ГлавнаяШкольникамМоя Карелия 5-6 классСоловки Кемь Лоухи Калевала — Моя Карелия 5 класс
          МОЯ КАРЕЛИЯ 5 КЛАСС         МОЯ КАРЕЛИЯ 6 КЛАСС

С КЕМСКОГО БЕРЕГА - НА СОЛОВКИ

Архипелаг Соловецких островов лежит в нескольких десятках километров от Кеми, одного из городов древней Беломорской Карелии. Так это побережье именовалось с тех пор, как его совместно обживали карелы и новгородцы. Память об этом сохранилась в карельских названиях нескольких Соловецких островов: Анзера, Муксалмы. Соловецкие острова еще задолго до появления там монахов служили временным приютом для саамских и карельских охотников и рыболовов. И только 450 лет тому назад на этот отдаленный уголок обратил внимание бывший валаамский монах, выходец из Заонежья, Зосима Соловецкий. Под этим именем этот подвижник вошел в историю церкви и увековечен в истории нашего края.
Икона,  посвященная  отцам-основателям  Зосиме  и Савватию Соловецким, - одна из главных и почитаемых святынь знаменитой Преображенской церкви в Кижах.
Валаамский монастырьТочно так же, как и Валаамский монастырь, Соловки набирали силу трудом и энергией крестьян, посвятивших свою жизнь молитве и труду во имя Божие.
Все, кто впервые видел Соловецкий кремль (опоясывающую монастырь ограду), поражаются его мощью и размахом. Гигантские разноцветные валуны, из которых выложены башни и стены, казалось, не могла сдвинуть с места никакая человеческая сила. Тем не менее, строители практически вручную, с помощью бревенчатых рычагов, поднимали на большую высоту гранитные глыбы весом в десятки тонн и надежно скрепляли их между собой известковым раствором. Кирпич они использовали очень экономно - только наверху построек и там, где надо выложить окна или бойницы.
Зачем нужно было огораживать мирные церкви неприступной стеной высотой до 11 м и толщиной до 6 м? Зачем 30-метровой высоты башни с бойницами для ружей и пушек?
Монахи ведь не солдаты! Объяснение может быть лишь одно. Надо помнить, что во времена военных столкновений чаще всего страдали именно монастыри, стоявшие на окраинах России. Поэтому стены обители могли служить единственной защитой окрестного населения и спасением для местных жителей. Не зря северные монахи укрепляли свои обители, справедливо полагая, что московский царь просто не успеет защитить их в случае неожиданного нападения с Запада. К счастью, сражаться с врагом им так и не пришлось. Мелкие вражеские отряды знали о неприступности Соловков, и только один раз неприятельская эскадра открывала пушечный огонь, не принесший, впрочем, большого вреда мощным стенам.
На островах много памятных мест, связанных с историей центральной, материковой Карелии. Вспомните, например, о знаменитом походе Петра I с Белого моря через Выг, Онежское озеро и Свирь к Балтике. На Соловках Петр ожидал благословения, церковного одобрения своему предприятию, и за эти несколько дней на пустынном Большом Заяцком острове повелел выстроить небольшую деревянную церковь Андрея Первозванного. Церковь об одной главке была построена всего за 20 дней, потому что весь материал для нее Петр I заготовил заранее, еще в Архангельске. Тогда сооружение храма считались очень важным делом, надежным залогом победы. Святой, которому был посвящен храм, обязательно помогал благочестивому строителю, оказывал ему покровительство.
А петровские солдаты-гвардейцы тоже оставили на Соловках памятник, да еще и не один! В ожидании приказа к походу солдаты выложили из валунов на мелководье три высоких (10 метров в высоту) трехгранных пирамиды, увенчанных крестами (из них сохранилась лишь одна). Дело в том, что Белое море - внутриматериковое море, но связанное горловиной-проливом с мировым океаном. А это значит, что два раза в сутки там происходят приливы и отливы. Поэтому солдаты во время периодических отступлений моря (отливов) и смогли натаскать камней для трех пирамид.
Сейчас туристов удивляет эта неведомо зачем возведенная на морском мелководье каменная постройка. На самом деле это просто памятный знак, увековечивающий замечательный замысел Петра. Причем изображение пирамиды обнаружилось вдруг на гербе старинного города (сейчас это поселок городского типа) Повенца. В
Повенце, если вы помните, Петр I закончил сухопутную часть своего знаменитого похода. Что же там изображено? На голубой водной поверхности - увенчанная лавровым венком пирамида, очень похожая на соловецкую. По правилам составления гербов, такое сооружение символизирует память о некоем значительном событии. А разве поход Петра, давший возможность основать новую российскую столицу, не значительное событие?
Интересна и многообразна история Соловецких островов. Наше путешествие затронуло лишь небольшую ее грань. Ту, что связывает знаменитые острова с не менее славной историей нашего края.

