ГлавнаяСлово о ВалаамеПо Валааму от монастыря до Воскресенского скита

Можно совершить и обратный маршрут — от монастыря к Воскресенскому скиту.

Неожиданно появляется Гефсиманский скиг, скрытый до самого последнего момента за деревьями. Их роль здесь многообразна. Мы уже говорили, что они направляют движение к кресту-ориентиру и к часовне «на Елеоне». Закрывая скитские постройки, они формируют своеобразное эмоционально воздействующее пространство. Кроме того, искусственные посадки связывают архитектурные элементы с естественным природным окружением. В их аллеи, ряды и группы включены естественные местные породы деревьев. Композиционные построения посадок — свидетельство искусного владения секретами и тонкостями садово-парковой архитектуры.

Часовня во имя Сергия и Германа

Часовня во имя Сергия и Германа

Когда вдоль дороги начинается пихтовая аллея, зритель настраивается на восприятие необычного. Аллея закопчена. Пространство стремительно расширяется, и слева открываются Никоновская бухта, острова, защищающие ее от ладожских волн, и сама Ладога.

Неожиданно на горе, среди вершин высоких сосен, появляются яркие здания Воскресенского скита. С каждым шагом меняется картина: небо, солнце, колокольня, купол. Красота зыбкая, неустойчивая. Отсюда, не то что с Ладоги, охватить весь объем взглядом невозможно. Вот остановка — каменная лестница ведет ко входу в скит. Поднимаешься — и колокольня «растет» на глазах, заслоняя собой все.

Мы в стенах скита. Куда подевалось движение? Здесь властвуют статичность, спокойствие. Теперь можно и осмотреться. Прочны и надежны скитские стены, мощна п добротна церковь. С колокольни открывается редкая по красоте панорама озера: острова, острова, разнообразные пейзажи. Видны церкви Предтеченского и Всехсвятского скитов, колокольня Преображенского собора.

От Воскресенского скита можно сходить на Красный мыс или, как его называют экскурсоводы, «скалистый берег». Здесь скалы отвесно входят в воду, опускаясь вглубь на десятки метров. Бурлят и пенятся ладожские волны, отброшенные неприступным кордоном утесов. На память приходят строки из «Калевалы»:

Горы медные дрожали,

Камни твердые трещали,

Со скалы скала свалилась,

Раздроблялися утесы.

...Через северные монастырские ворота, мимо работного дома дорога, проложенная в 1846 году, ведет в Петровское (северный район Валаама). Здесь строились часовни и жилье для тех, кто выполнял одно из нелегких послушаний — промышлял рыбу в Ладоге. Неделями не возвращались рыбаки в монастырь. И жилье для них строилось так, чтобы надолго не отрывались о г дела. Короткий сон, молитва — и снова на озеро.

Ровная дорога идет через глухой лес. Даже в летний солнечный день здесь не жарко. Мощные ели и сосны стоят вперемежку с березой и осиной. Лес не молчит. Шелестит листва, поскрипывают стволы старых деревьев, птицы подают голоса.

Вот лес раздвигается, показывается голубой клочок неба. Выходим на большую ровную поляну. Перед нами — Ладога.

Кроме часовни Космы и Дамиана, построенной в 1852 году, здесь стояла двухэтажная изба для рыбаков. Сохранились остатки пристани, рядом с которой находился садок для живой рыбы.

По узкой тропе из Петровского поднимемся к игуменскому кладбищу со стороны колокольни. Пройдя через него, можно выйти на широкую дорогу, упирающуюся одним концом в монастырь. Эта дорога ведет в три удаленных района Валаама:    Федоровское, Черный Нос и Тростяное.

В Федоровском рубили лес для изготовления смолы и скипидара. Но в основном в этих целях использовался валежник.

Черный Нос, как и Петровское, служил пристанищем для рыбаков. На вершине огромной скалы, под навесом,

стоял большой деревянный крест. Даже в непогоду он был издалека виден рыбакам, возвращавшимся на Валаам.

В Тростяное в 1841 году была проложена дорога, одна из самых старых на Валааме. На пути, под ветвями вековых елей, пряталась скромная деревянная часовня во имя Псковско-Печерской иконы богоматери. Сейчас ее нет, но сложенную из больших камней, поросшую мхом подпорную стенку можно увидеть.

Лес то вплотную подступает к дороге, то расступается, открывая жизнерадостные полянки, поросшие земляникой. Через полчаса ходьбы от игуменского кладбища — Тростяное. Здесь находилась деревянная часовня Зосимы п Савватия. Поставленная на самом берегу, она указывала рыбакам путь к берегу. Рядом с часовней стояли два домика: один для рыбаков — двухэтажный, другой для монастырской фермы. В летнее время сюда пригоняли пастись коров. Кроме того, в Тростяном были сооружены большая каменная пристань и коптильня.

От часовни открывался красивый вид на окружающую местность. С берега видны острова Святой и Ильинский, справа просматривается мыс острова Авраамиевского скита. А совсем близко, на небольшом островке, стояла часовня Нила Столбенского.

 



Стоит посмотреть следующий материал:

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.