ГлавнаяШкольникамМоя Карелия 5-6 классИскусство народов населявших древнюю Карелию — Моя Карелия 6 класс
          МОЯ КАРЕЛИЯ 5 КЛАСС         МОЯ КАРЕЛИЯ 6 КЛАСС

Искусство

Зодчество
Что означает слово зодчество? Дайте определение этого понятия.

Продвигаясь на Север, новгородцы-христиане и местные мастера строили мона­стыри, окруженные крепкими стенами, храмы, жилые дома, хозяйственные постройки. На Онежском озере возникли Муромский и Палеостровский, на Ладожском - Коневский и Валаамский монастыри. В 15 веке начали строить Соловецкий монастырь. Вместо дере­вянной бревенчатой ограды там в конце 16 в. из гигантских привозных валунов (4-5 м в поперечнике) были сложены стены (высота 11м, толщина до 6 м), причем только верхняя их часть была кирпичной. По периметру всей ограды стояли восемь столь же мощных ба­шен, впоследствии увенчанных дощатыми шатровыми кровлями. Кладка из необработан­ных валунов придает крепости монументальный вид. Выразительный по силуэту, вели­чественный ансамбль Соловецкого кремля гармонично сочетается с морскими простора­ми. Известен строитель - местный мастер Трифон из поморского селения Ненокса. Главный вход в Соловецкий кремль венчала Благовещенская надвратная церковь с чешуйчатой деревянной главкой. Внутри кре­пости - Преображенский собор (16 в.). Он пре­восходит по своим размерам Успенский собор Московского кремля. На то время Преображен­ский храм был самым высоким в России. Пер­воначально увенчанный высоким шатром, собор мог служить своеобразным маяком, ориентиром для мореходов и дозорной, сторожевой башней. Строили Успенский собор зодчие Игнатий Сал­ка и Стольша. Колокольня собора, маковка ко­торого поднимается на высоту 60 м, была по­строена позднее.
Дома новгородцев заселявших Заонежье Монастырь славился образцово налаженным хозяйством: здесь писали иконы, изго­тавливали церковную утварь, в кузницах и мастерских умельцы выполняли художествен­ную ковку и литье. Были устроены мельница, сукновальня (мастерская по изготовлению сукна), механизмы которых приводилось в движение водой. В период расцвета монастыря здесь существовало до 40 различных производств (кожевенный, кирпичный, прядильня, "портная палата" и др.). На землях, принадлежащих монастырю, добывали слюду, жем­чуг. Соловки стали главным оплотом обороны северного побережья России.
В первой половине 16 века в Поморье возникло множество крепостей-острогов и крупных промысловых поселений (посадов): Кола, Кереть, Сорока, Кемь, Сума и другие. Росли и укреплялись также пограничные поселения на Ладоге: крепости Корела и Оре­шек.
В 16 веке по берегам рек и озер Карелии складываются деревни - до 5 рядом стоя­щих дворов. Примерно тогда же и в Поморье появились многодворные деревни. Когда крестьянские дома концентрировались вокруг церкви и кладбища, такой тип поселения назывался погостом.
На Севере бытовал особый тип жилища-усадьбы, удобного для неустойчивых и су­ровых климатических условий и для жизни большой, нередко из нескольких поколений, семьи. Строевого леса было много, плотницкое искусство достигло высокого уровня. В Карелии усадьба состояла из двух или нескольких объемов (изба, сени, клеть), объеди­ненных переходами. В зависимости от взаиморасположения жилой и хозяйственной час­тей различаются типы домов: «брус», «глаголь» и «кошель».

«Брус» - дом, в котором сени и двор-сарай поставлены друг за другом, он перекрыт скатной крышей
«Глаголь» напоминает в плане букву «Г», хозяйственная часть расположена сбоку и позади жилья.
«Кошель» отличается большими размерами и дву­скатной несимметричной крышей.

