ГлавнаяПоморские сказкиПоморские сказки — Лиса повитуха

Поморские сказки
Золотая тарелочка
Ершишка - плутишка
Семеро овечек
Маленький липунюшка
Медведь и три сестры
Зоря - царевич
Жемчужный песок
Моховая пряжа
Никифорово чудо
Гордая невеста
Про Нестера
Волшебное кольцо
Иванушка дурачок
Царь и мужик
Шуба - птица
Звери и разбойники
Мать и дочь
Шут Гаврила

Поморские сказкиИз множества сказок представленных в сборнике "Поморские сказки" здесь вы найдете всего несколько. Но прочтя их, можно будет судить о  творчестве народа населяющего побережье Белого моря. Края сурового и интересного.

Составление и литературная обработка А. П. Разумовой и Т. И. Сенькиной.

С незапамятных времен большой любовью в народе пользуется сказка. Ее необъятный чудесный мир, в котором всегда торжествует справедливость и добро побеждает  зло, привлекает к себе взрослых и детей. Истоки народной сказки связаны с мифологическими пред¬ставлениями наших предков, их верованиями и обрядами. В сказке  причудливо переплетаются фантастические и реальные события, и в этом двуединстве, пожалуй, заключена основная ее прелесть.
Настоящий сборник познакомит читателя со сказками поморов — русского населения карельского побережья Белого моря. Сказки эти отражают в основном общерусскую  сказочную традицию, но в то же время они имеют ряд отличительных особенностей, обусловленных спецификой исторического развития края, труда и быта его жителей.
Наиболее любимы в Поморье длинные волшебные сказки приключенческого характера, где действие непременно связано с морем. Герой таких сказок — бедняк. Но не  менее популярны и сказки, ге¬роиней которых является женщина, она делит наравне с мужчиной все испытания, оказывается чудесной его помощницей. В ряде сказок  она — невинная жертва коварного врага.
Внимательный читатель заметит, что порой сказочник, используя почти одни и те же эпизоды, создает совершенно новую сказку, не похожую на другие.
Хороший сказочник пользовался в Поморье большой популярностью. До недавнего времени он скрашивал вынужденный досуг поморов во время длительных морских и  рыболовных промыслов.
В исполнительской манере поморских сказочников сохранились некоторые следы древней обрядовой функции сказки. В то далекое время, когда люди верили в  существование сверхъестественной силы и надеялись на ее помощь, рыбаки, уходя на промысел, обязательно брали с собой сказочника. Они полагали, что хорошая  сказка может усыпить бдительность морского хозяина: заслушавшись, он может уснуть, и оказавшаяся без присмотра рыба попадет в сети. Этим объ ясняется спокойная,  словно убаюкивающая, манера рассказывания. Сказочник не разыгрывал сказку, не жестикулировал, а неторопливо вел повествование. Такой характер исполнения  сохранился вплоть до последнего времени.
На сказочную традицию Карельского Поморья большое влияние оказала богатая и древняя культура соседнего карельского народа. Повлияла на поморскую сказку и книга.  Известно, что по уровню грамотности поморы в дореволюционной России были на одном из первых мест.
В поморских сказках нашли отражение и приметы нашего времени, черты поморского быта. Герои сказок живут на берегу Белого моря, отправляются путешествовать на  корабле в дальние страны. Частым местом действия является тоня — место сезонного лова рыбы. В сказках много местных слов, архаизмы соседствуют с новыми  словами, совсем недавно вошедшими в обиход. Все это свидетельствует о жизненности сказки, ее современности и вечно меняющемся характере.
Читатели уже знакомы с поморскими сказками. В 1939 году в Петрозаводске вышло двухтомное собрание сказок талантливого поморского сказочника Матвея Михайловича  Коргуева. В 1974 году в издательстве «Карелия» появился подготовленный нами (А. П. Разумовой   и   Т.   И.   Сенькиной)   академический   сборник «Русские
народные сказки Карельского Поморья». Однако, несмотря на солид¬ность изданий, они не смогли вместить всего богатства и разнообразия поморских сказок, которых  сейчас записано более тысячи.
Предлагаемый читателю сборник несколько отличается от предыдущих. Составители стремились сделать его доступным более широкому кругу читателей, поэтому сказки  даны в литературной обработке, с сохранением лишь некоторых особенностей местной речи.

