучие леса, а в реках и озерах в изобилии
плескалась рыба. Охотилась на нее быстрокрылая птица скопа. Острыми, сильными когтями она ловко выхватывала из воды сверкающую серебристой чешуей плотвичку, полосатого окуня или длинную стерлядку. По преданию, в честь этой птицы и назвали люди свой городок-крепость Скопин. Шли века, исчезли непроходимые леса, все реже можно встретить скопу, несущую в когтях свою добычу. Но навечно осталась эта птица на городском гербе Скопина. Издавна местные жители лепили из глины незатейливую, простую посуду - горшки, крынки, кувшины, миски. А еще свистульки в виде забавных зверюшек, птичек, всадников на конях. Привезет гончар свой
товар на ярмарку, разложит. А чтобы привлечь покупателей, начнет дуть в свистульку: - Скорей подходи, по сторонам не гляди!
Выбирай товар, полезай в карман... Денег нет — так любуйся! Наверное, потому и прозвали скопинских гончаров «свистушниками». Известное дело: на чужой роток не накинешь платок... Но со временем стали скопинские мастера делать посуду красивую, с лепными
украшениями, покрытую блестящей цветной глазурью. Бывало, вылепит гончар зверя невиданного или самовар, а то и просто шар — попробуй, сделай такой же! - и поставит свое изделие на высоком столбе перед домом. И всем ясно: здесь живет искусный мастер.
Теперь скопинская керамика — кувшины, квасники-кумганы, подсвечники, кружки и многое другое — словно скульптурное произведение
в несколько ярусов. Носик у кумгана — голова птицы скопы с раскрытым клювом. Можно увидеть и крылья, и лапы с когтями. Но это еще не все! Украшают мастера свои вещи красиво вылепленными сказочными животными, забавными лягушатами, рыбами, львами. Есть и причудливый орнамент из цветов, листьев и ветвей. Празднично поблескивает матовая глазурь. И уже не назовешь скопинскую посуду простой, обычной, есть в ней что-то сказочное. Словно вылепил ее добрый волшебник. Но не всемогущий чародей сделал это чудо, а умелые руки мастера. Рождается это произведение гончарного искусства постепенно, по частям. Лепит гончар из длинных кусочков глины, как говорят скопинские мастера, из «жгутов- налепков». Считается, что это древнейший способ гончарного  поизводства.
Движения мастера точны и аккуратны. Осядет глина, сомнется — лепи сначала. А после обжига в печи кувшин или квасник станут
прочными, звонкими. Рассказывают, что однажды на свадебном столе стоял, сверкая позолотой, самовар. И угольки в нем горели, и кипяток плескался. Все гости с удовольствием пили чай. А потом хозяин дома, гончар, бросил самовар на пол, и тот... разлетелся на кусочки. Оказалось, он был вылеплен скопин-ским умельцем из глины. «Это на счастье! » — весело сказал тогда гончар. И'верно, нарядная и сказочная скопинская керамика — это щедрый дар нам всем «на счастье».

Филимоновская игрушка

Филимоновская игрушка Крутится, поскрипывает гончарный круг, и в умелых руках мастера бесформенный кусок глины вытягивается, растет и превращается
в кувшин, миску, горшок или чашку. Для любой хозяйки это нужные вещи. Недаром говорят: гора с горой не сойдется, а горшок с горшком столкнется. Не останется гончар без работы... Вылепил гончар посуду, а глина еще осталась. Вот из нее и получаются игрушки.
Тут и барыни в юбках колоколом, и всадники на чудо конях. А шеи у коней длинные, круто выгнутые. Есть и жених с невестой, и крестьянин с курочкой, и солдатушки бравы ребятушки, и медведь на задних лапах, и веселая дворовая собачка Жучка с косточкой в зубах, и крестьянская кормилица коровка...
Игрушек много, и все они разные! Потом гончар посуду и игрушки поставит в жарко натопленную печку, и они станут крепкими. Посуда блестит глазурью, а игрушки... нет. Так уж исстари повелось в деревне Филимоново, традиция такая. Но зато игрушки раскрасят яркими красками. Чаще всего в красную, зеленую, желтую полосочку. Полосатые филимоновские игрушки сразу отличишь от игрушек из других мест.
Конечно, барынек надо «одеть» по наряднее. На их юбках появятся яркиекруги с крестиками, разноцветные узоры- «розетки», зигзаги и ромбы, треугольники и точечки. Такой орнамент пришел к нам из далекого прошлого. Ну а кофту барыни можно аккуратно и ровно закрасить одним цветом — алым. На голове у всех игрушечных человечков — высокие шапки. А вот на лицах точками лишь глаза да рот обозначены. Едва тронул их мастер кончиком тонкой кисти — это тоже древняя традиция. Нагрузил гончар своим товаром целый воз и на ярмарку в город Одоев поехал. Вот почему филимоновские игрушки еще и Одоевскими называли. А на ярмарке — гул, толкотня, смех. Ходит народ по рядам, а товара всякого так много — глаза разбегаются. А что это за свист на разные лады отовсюду слышится? Это соловьями-разбойниками заливаются ребятишки. В руках у них знакомые нам полосатые филимоновские игрушки!
Ведь большинство игрушек — свистульки. Игрушки недорогие, копеечные. Покупали их как гостинец с ярмарки. Завернет крестьянин игрушки в платок, привезет домой — вот ребятня радуется! Только старенькая бабушка махнет рукой: а ну, свистуны, идите на улицу,
за ворота, нет от вас покоя... Но и сам крестьянин, покупая филимоновскую игрушку, не удержится, обязательно в нее дунет — проверит, как свистит глиняная лошадка. Дунет и засмеется... А кто-то из толпы, улыбаясь, скажет: «Эх, Иванушка-простота! Купил лошадь без хвоста! » Незатейливы филимоновские игрушки. Но игрушка радует — значит, делали ее добрые руки.