Дома новгородцев заселявших Заонежье Дом имел высокий подклет, где хранили продукты. Окна (3-5 на фасаде жилой час­ти) были небольшими. Изба-усадьба выглядела строением по-своему величественным, суровым, что смягчалось многочисленными резными украшениями. Разница между ка­рельскими и русскими домами заключалась большей частью в орнаменте этих украшений. Мастерство плотников Карелии получило широкую известность уже в 16 в. - их часто приглашали не только в соседние северные области, но в Новгород и Москву.
Северная изба была устроена по традиционной схеме. Вход - из сеней. Направо или налево от входа располагалась печь (первоначально - очаг). По диагонали от печи распо­лагался «большой (красный) угол», где находилась божница с иконами. Рядом с печью делали полати. Вдоль трех стен избы (кроме дверной) тянулись лавки. Над ними - полки для предметов домашнего обихода. Стол ставили торцевой частью к среднему окну глав­ного фасада или тут же, к простенку.
В чердачном помещении часто устраивали горницу, помещение для жилья летом. На хо­зяйственной половине хранили запас сена, сельскохозяйственные орудия, телеги, сани; внизу располагались хлевы, конюшня, помещение для овец. Практически все строения карельской деревни отличались добротностью и долговечностью, поскольку идеально со­ответствовали условиям Севера.
Представление о древнейших деревянных храмах Севера дает небольшая церковь Лазаря Муромского (14 в.). Основа ее - бревен­чатый четырехугольный сруб (клеть, четверик), такой же, как и у жилого дома. Только церковь традиционно была ориентирована с запада на вос­ток: с запада впоследствии устраивалась трапез­ная, с востока - притвор, алтарный сруб. Чаще всего храм венчался восьмериком с шатровым, по образцу крепостных башен, верхом. Но это лишь общая схема: существовали храмы с двумя или несколькими шатрами, многоглавые. Кроме того, у плотников существовал целый арсенал приемов, благодаря которым силуэт каждой церкви был оригинальным, неповторимым. Превосходно со­гласуются с гладью озера поставленные на низком берегу стройные шатровые церкви в Кондопоге (18 в.) и в Челмужах (17 в.). Они подобно высотным маякам служат центрами деревенской застройки, издали привлекая к себе внимание. Такие шедевры могли быть созданы только свободными от крепостной зависимости людьми Севера. Народное зодче­ство Карелии является составной частью той культуры древоделов, которая формирова­лась на огромных просторах Древней Руси.

Иконопись
Иконы новгородской школы Иконы новгородской школы приходили в Карелию в 11-12 вв. вместе с первыми мо­нахами-миссионерами и промышленниками-первопроходцами. Но затерянные в северной тайге церкви и жилища долго не могли похвастаться иконами, написанными в больших городах и художественных центрах России. Поэтому в Карелии появляются свои, дере­венские живописцы. Они не могли на равных состязаться с утонченным стилем новгород­ской школы второй половины 14 в., но по-своему раскрывали сюжет, передавали чувства персонажей. Произведения местных «богомазов» отражали в иконописи нравственные и трудовые традиции края, образы фольклора и особенности природы, архитектуры и быта. Для приготовления красок мастера использовали пигменты, приготовленные из местных пород камня и цветных глин. Палитра была достаточно ограниченной, что порождало ко­лорит приглушенный, но в тоже время насыщенный.

Икона «Св. Николай и апостол Филипп» из кижской деревни Телятниково, находя­щаяся ныне в Третьяковской галерее, - самая древняя (14 в.) из найденных в крае. Фигуры святых и их одеяния схематичны, цветовая гамма скупа, но взгляд св. Николая выразите­лен и человечен. «Апостол Петр» из заонежской д. Вегорукса, принадлежащий Государ­ственному Русскому музею, написан на рубеже 14-15 вв. Художник, несмотря на несовершенство деталей и ску­пость палитры, сумел мастерски передать образ зрелого человека с мудрым взглядом слегка прищуренных глаз.
Уровень и стиль исполнения многих икон с берегов Онежского озера различен. Преобладают обычные еван­гельские сцены и изображения широко распространенных новгородских святых. Часто художники писали св. Нико­лая, заступника гонимых, покровителя бедных, спасителя рыбаков и мореплавателей «от потопления». Многие ико­ны связаны с сельскохозяйственными культами. Напри­мер, святые Флор и Лавр покровительствовали коням, пер­вым помощникам земледельца. Изображения Флора и Лавра занимали почетное место в иконостасах маленьких церквей. Святой Власий считался покровителем коровьих стад. Пророк Илья был не только громовержцем, но, по верованиям земледельцев Севера, должен был охранять стада от волков. Апостол Петр был известен как покрови­тель рыболовов, защищал от змей. Святые Козьма и Демьян чтились как целители и как покровители ремесел.

На рубеже 15-16 вв. в Карелию все чаще попадают иконы из крупных художественных центров, в том числе шедевры новгородского письма. В это же время усиливается московская школа, поскольку Карелия жила уже под властью Москвы. Новгородское влияние начинает угасать.
Но несмотря на смену власти местные иконы все-таки продолжали оставаться доста­точно самобытными. Они создавались в мелких мастерских, а иногда и работавшими в одиночку деревенскими авторами. Художники вольно или невольно передавали не только внешнюю суровость, сдержанность героев, но старались отразить прямоту характера и простодушие людей Севера.