ЛИСА-ПОВИТУХА

Жили в лесу медведь и лиса. У медведя была хата, а у лисицы нет. Вот и пришла лисица к медведю. Кум, возьми меня на квартиру.  Иди, кума, вдвоем веселее. Ног и стали  жить.
А у медведя на вышке была целая бадья масла накоплена. Лиса узнала, что у медведя масло есть, как-то вечером незаметно от медведя постучала в дверь и говорит:
Кум, к нам кто-то стучится.— И спрашивает: — Кто там?
А сама медведю говорит:
Кум, меня бабить зовут.
- Иди, бедна кума, хоть хорошего поешь. Ну, кума и пошла. Была-побыла на вышке, полизала масла и приходит домой. Медведь спрашивает:
Ну, кого бог дал?
Зачиныша,— отвечает лиса.
Прошло сколько-то времени, лисе опять захотелось масла полизать. Она опять — стук, стук, стук в дверь.
Кум, меня бабить зовут.
Так иди, бедна кума, хоть хорошего поешь.
Она опять и пошла. Приходит домой, медведь спрашивает:
Ну, кого бог дал?
Середыша.
Жили они пожили, лисе опять захотелось масла по-лизать. Она постучала в дверь — стук, стук, стук.
Кум, меня бабить зовут.
— Иди, иди, кума, хоть хорошего поешь. Сходила лиса на вышку, долизала все масло и приходит домой.
Так кого бог дал? — спрашивает медведь.
Поскребыша.
Вот еще жили-пожили, медведю захотелось постряпать.
Пойти разве масла взять.
Приходит, а на чердаке бадья пустая,  нет масла.
Ты, кума, масло съела?

Нет, нет, я не ела, не ела!
Ну уж кто, как не ты.
Ты, наверно, сам съел, а  на меня говоришь.
Не ел я,— оправдывается медведь.
Давай-ко повалимся на печь,--говорит лиса,— посмотрим, из кого больше масла вытечет.
Затопили печку и повалились. А лиса хитрая. Медведь-то разогрелся и заснул, ни о чем и не думает. Лиса взяла масло да и намазала его. Проснулся медведь, лиса ему  говорит:
Кто сказал, что я масло съела? Посмотри-ко, ты весь в масле, ты его и съел!
На том и помирились: медведь съел масло.

КАК СТАРИК ГОРОХ СЕЯЛ

Набрала старуха гороху и принесла домой. Горох рас катился по полу, и одна горошина упала в подполье. Проросла горошина и дотянулась до мостины. Старуха и говорит  старику:
Старик, что делать? Горошина уже в мостину уперлась. Давай проруби мостину.
Старик прорубил мостину, а горошина все растет, до потолка уже поднялась. Старик прорубил потолочину, горошина — на крышу. Крышу прорубил, горошина все растет и  растет. Старик говорит:
Старуха, полезем-ко на небеса. Я по горошине буду подниматься.

А я-то как? — спрашивает старуха.
Тебя я в мешок посажу.
Посадил старик старуху в мешок, взял мешок в зубы,сам за стебель гороха держится, вверх поднимается.  Надоело старухе сидеть в мешке, душно стало, она и спрашивает:
Скоро ли небеса, старик? Старик ничего не отвечает.
Старик, скоро ли? Он молчит.
Старик, а старик!
Скоро! — крикнул старик.
Мешок из зубов выпал, о землю ударился, старуха и убилась. Что старику делать? Надо старуху хоронить, надо вопленицу наживать. Пошел он к вопленице, а навстречу ему  кот.
Куда, старик, идешь?
Иду,— говорит,— вопленицу наживать.
Возьми меня.
А ты как вопишь?
Мяу, мяу.
Нет, тебя не возьму.
Идет старик дальше, а навстречу ему собака бежит.
Дедушка, куда идешь?
Старуха   померла,   иду   вопленицу наживать.
Так возьми меня.
А как ты вопишь?
Ay, ay, ау.
Нет, такую мне не надо.
И пошел старик дальше. Идет, а навстречу ему лиса.
Куда, дедушка, идешь?
Пошел  вопленицу  наживать,   старуха померла.
А возьми-ко меня.
Как ты вопишь?
А вот как:
Улы, поулы да по стариковой старухе, Добра была старушка до доброго дела, Болыпи полотна пряла, туги клубки вила. И той не стало.
Старик и взял лису вопленицей.

Стоит посмотреть следующий материал:

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.