Дымковская игрушка

Дымковская игрушка Кода-то очень давно на поросшем лесом берегу реки Вятки построили наши предки город, окружили его крепостными стенами,
глубокими рвами. А на другом берегу со временем появилось поселение - слобода. По утрам хозяйки дружно топили печи,
и кудрявые дымки весело поднимались к небу. Наверное, потому и назвали слободу Дымковской. Но не только караваи хлеба да горшки с кашей поспевали в жарких печах. Издавна в Дымковской слободе жили гончары. Лепили из местной красной глины посуду, а еще дудочки-свистульки. Слепят и в печь поставят, чтобы стали они крепкими и долго всех радовали. Потому  и дымили очаги гончаров.
А свистульки в виде зверюшек и птичек делали не просто для забавы детворы. В старину вятичи весной встречали Ярилу — бога солнца и плодородия — веселым свистом глиняных дудочек. То-то шума и веселья было! Тот весенний праздник назывался в народе  Свистунья». Старинная легенда рассказывает, что однажды  город окружили враги. Много пришло их из чужой земли, сила несметная...
Казалось, нет от них спасения. Но вятичи — люди находчивые. Придумали горожане «военную» хитрость. Все жители, и стар, и млад, взяли глиняные свистульки и темной ночью незаметно подкрались к врагам. И такой свист подняли! Заметались испуганные враги, показалось им, что на выручку к горожанам пришло огромное войско, и в страхе бежали прочь. С тех пор вятичи отмечают свою победу веселой «Свистуньей». И в наши дни мастера делают свистульки в виде забавных зверюшек. Не забыт и старинный праздник. Но больше всего славы досталось знаменитым дымковским игрушкам — нарядным, ярким, дарящим людям ощущение праздника. Нельзя смотреть на них без улыбки... Ах какие красавицы в длинных, колоколом, юбках и нарядных фартуках с оборками! На щеках горит румянец, черные брови дугой. Платье разрисовано: в полосочку, или в клеточку, или волнистыми линиями. А еще красные, оранжевые, зеленые круги и узоры. Модницы друг перед дружкой хвастают шляпками, зонтиками. А кто-то несет коромысло с полными ведрами, кто-то ребеночка баюкает... Есть и веселые музыканты, и танцоры, и кавалеры- щеголи. А всадники не только на конях: кто-то
уселся верхом на хрюшку и скачет, вызывая смех окружающих. Лепят дымковские мастера и животных: важных индюков, задиристых петухов, уток с утятами, барашков с золотыми рогами. Вот только злого волка не увидишь. Художники расписывают дымковские
игрушки самыми яркими, самыми веселыми красками. Стоят игрушки на столе или на музейном стенде — словно шумная, пестрая ярмарка веселится, гуляет.
Знаменитый русский художник А. Васнецов,  написавший много картин, посвященных истории России, сравнивал дымковскую
игрушку с древней античной скульптурой: «Удивительное дело! На далеком Севере, в лесной стороне, в древнем Хлынове, в слободе Дымково каким-то далеким эхом отозвались терракоты Херсонеса и Древней Греции... Разница только в образах,  вложенных в глину...»

