ГлавнаяСлово о ВалаамеПостройки на Валааме

Возвратиться в монастырь можно по лесной тропинке. По пути не раз встретятся дренажные канавы с перекинутыми через них мостками. С помошью таких канав осушались болота, улучшалась почва. Идти по заросшей тропинке трудней, чем по дороге на Тростяное. Наконец лес раздвигается, перед путником поле, а в конце него над стеной деревьев — шатер монастырской колокольни. Вскоре колокольня скрывается за лесом. Еще немного пройти — и покажется монастырь.

К бывшему скиту Авраамия Ростовского, расположенному в местности Железняки, ведет дорога, построенная в 1845 году. Она спускается с отлогой возвышенности, проходит через большое Германовское поле. Отсюда, если оглянуться, хорошо видны Преображенский собор и колокольня. На Германовском поле, у самой дороги, стояла каменная Константиноеленинская часовня, построенная в 1901 году.

Дорога постепенно поворачивает налево. Там, где она вступает в лесную чащу, словно отмечая это место, была построена деревянная часовня Казанской богоматери. На обратном пути, при выходе из леса, сразу становится обозримым храмовый ансамбль.   Железняковская дорога строго ориентирована на монастырь.

Вот развилка дорог. Тропинка, ведущая вправо, выводит к удивительной красоты лесному озеру. На его высоком скалистом берегу стоит большой деревянный крест — часовня под навесом. Он виден издалека, с Ладоги. Отсюда, с вершины скалы, смотришь на землю, словно с облаков. Далеко внизу замершее озерко, а дальше, за лесом шумят ладожские волны.

От развилки недалеко до Шаралахтииской бухты, над которой вздымаются суровые валаамские скалы. Сама бухта поражает спокойствием и приветливостью.

Лесная дорога огибает Шаралахтинскую бухту и выходит к Ладоге. Местность эта называется Железняки. Отсюда видны острова, большие и малые: Сосна, Пень, Козел, Лиса, Дивный, Емельянов остров, па котором стоял скит Авраамия Ростовского.

Постройки на Валааме

В 1855 году через Шаралахтинский пролив был проложен мост. Но он давно уже обвалился. На остров можно пройти через мелкий брод.

Емельянов остров открыт всем ветрам Ладоги, поэтому деревья не смогли удержаться за скалы. Вывернутые с корнями, они образовали труднопроходимые завалы, из-за которых нелегко добраться к остаткам скита.

Южная часть острова — ровная, открытая площадка. На ней-то и стоял скит Авраамия Ростовского. Хотя скитская церковь по своим размерам была невелика, она служила одной из важных опознавательных примет Ладоги. При подходе к Валааму с южной стороны церковь становилась видимой за 15 километров от острова.

С острова открываются великолепные дальние перспективы озера. Вокруг разбросаны живописные поросшие лесом острова. Особенно красив Дивный, издали похожий на неприступную крепость.

До строительства Авраамиевского скита в этой удаленной части Валаама существовала часовня с таким же названием. Один благотворитель пожелал «обратить» часовню в церковь, пожертвовав пять тысяч рублей «на вечный ремонт» ее. В 1873 году церковь Авраамия Ростовского была освящена. В скиту поселилось 6 монахов, которые не только искали уединения, но и, что самое главное, наблюдали за отдаленными окраинами Валаама. С большим трудом они разбили здесь сад и развели огород на земле, привезенной с других островов.

Деревянная церковь с колокольней, обшитая снаружи тесом, внутри имела самое скромное убранство. Иконы, пконостас и прочие украшения были изготовлены монахами.

В скале пробит колодец, отделанный снаружи мрамором.

 

Попасть в отдаленные, стоящие на островах Смоленский, Предтеченский, Святоостровский и Ильинский, скиты можно только по воде. Мы уже говорили, что в прошлом веке были прорыты каналы, объединившие между собой монастырские ансамбли. Движение по каналам было, конечно, безопаснее, чем по открытой Ладоге, да п сам путь сокращался.

В Предтеченский скит отправимся из Монастырской бухты. На моторной или гребной лодке проедем под Владимирским мостом.

Залив то сужается, то расширяется. Постоянно меняются ландшафты. По уходящему вправо Скитскому заливу можно подойти к бывшей пристани скита Всех святых.