ГОРОД С ЖЕМЧУЖНЫМ ГЕРБОМ

Герб КемиСеверный, поморский город Кемь, который учредил первый наш губернатор Гаврила Романович Державин, известен с глубокой древности. И занятия его жителей с древних времен были истинно поморские - промысловые да мореходные. Но было у них еще одно важное и нужное дело. В те времена обыкновенная соль была едва ли не главной драгоценностью. С одной стороны, соли требовалось очень много: для заготовки впрок рыбы и мяса. С другой стороны, она была очень дорога, потому что получали ее мало и с большими затратами труда и материалов. Ведь соль приходилось выпаривать из морской воды на больших железных сковородках, затрачивая огромное количество дров. Жители Кеми строили большие бревенчатые дома-солеварни, на которых получали сероватую соль-морянку. Этим продуктом с прибылью торговали по всему северо-западу России.
Солеварение было не главным занятием кемлян. О главном их промысле рассказывает городской герб Кеми. Он изображает жемчужный венок на голубом поле. Именно кемский жемчуг из рек Керети, Кеми и Куземки очень хвалили специалисты, считали его образцом пресноводного русского жемчуга «по цвету, блеску и форме».
Что же это за драгоценность, которая изначально именовалась китайским словом чжень-чжу? Где его брали жители кемской округи и трудно ли было его добывать?
Солеварение в Поморье
Книжная миниатюра XVII века
Жемчуг относится к драгоценным камням и даже вес его, подобно алмазу или изумруду, измеряется в каратах (1 карат - 0,2 грамма). Но вообще-то это даже не камень, а известковое образование в теле перловицы, речного моллюска. Песчинка, попавшая между раковинами, постепенно обрастает слоями блестящего твердого вещества, что в конечном итоге и образует красивую «каменную горошинку», называемую жемчугом.
Добыча его нисколько не менялась за многие сотни лет. Ловец, вооруженный сачком на длинной рукоятке, ложился ничком на маленький плотик и смотрел на дно реки через пустотелую деревянную трубу. Его напарник придерживал веревкой плотик по сигналу ловца, когда тот видел подходящую раковину и старался подцепить ее сачком.
Если повезет, в раковине окажется жемчужина. Если очень повезет -очень большая, до 48 карат. Только что извлеченную драгоценность полагалось сразу же сунуть за щеку, считалось, что так лучше сохраняется ее перламутровый блеск и его легче проткнуть иглой, чтобы нанизать на конский волос.
Карельский жемчуг цвет имел серебристый, чуть-чуть голубоватый. Конечно же, самые крупные жемчужные зерна превращали в бусы. Кроме того, им расшивали одежду и головные уборы поморских девушек. В них каждая поморка по праздникам выглядела настоящей царевной. Такими нарядами очень дорожили, берегли их и передавали из поколения в поколение. Мелким жемчугом украшали оклады икон в монастырях, расшивали праздничную одежду священников. К величайшему сожалению, жемчуг, в отличие от настоящих драгоценных камней, довольно быстро тускнеет, старится. Через 150-200 лет он начинает покрываться трещинками, теряет блеск.
Во времена его былой популярности много драгоценных зерен продавалось и за границу. Хитрые иностранные купцы охотно скупали поморский жемчуг, а иногда ввозили его снова в Россию под видом более дорогого «восточного». Значит, наш выглядел ничуть не хуже заморского, добытого в Индии, «в море полуденном». Сейчас, кстати, повсеместно торгуют именно индийским жемчугом. Правда, сегодня его выращивают в раковинах искусственно, на специальных морских плантациях.
Сегодня жемчужные головные уборы и расшитую одежду, доставшуюся от бабушек, уже никто не носит. Ею можно лишь полюбоваться в музеях или приобрести, например, украшенные мелким жемчугом серьги-бабочки в качестве сувенира. Поморский жемчуг практически перестали добывать в кемских реках почти 100 лет назад: мало стало перловиц, упали цены на эти прекрасные дары кемских рек. Но времена меняются: сегодня по подсчетам специалистов, в одной из рек северной Карелии обитает около 5 миллионов жемчужниц. Значит, старинный герб Кеми имеет не только историческое значение. Современная Кемь украшена по-настоящему богатым жемчужным венком!