Жостовские подносы

Жостовские подносы Какие свежие, яркие и прекрасные букеты цветов! Розы - белые, чайные, алые -раскрыли свои нежные лепестки, пионы красуются пышными шапками, огненные маки и астры, словно большие лучистые звезды, красочные георгины и еще какие- то незнакомые, необычные, но не менее прекрасные цветы. А разве не очаровательны букеты из скромных полевых цветов: ромашек, незабудок, фиалок? Среди крупных, почти прозрачных, налитых соком виноградных гроздей порхают маленькие, яркие птицы. А еще можно увидеть корзинки спелых фруктов и ягод. И мы, кажется, ощущаем тонкий и нежный аромат, свежесть влажных от росы листьев... Нет, мы не в саду и не в цветочном магазине. Все эти чудесные букеты... нарисованы на знаменитых подносах из Жостова. Любили на Руси  почаевничать - с вареньем, баранками, сладостями. А поднос при чаепитии - вещь незаменимая. На него удобно поставить горячий самовар и вазочки с вареньем, пряниками-баранками и другим угощением.
Да что говорить, поднос — нужная вещь. Должен он быть красивым, взор радовать. Жостовские подносы нравятся всем! Сначала в подмосковной деревеньке Жостово делали из папье-маше лакированные табакерки, коробочки, чайницы, шкатулочки на манер знаменитых федоскинских, только попроще. Но известность жостовским мастерам принесли расписные металлические  подносы. И не только букеты цветов можно увидеть на них. Тут и пейзажи,
и сценки народных гуляний, катания на лодках, свадеб и чаепитий. Иногда живопись светится особым, мерцающим светом — это мастер использовал в картине перламутровые кусочки, накладывая их прямо на поднос. Пишут жостовские художники масляными красками, мягкими беличьими кисточками. Во время работы художник держит поднос на колене и, когда необходимо, поворачивает его.
А рука с кистью опирается на деревянную планочку, лежащую поперек подноса. Художник сначала  лишь намечает будущую роспись, рисует свободно, быстрыми и точными мазками. И даже повторяя рисунок, мастер импровизирует, добавляет что-то новое: красочный блик, цветовой оттенок. Так что каждый поднос — уникальная авторская работа. Уральский сказочник П.П. Бажов писал об уральских расписных подносах, но его слова можно смело отнести и к жостовским: «Нарисуют что-либо на железном подносе и покроют лаком. А лак такой, что через него все до капельки видно, и станет та картинка как влитая в железо... Ни жаром, ни морозом ее не берет. Сила мастерства...» Да, «сила мастерства» художников из подмосковного Жостова творит настоящие чудеса.
Поднос из обычной, нехитрой вещи превратился в настоящее произведение искусства.

Ростовская финифть

Ростовская финифть «Морем тинным» называли в старину широкое, но неглубокое озеро Неро. Стоит на его берегах древний город Ростов, известный
по летописям еще с 862 года. Был он столицей княжества, величали его Ростовом Великим. Город словно пришел к нам из чудесной сказки - так прекрасны его белокаменные храмы, золотые купола церквей, сторожевые башни и крепостные стены Архиерейского дома, известного как Ростовский Кремль. Со всей Руси приезжали люди послушать знаменитые ростовские звоны. Самый большой колокол носит имя «Сысой», а вес его - 2 тысячи пудов! Есть колокола и поменьше: колокол «Полиелейный» весит «всего» тысячу пудов, «Лебедь» - пятьсот. ка, но все так же ярки и свежи красочные рисунки на эмали. Время не властно над финифтью.
Рождение художественного промысла на Ростовской земле связывают с XVIII веком. Мастера украшали финифтью оклады икон, рисовали на медных пластинках и сами иконы. Были украшения из финифти на одеждах священников, на церковной утвари, на обложках-окладах тяжелых рукописных книг.
Финифть часто соседствует с золотом, самоцветными камнями, искусным шитьем, ажурными узорами скани. Скань, или филигрань, — это кружево из тоненьких гладких или витых проволочек. Иногда золотых и серебряных.
Позже ростовские мастера стали изображать на рисунках не только святых и сюжеты из Священного Писания. На изящных женских украшениях расцвели нежные цветочные гирлянды, букеты. На эмалевых миниатюрах можно увидеть копии полотен известных художников, портреты знаменитых людей, картины на исторические и фольклорные сюжеты. Финифть, словно драгоценность, украшает ларцы, шкатулки, ювелирные изделия, сувениры, декоративные панно. Красочные, мягко мерцающие картины и орнаменты рождают ощущение чуда, волшебной сказки. Но скоро лишь сказка сказывается... Несколько раз покроет мастер медную пластинку эмалью, прокалит ее в печи. Рисует художник специальными, огнеупорными красками. Удивительно, но до обжига все краски почти одинакового серого цвета! Но жар печи и талант мастера рождают чудо —живописную, с нежными переливами цвета, финифть. ...Отражается в спокойных тихих водах озера Неро город-сказка Ростов Великий. И живут в нем не сказочные, а настоящие мастера.