Вот показался мыс. На нем полузакрытая соснами каменная постройка — остатки Смоленского скита. Пристанем здесь на «Бобыльке», как раньше называли полуостров. В 1855 году на нем была устроена часовня Смоленской богоматери, одна из наиболее крупных часовен монастыря, а в 1917 году возведен храм во имя иконы Смоленской богоматери. Несмотря на то что сейчас он разрушен, заметно своеобразие его архитектуры. Асимметричный объем, свободное расположение окон, контрфорсы, расчленяющие плоскость стены делают церковь удивительно пластичной и живописной. Интересно решено окно в алтарной апсиде, имеющее форму креста. Через это окно видны стройная сосна, залив, дальние острова.

Келейные постройки на полуострове не сохранились. Но их фундаменты можно отыскать... по кустам малины. Вплотную подступает к церкви замечательный сосновый лес. Почти заросшая тропинка ведет к скиту Всех святых. Но не будем отклоняться — наш путь на Предтеченский остров.

Когда плывешь по заливу, на противоположном «Бобыльку» берегу видны кирпичные постройки. Это корпуса бывшей монастырской молочной фермы, построенной в 1881 году. Здесь несколько зданий. В подвальном этаже стоящего на самом берегу водопроводного дома была устроена паровая машина, поднимавшая воду из залива. По чугунным трубам она шла на скотный двор. Паровая машина приводила в действие и другие механизмы, которые сбивали масло, мололи из мелкого картофеля муку, резали на корм солому. Здесь же, при водопроводном доме, монахи организовали разведение рыбы, в основном палии и сига. На местном гончарном заводе изготовлялись глиняные ящики, в которых на стеклянные решетки опускали оплодотворенную икру и ставили под водопровод. До 40 тысяч мальков выпускалось ежегодно в мае в Монастырский пролив.

Рядом с домом, на северной стороне, пристроен оригинальный каменный погреб, называвшийся «Венским». От дверей его до пристани были проложены рельсы, облегчавшие доставку на берег творога в кадках и других молочных продуктов. С помощью стоявшего на пристани подъемного крана их грузили в монастырские лодки.

Метрах в ста от дома стоит коровник — большое каменное здание на гранитном цоколе. Он тоже был механизирован. Вареный корм доставляли коровам по рельсам. Конечно, при создании коровника эстетические задачи не ставились, тем не менее как удачно найдены пропорции этой утилитарной постройки, как масштабно и выразительно решены въезды, насколько гармонично вписана она в ландшафт! Это относится и ко многим другим хозяйственным постройкам на Валааме. Они проникнуты какой-то особой выразительностью и неразрывно связаны с природным окружением.

Мимо фермы проплываем по Московскому проливу. Слева показывается пристань Коневского скита. Сюда вдоль дубовой аллеи мы уже ходили.

Пролив сужается, лодку окружают шуршащие темнозеленые камыши. Мост, затем второй — от Скитского острова на Никоновский. Въезжаем под левый мост и оказываемся в зеркальном канале. На скале, склонившейся над водой, выбита надпись:    «Проведена сия канава в 1859 году». Берега канала совсем близко, и нужно проявить умение, чтобы не сесть на мель. Вот канал распахивается, и перед намц открытая Ладога, а слева поросший лесом Предгеченский остров. Приближаемся к нему, и вдруг среди вершин старых сосен показывается шатер колокольни, почти неотличимый по форме от крон деревьев. Да, это Предтеченский скит.

От пристани дорога идет круто вверх, через густой еловый лес. Ждешь встречи с чем-то таинственным. На небольшой поляне с обступившимися ее темными деревьями — ветхий сруб с замшелой крышей. Не о таком ли писал И. Бунин.

Где ельник сумрачный стоит
В лесу зубчатым темным строем,
Где старый, позабытый скит
Манит задумчивым покоем...

Дорога, поворачивая направо, поднимается вверх. С двух сторон стоят пихты, усыхающие или уже сухие. С последней пихтой завершается и подъем. Мы на большой полянке, перед нами — скитская церковь на фоне темно-зеленых елей.

Прежде Предтеченский остров назывался Монашеский. На нем в начале XIX века стояло несколько избушек, в которых с разрешения монастырских властей останавливались рыбаки. Но не исключено, что раньше на острове были уединенные пустыни, не зря же его нарекли Монашеским. В 1855 году здесь была устроена небольшая часовня Иоанна Предтечи. С этого времени остров стали именовать Предтеченским.

В историческом очерке выше упоминалось, что в 1611 году после жестокого нападения шведов оставшиеся в живых валаамские монахи перебрались в Васильевский монастырь. Там они построили небольшую деревянную Преображенскую церковь, а впоследствии, при игумене Дамаскине, ее символические остатки и иконы перевезли на Предтеченский остров.



Стоит посмотреть следующий материал:

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.