В ЦАРСТВЕ ЛОУХИ

Лоухский район республики - самый северный и самый большой по площади. Его просторы впечатляют -от побережья Белого моря до границы с Финляндией. Название главного поселка Лоухи связано с эпосом «Калевала»: Лоухи - сказочная колдунья, владычица северного царства Похьёлы, с которой калевальцы соперничали за право владения волшебной мельницей Сампо.

В этом районе, как почти в каждом уголке Карелии, есть свои достопримечательности. Главная из них - добыча замечательного минерала слюды, которая еще с допетровских времен заменяла жителям Московии (так тогда чаще всего именовали Россию) заморское оконное стекло. Большие кристаллы слюды можно было расщеплять ножом на тоненькие прозрачные пластинки. Иностранцы, которым продавали эти похожие на лед кристаллы, стали именовать их московитским стеклом, мусковитом.
Пока в России не научились делать дешевое листовое стекло, пластинки слюды-мусковита вставляли в оконные проемы. Для этого на деревянной рамке, к которой приколачивали специальную жестяную решеточку, раскладывали мозаику из кусочков слюды и скрепляли их между собой свинцовыми полосками-перемычками. Как видим, работа кропотливая и сложная, а потому - дорогая. Но затраты себя оправдывали: такие окна хорошо пропускали солнечный цвет, не боялись дождя и мороза, были прочны и даже красивы. На главной площади Москвы в старинном соборе Василия Блаженного окна до сих пор слюдяные.
Мусковит очень быстро вошел тогда в моду. Сначала из Карелии, а потом с Урала в Москву потянулись обозы с этим прозрачным, незаменимым в строительстве минералом. Слюдяные окна мастерили и в жилых домах, конечно, в самых богатых. Крестьяне обходились вместо слюдяного «стекла» промасленной бумагой или бычьим пузырем.
Самую первую российскую слюду добывали на севере Карелии, возле деревни Чупа (от карельского «чуппу» - угол). Сначала ее брали почти с поверхности земли, потом за добычей приходилось спускаться в глубокие подземные норы, уходившие вниз на 50 метров и даже глубже. Эти старые шахты до сих пор сохранились в окрестностях Чупы. Их называют Дедовскими ямами. Кроме слюды, в чупинских шахтах был найден еще один камень, который за свою редкую красоту назвали лунным камнем. Хорошо отполированная плоскость его под разными углами зрения подобно северному сиянию переливается холодным бело­-лунным цветом. У этого камня есть еще одно название в честь места, где его нашли, - беломорит.
Добыча слюды близ Чупы продолжалась очень долго, пока ее покупали для остекления. Потом, с широким использованием оконного стекла, интерес к прозрачному камню постепенно угас, но с открытием электричества слюда вновь поднялась в цене. Ученые обнаружили, что эти тоненькие пластинки не может пробить даже очень сильный ток. Слюду стали использовать как прекрасный электроизоляционный материал. Тем более что рядом прошла железная дорога на Мурманск. Из Чупы в Петрозаводск и другие города страны пошли целые вагоны с прозрачным мусковитом. До последнего времени Чупа была слюдяной столицей нашей республики.
Чем еще удивителен этот северный край? Поморским селом Кереть - родиной сказочника Матвея Коргуева. Как всякий настоящий помор, он с детства ходил зуйком на мурманский промысел, потом возил лес на оленьей упряжке, рыбачил, строил железную дорогу. И везде запоминал и мог талантливо пересказать множество сказок, услышанных от самых разных людей. Потом лучшие из этих сказок были изданы отдельными книгами, а сам писатель-сказочник был награжден орденом.
Сегодня в поселке Чупа действует небольшой музей, рассказывающий о жизни и творчестве Матвея Михайловича.
А на берегу Чупинской губы Белого моря стоит парусник "Сказочный корабль Коргуева».
Совсем в другой стороне от побережья, где заканчивается Лоухский район и начинается Финляндия, среди плоской лесисто-болотистой равнины вздымается самая высокая точка Карелии - гора Нуорунен (577 метров над уровнем моря).
Здесь в окрестностях глубоководного (более 130 метров!) озера Паанаярви раскинулся обширный национальный парк, особо заповедный, охраняемый уголок дикой природы. Почему парк назван именем озера? Оно само по себе уникально - в мире редко найдешь малое озеро такой глубины. И климат его необычен. Зимой скатывающийся с возвышенностей холодный воздух на 20 градусов понижает температуру над озером по сравнению с вершинами окрестных гор. С этих теплых вершин можно полюбоваться частыми в этих местах знаменитыми северными сияниями. В многочисленных озерах и реках парка прекрасно чувствуют себя лосось-семга, кумжа, сиг, хариус, за которыми охотится быстрый и ловкий водоплавающий зверь - выдра. А в лесах парка "Паанаярви" обитают бурый медведь, лось, лесной северный олень. Несколько геологических памятников «Паанаярви» имеют мировое значение.