Великоустюжское  чернение по серебру.

Великоустюжское  чернение по серебру В тех краях, где сливаются реки Сухона и Юг, а далее несет свои воды в студеное Белое море Северная Двина, издавна стоит
славный город Великий Устюг. Его название происходит от слова «устье» - устье реки Юг. Важные торговые пути на Север,
к морскому порту Архангельску, в далекую Сибирь проходили через город, потому и величали Устюг Великим. Каких только товаров не увидишь в торговых рядах города! Заморские ткани и сибирские меха, вина и мед, лен и рыба, лес и пенька, кожи и металл, хлеб из Повол-Воистину славен Великий Устюг! И славны его мастера. Большой спрос был на великоустюжское черневое серебро.
Десятки лавок в серебряном ряду торговали изделиями с чернью. Знали велико- устюжскую чернь не только в России, но и в чужедальних странах. Искусство украшения серебряных и золотых изделий узорами и рисунками чернью было известно с глубокой древности, еще со времен Киевской Руси. В середине XVIII века мастера из Великого Устюга ездили для обучения и совершенствования
в своем деле в Москву. Одна из самых ранних известных работ — посох епископа Варлаама. Надпись чернью сообщает: посох этот два с лишним века назад сделал и украсил устюжанин Михаил Климшин. Устюжская чернь считалась в России самой красивой и прочной — хоть молотком бей, ни крошки не выпадет. Купцы Афанасий и Степан Поповы открыли в 1761 году в Великом Устюге настоящую
фабрику «черневой на серебре работы ». Делали на фабрике табакерки, флаконы для духов, различные коробочки, серебряные
стаканчики и подносы, украшенные чернью и позолотой. Рисунки изображали сценки охоты, лихие тройки, корабли под парусами, виды городов, портреты знаменитых героев. Часто рисунки сопровождались надписями и даже географическими картами. Великоустюжская чернь славилась глубоким черным цветом с легким синеватым оттенком. С годами рисунок не изменялся — не боялся ни жары, ни
холода.
В старину мастера хранили секрет приготовления черни. Чтобы ее приготовить, порой требовался не один месяц! Чернь — это особый состав из серебра, свинца, меди, серы. Сначала художник резцом или иглой наносит рисунок на поверхность изделия. Потом покрывает его чернью. Те места, где чернить не надо, обмазывает глиной. И вот изделие отправляется в печь. Чернь расплавляется, заполняет
все углубления рисунка, крепко-накрепко «держится» за серебряную поверхность изделия. После очистки и полировки мы видим
чудесные картины на шкатулках и ларцах, столовых приборах и ювелирных украшениях. Черные ажурные узоры, четкие рисунки на фоне светлого, мерцающего серебра или золота — словно волшебные узоры Деда Мороза на замерзшем стекле.

