ГлавнаяАрхивФольклор Олонецкой губернииПоверья и предания олончан

Поверья и предания Олончан // Олонецкие губернские ведомости. 1843. № 24. С. 82 – 83.

ПОВѢРЬЯ И ПРЕДАНIЯ ОЛОНЧАНЪ.
____

Поверья и предания олончанМежду простым народом Олонецкой Губернии существует множество странных обрядов и поверий. Это не может показаться удивительным, если вспомним, что север всегда был полон баснословными преданиями, чему не мало способствуют и самый климат севера и непроходимые леса. Жизнь здешнего крестьянина дика и уединенна: в глуши лесов, между гор, скал и болот, проводит он раздольную жизнь свою, находясь всегда с недостатками полудикой жизни. Углубляясь в дремучие леса с переброшенною за спину охотничьей винтовкою, бродит он целый день и возвращается поздно ночью. В этих походах воображение находит пищу для себя на каждом шагу: перелетит ли с ветки на ветку птичка, перескочит ли лягушка под мокрыми древесными листьями, встрепенется ли полусонный орел, или вдали прожурчит горная речка, крестьянин крестится, творит молитву и рассказывает, возвратясь домой чудеса.
Но, вероятно, многие народные предания имеют какое-нибудь основание. Любопытно бы записать эти рассказы и поверья наших простолюдинов, приметно уже исчезающие из народной памяти. Для образца, мы заимствуем из «Описания Олонецкой Губернии» В. А. Дашкова сведения о нескольких поверьях и преданиях, собранных в Олонецком крае.
На Онежском Озере, в 5-ти верстах от села Деревянного, есть остров называемый Девичьим. Предание говоритъ, что название это он получил во время Литовских набегов. Толпа неприятелей, ограбив соседние деревни, схватила одну девушку, связала ее в лодке и отправилась праздновать на этот остров. В то время, как литовцы предавались пиршеству, пленница их качала лодку, заставила ее отплыть от берега. Литовцы не обращали внимания, полагая, что девушке спастись невозможно; между-тем лодку принесло к берегу и пленница спаслась. Неизвестно, что сделалось потом с шумною толпою; говорят только, что на острове находятся клады, зарытые некогда Литовцами.
В Петрозаводском уезде, за сто верст от города, есть деревня Кузаранда, где сохранилось поверье, будто-бы ежегодно в Ивановскую ночь на острове, называемый там Иванцовым, прилетают ведьмы из Киева, в виде сорок, для собирания различных трав (снадобья), которые уносят с собою в Киев. Травы сии, как верят там, отличны от обыкновенных видом, и величиною. Рассказывают, что какой-то старик поймал одну из таких сорок за хвост; но она вырвалась, а в руках у него осталась сорочка. Тут же верят, будто рябчик от того не высоко и не быстро летает, что он наказан Богом за хищничество.
В Повенецком уезде есть деревня Одинец, которая получила свое название, как говорят, по следующему происшествию.

Деревня эта была когда-то обширна и богата, и крестьяне – зажиточны; между ними один только, у которого изба стояла на конце деревни, был дурного поведения и последнюю копейку пропивал. Наконец он обеднел так, что ходил с кошелем и просил милостыню. Однажды в отчаянии сидел он под елью в лесу, и думал о своей горькой судьбе. Вдруг он слышит позади себя шорох; оглядывается и видит мохнатого старика, с козлиными ногами, с дубинкою в руках и с предлинным хвостом, вокруг него обвитым.

Расспрашивая о жалкой участи крестьянина, старик этот высыпал целую груду золота и предлагал ему с тем, чтобы он предался ему; мужик согласился и подписал уговор своею кровью. С того времени крестьянин зажил славно, так что вся деревня ему удивлялась. Прошло несколько лет, и вот при богатстве своем почувствовал он тяжкий грех, который, как камень, лежал на душе. В самую заутреню светлого праздника, разбогатевший внезапно крестьянин бросился в церковь, и начал усердно молиться о избавлении от нечистого. Просьба его была услышана; но в тоже время все богатство исчезло, и снова явилась прежняя избушка. Крестьяне той деревни, напуганные чудным происшествием, перебрались со своими домами в другие места; а на прежнем осталась одна изба бедного мужика. По этому случаю позже хотя и образовалась там новая деревня; но ее все  уже называли Одинец, т. е. один двор.
Народное поверье гласит, что во время набегов Литовских перебралась однажды шайка неприятелей через реку Суну, выше водопада Кивача. Это случилось весною, когда река была в разливе. Для верной переправы назад, они схватили крестьянина с лодкою и силою заставили вести. Крестьянин направил лодку в быстрину реки, кинул весла и сам бросился в воду. Умея плавать, он благополучно достиг берега; а шайка Литовцев погибла в пучин водопада.
В 20-ти верстах от города Петрозаводска есть древняя Машозерская пустынь, которая, по рассказам туземцев, существует около 300 лет, и церковь в ней год от года уходит все более и более в землю. Уверяют, будто в этой церкви прорублены уже третьи окна; потому что прежние ушли в землю.
Множество белок в лесу почитают за признак близкой войны. Уверяют, будто перед 1812 годом появилось столько белок, что они стаями бегали в городах по улицам и рассаживались по крышам домов. Если у жениха, или невесты, потухнет свечка под венцом; это принимают за худой признак недолговечности, даже скорой смерти.

Русский фольклор Худ.  Маскаев Александр

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.