Природа севераПо всем многочисленным тропкам этого уникального края можно путешествоватьтолько в сопровождении специальных проводников, сотрудников парка. Охраной дикой природы озабочены и жители побережья Лоухского района. Постепенно уходит в прошлое промысел нерпы и гренландского тюленя, которым очень долго жили поморы. Все чаще жители побережья выступают в роли проводников для туристов из России, Англии, Австрии, Чехии, Германии. Вместо охоты на диких зверей сейчас больше стремятся просто посмотреть на них, сфотографировать, отснять видеофильм. А особо отважные туристы могут даже поплавать в легководолазном снаряжении поблизости от отдыхающих на льдинах тюлених с детенышами. Оказывается, и отказ от традиционного рыболовного промысла тоже может превратиться в интересное и прибыльное дело. Поморы все чаще предпочитают не продавать своим гостям пойманную рыбу. Потому что современный турист приезжает в эти северные края не покупать, а самому поймать рыбку.
Любителям морской и озерной рыбалки лоухцы могут показать рыбные места, снабдить туристов снастями и растолковать рыбацкие хитрости. Вреда природе такой спорт не наносит, зато все участники получают огромное удовольствие от общения с природой. Главное - теперь сами жители Поморья заинтересованы в сохранении морских зверей. Это несомненная выгода от туризма, который ученые называют экологическим, способствующим охране живой природы. Видите, как изменилась жизнь Поморья! Вроде и занятия те же, традиционные, но смысл труда уже иной, более тесно связанный с заботами всего человечества, мечтающего жить в мире и согласии с природой.

КАЛЕВАЛА И «КАЛЕВАЛА»

Мне пришло одно желанье, Я одну задумал думу, -Чтобы к пенью быть готовым, Чтоб начать скорее слово,
Чтобы спеть мне предков песню,
Рода нашего напевы...

Старый мудрый Вяйнемейнен Вы сразу же догадались, откуда эти строки. Правильно, так начинается знаменитый эпос «Калевала». Человека, который записывал в карельских деревнях и обрабатывал материалы для эпоса, звали Элиас Лённрот.
Жители глухих деревушек и даже чиновники не могли понять: зачем грамотный, умный человек ходит по бедным домам, при этом ничего не покупает у крестьян и ничего им не продает, не собирает сведений о том, сколько те сеют ржи и сколько получают урожая. Да и урожаи у северных карел были незавидные. Еще губернатор Г. Р. Державин описал суровые условия их жизни. Губернатора сначала удивили встречавшиеся близ карельских деревень лишенные коры молодые сосны. Скоро выяснилось, что эту мягкую кору местные жители очищают от грубого верхнего слоя, сушат в печах, размалывают в муку и добавляют ее в толокно (овсяную муку). Такой «хлеб» горек, невкусен, небезопасен для здоровья, но другого в этих бедных местах чаще всего не было: урожай зерна был ничтожно мал. Вот о каких временах напоминает старинная присказка «Карел кору ел». Не зря северные карелы в ту пору больше надеялись на охоту и рыбную ловлю.

Поэтому Державин в своих дневниках описал даже карельские охотничьи сапоги (кеньги). Они не такие, как у русских: с острым загнутым кверху носком, удобные для лыжных креплений. И лыжи у местных охотников тоже необычные. Они разные - одна короткая толчковая, другая длинная, подбитая мехом, для скольжения. И палка лыжная у охотников только одна, чтобы удобнее обращаться с оружием. Такие лыжи можно увидеть на беломорских петроглифах - древних наскальных изображениях. Это говорит о том, что много-много веков назад подобным способом жители этих суровых мест добывали себе пищу, по весеннему насту догоняли северного оленя и лося на таких же лыжах, плавали на таких же лодках, охотясь на морского зверя и на речную и озерную рыбу.
Так что же искал в этих небогатых краях молодой финский врач Элиас Лённрот?

Мало кто поверил бы тогда в то, что вчерашний студент путешествует по глухим деревням с единственным желанием: чтобы у его народа был свой эпос.