Платки из Павловского Посада

Платки из Павловского Посада Узорные платки и шали носили и в городах, и в деревнях. Красовались в них и молоденькие девушки, и почтенные матери семейств. Издавна, по народной традиции, платок был самым желанным подарком. Платок не просто головной убор, а символ любви и красоты...
Вполне возможно, что «плат узорный», который воспел поэт, был изготовлен мастерами из старинного города на реке Клязьме.
Имя города - Павловский Посад. Когда-то жители села Павлово уходили на заработки в большие города, нанимались на шелкоткацкие мануфактуры и в красильные мастерские. А потом возвращались в родные края. Те, кому повезло разбогатеть, открывали ткацкие, красильные фабрики. Появились и свои умелые мастера, и искусные художники-резчики для набивного дела. В Павлове шумели богатые ярмарки.
Приезжали сюда за товаром из самых дальних уголков. Торговали тканями, хлебом, гжельской сине-белой посудой. И, конечно же, знаменитыми набивными павловскими платками. Расходились они по всей России. Да разве можно не купить такую красоту! Платки яркие, нарядные — глаз не отвести! Красные розы, букетики полевых цветов, зеленые листья и травы сплетаются в узоры — и все это на разноцветном фоне: черном, белом, красном, золотистом, васильковом, коричневом... Есть платки с кистями и бахромой, большие и поменьше. Всем павловские платки и шали к лицу! А почему их называют набивными? Искусство набойки, давно известное на Руси, стало особо популярным способом украшения ткани в XIX веке. Рисунок наносится на ткань при помощи специальных деревянных печатных досок с вырезанным рельефным узором. Такие печатные доски называются «манеры », или «цве'тки». Иногда узор не вырезали, а в доску вбивали металлические пластинки, проволочки, гвоздики. И на каждый цвет будущего рисунка на платке должна быть своя печатная доска. Для сложного красочного рисунка может потребоваться не один десяток «цветок»! Приложит мастер доску на ткань в нужном месте, да еще постучит, побьет, чтобы краска на ткани с печатной доски лучше отпечаталась.
Вот так и возникло название «набойка » , «набивная ткань». Сложное, трудоемкое, но интересное это дело — ручная набойка. Делают ее лишь настоящие мастера. Сегодня «разрисовывать» платки помогают специальные печатные машины. Но в Павловском Посаде всегда бережно хранили традиции народного промысла. Накинет на плечи праздничный платок женщина, взглянет в зеркало и улыбнется... Красавица!

Вологодское кружево

Вологодское кружево Вы когда-нибудь любовались морозными узорами на стекле? Или зимним лесом, где пушистые от снега ветви переплетаются в чудесное кружево, сквозь которое пробиваются солнечные лучи. Жаль только, что эта красота недолговечна. Пригреет теплое солнышко, подует ветер - и нет ее... А вот эти ажурные узоры, эта сказочная красота не исчезнет, не растает. Потому что создали ее не морозы и снежные вьюги, а руки искусных мастериц. Это знаменитые вологодские кружева. Трудно сказать точно, когда на Руси стали плести кружева. Возникло кружевоплетение, очевидно, позже, чем вышивка. Но известно, что еще в XVII веке плели кружевные узоры из золотых и серебряных нитей. Дорогими кружевами украшали одежду бояр и царей. Кружева можно было увидеть на царском троне, на седлах, на церковном убранстве. С раннего утра и до вечерней зари трудились девушки-кружевницы в дворцовых мастерских, в помещичьих усадьбах.
...Шипит в корытце с водой уголек, упавший с лучины, в руках мастериц мелькают коклюшки, и звучит песня — работе помощница:
Лучина, лучинушка березовая!  Что же ты, лучинушка, не ясно горишь? Кружева плели во многих уголках России: в Ельце и Рязани, Вятке и Мценске...
Местные мастерицы создавали свой, особый вид кружевных узоров. Славилась кружевами и старинная Вологда. В этой северной стороне выращивали «русский шелк» — лен. А льняные нити — превосходный материал для плетения кружев. Ажурные вологодские кружева — это и заснеженный лес, и морозные узоры на стекле, и пушистые снежинки... Мастерицы сами придумывают свои узоры. В них можно разглядеть те же рисунки, что и на старинных вышивках, — сказочные птицы- павы, и Древо жизни, солнце и звезды, цветы и гирлянды, фигурки людей и чудесные травы... Вологодские кружевницы используют более 400 различных рисунков!
В наши дни, как и встарь, кружева плетут из нитей, намотанных на коклюшки —круглые деревянные палочки. В специальную  подушечку-валик воткнуты булавки. В умелых руках кружевницы тихо постукивают коклюшки, мастерица быстро и ловко перебрасывает их из одной руки в другую. Нити обвиваются вокруг булавок и сплетаются в прекрасном узоре кружева. Кажется, невозможно разобраться в хитросплетении нитей, ведь число коклюшек может достигать 300 пар и более, но кружевница знает свое дело.
Словно какая-то загадка заключена в замысловатых узорах, и, зачарованные красотой, мы пытаемся разгадать эту загадку. Вологодские кружева и ныне в почете и уважении. Ими украшают одежду, белье, салфетки. Самые известные модельеры охотно работают с кружевом.
Художник В. Тропинин еще в XIX веке нарисовал портрет юной кружевницы. С легкой улыбкой смотрит она на нас из далекого прошлого, а ее руки все плетут и плетут кружева...

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.