Для этого он и отправился из родной Финляндии на российскую сторону, в карельские деревни Вокнаволок и Ухта (ныне Калевала). Там Э. Лённрот искал стариков, помнивших диковинные древние стихи-руны. Часто они исполняли их на старинный манер: двое рунопевцев садились лицом к лицу, брались за руки и, мерно покачиваясь, по очереди произносили запомнившиеся им от дедов-прадедов слова: «Подадим друг другу руки, крепко сцепим наши пальцы, песни лучшие исполним, знаменитые сказанья». И самое интересное - большинство из рунопевцев рассказывали об одних и тех же   древних   героях,   первопредках   племен,   населявших некогда территорию  современных  Финляндии  и  Карелии. Главным
героем большинства рун был мудрый старец Вяйнямёйнен, который вместе с кузнецом Илмариненом и молодым охотником Лемминкяйненом добывали для своего народа волшебную мельницу Сампо.

Непросто было Лённроту собрать, выстроить стихи так, чтобы получилось стройное повествование, не так просто было придумать имя новорожденному национальному эпосу. Почему он назвал его "Калевала"? Ведь такой страны никогда не было, вернее, раз или два название сказочного края промелькнуло в стихах одного из сказителей-рунопевцев. Но имя было действительно красивым и звучным. Не зря со временем деревни и села, где Лённрот записал руны, вошли в Калевальский национальный район, а потом и главное его селение было переименовано в Калевалу. Мы с вами можем посетить этот большой поселок на севере Карелии.

Жители поселка уверяют, что на берегу озера Куйто сохранилась сосна, сидя под которой, Лённрот записывал карельские песни. Теперь все называют это высохшее дерево не иначе как «сосна Леннрота». Кроме того, гостей Калевалы наверняка удивят богатые коллекции краеведческого музея, созданного руками местных жителей. А в другом музее, посвященном рунопевцам, можно увидеть издания эпоса «Калевала» разных лет и многочисленные материалы о работе Элиаса Лённрота. Сам музей невелик и обставлен по-крестьянски, только вместо традиционных икон - на стенах настоящие фотографии сказителей более чем столетней давности. Смотришь на выразительные лики этих простых крестьян и удивляешься: как за каждодневными своими заботами об урожае, о хлебе насущном они сумели сохранить настоящие драгоценности - зерна национальной культуры.
Сегодня туристам, приезжающим в Калевалу чтобы поклониться памяти крестьян-рунопевцев, покажут не только музеи, но и все достопримечательности: прокатят по озеру Среднее Куйто на небольшом теплоходе, зимой - на оленьей упряжке. Гости Калевалы увидят заповедные леса и полюбуются чудесным водопадом Кумо-порог, бесспорно, одним из самых грандиозных природных памятников северной Карелии. Он веками бушует в своих каменных берегах, низвергая с высоты 18 метров пенный поток, в вечном гуле которого, кажется, сами собой звучат торжественные древние руны.
В Калевале сегодня нередко можно встретить автобусы с туристами из соседней Финляндии. Это закономерно: ведь эпос «Калевала» - общее национальное достояние финнов и карел. Сейчас он переведен на 45 языков мира и каждый год выходят все новые и новые издания с иллюстрациями лучших художников. Из карельских графиков, иллюстрировавших многочисленные переводы «Калевалы» на русский язык, хорошо известны имена Георгия Стронка, Осмо Бородкина, Тамары Юфа, Мюда Мечева.

Здесь вся Карелия

История и культура древней Карелии
Карельский фольклор
Карельские сказки
Поморские сказки
Народные промыслы
Растительность, ископаемые, климат - карты
Русский лес в картинках
Природа Карелии
Растения Карелии
Птицы карельских лесов
Животные Карелии
Красная книга Карелии
Минералы
Карельский жемчуг
Малиновый кварцит
Эпос Калевала - краткое содержание
Мини-игры для всех возрастов
Песни о Карелии
Способы привлечения и подкормки птиц
Этнография карельского края
Жизнь леса - книга для внеклассного чтения
Петроглифы
Карельская береза
Эпос Калевала
Кижский архитектурный ансамбль
Рыбы Карелии
Карельские озера
Карельские реки
Заповедники и заказники
Карельская кухня
Фотографии карельской природы
Для похода
Юным туристам
Сочинения по литературе
Рефераты для всех - бесплатно
Моя Карелия 5 класс
Моя Карелия 6 класс
Моя Карелия для старших классов
Полезные ископаемые Карелии
Топонимика Карелии
Фотографии старого Петрозаводска
Зимующие и перелетные птицы
Календарь природы - Птицы

Интересные факты из истории на следующей странице

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.