Устройство иконостаса
Иконостас северной деревянной церкви был устроен своеобразно. Бревенчатые стены рубленой церкви - в от­личие от каменной - не могли быть покрыты росписью. Поэтому иконы в 15 в. ставили в ряд на стене, отделяющей молельню от алтаря. Первоначально такой иконостас со­стоял из двух рядов. Нижний, местный ряд включал изо­бражение святого, имя которого носила церковь; здесь также могли находиться изображения других важнейших религиозных сюжетов. Центром второго ряда была фигура Христа, изображение богоматери, избранных святых, праздников. В большинстве храмов Карелии 16-17 вв. иконостасы все еще простые. В небольших церквях и ча­совнях ставили не ряд икон, но изображение писали на цельной горизонтальной доске или на нескольких досках. Иконы стояли на деревянных полках, прикрытых узкими расписными досками (тяблами). Позже стали расписывать иконы «неба», подвесного потолка. Одним из шедевров карельской иконописи - икона «С в. Власий» из-под Олонца. Тонкие черты лица старца подчеркнуты могучим выпуклым лбом; облик мыслителя и свя­того одухотворен и величественен. Здесь чувствуется рука мастера, близко знакомого с народным искусством. Хотя обонежские иконы теперь кажутся более тонкими, чем большинство других северных писем, иконопись Карелии не смогла сложиться в 16 - 17 вв. в самостоятельную школу. Но в то время, когда региональные «мастерские» посте­пенно подчинялись Москве, карельская икона сохраняла яркую самобытность. Ее бесхит­ростность, душевность несомненно выигрывают на фоне изощренных и стандартизован­ных икон, в изобилии появлявшихся в крупных городах России.

Прикладное искусство

Все, что нужно для быта, изготавливалось в семье, в своей деревне. В Карелии все­гда было много мастеров, находивших через особенности северной природы и образа жизни своеобразный подход к бытовым вещам, основанный на лаконичности формы, соч­ности деталей, соразмерности орнамента. Это распространяется на различное хозяйствен­ное оборудование, транспорт, орудия труда, посуду, изделия из бересты. Грабли, лопаты, рубели, трепала для льна, совки для сбора ягод, прялки, ткацкие станки отличались про­думанной, учитывающей свойства материала и характер нагрузок, конструкцией. Они бы­ли легки, удобны в работе, пользовании, часто украшались резьбой или росписью. Так же внимательно, с любовью и выдумкой мастер подходил к изготовлению лыж, телег, саней, дуг и прочих предметов конской упряжи.


Древнекарельские женские костюмы
Древнекарельские женские костюмы Реконструкция С.И. Кочкуркиной и Ю.Н. Гурковой
В XII -XIII веках складываются традиции карельского костюма. Для его изготовления в основном использовались льняные нити; ино­гда добавляли конопляную и шерстяную нить. Ткани изготавливали на примитивных ткацких станках. Ткани в клетку, полоску (преобладали голубые, серые, сиреневые тона) использова­лись для будничной одежды - мужских и жен­ских рубах, сарафанов. Крой был простым. Из льна делали нательные рубахи; из шерсти - юб­ки, передники, накидки, головные платки, по­крывала. Цветовая гамма костюма была доволь­но скупой: различные оттенки серого в сочета­нии с коричневым; реже использовался синий цвет. Богаче могли выглядеть женские шейные украшения, отделанные тесьмой, серебряными или позолоченными бляшками, а также голов­ные уборы с серебряной, золотой нитью или шитьем. Праздничную одежду, в частности женские рубахи, шили из холста белого цвета, подолы украшались красной полосой тка­ного узора. Тканые вещи, например, шерстяные одеяла отличались разнообразием расцветки и геометрических рисунков. Лоскутные одеяла радовали глаз удивительной согласованно­стью орнамента и цвета. Даже простейший, преимущественно линейный рисунок полови­ков не выглядел скучным. Для северных и прилегающих к ним районов Карелии характерно полихромное узорное вязание из шерсти (чулки, носки, перчатки, рукавицы).

Прялки
Прялки обычно служили подарком дочери, жене, невесте, их брали с собой на поси­делки, в гости. Они вырезались из части дерева, имевшей естественный изгиб; ее лопасть делалась стройной, тонкой. Крупные элементы дополнялись трехгранно-выемчатой резь­бой, которая выполнялось сочно и непринужденно. Не исключались (в Поморье) и прял­ки с ажурной резьбой. Нередко в прялке совмещались и резьба и роспись. В районах, гра­ничащих с русскими областями, росписи носили более свободный характер; например, в росписях Поморья больше изобразительных элементов, для произведений пудожских мас­теров характерны оттенки коричневых фонов, преобладают мягкие созвучия красок. Изо­бражения бутонов, цветов, винограда, цветущих садов с множеством птиц писались в об­щем светлом, лирическом ключе.
Роспись велась широкими мазками ярких красочных пятен, которые объединялись белильными мазками, а также черными или цветными «приписками», деталями. Из старо­обрядческих мастерских ведут свое начало шкафчики с аллегорическими картинками, среди которых наибольшую популярность получило изображение птицы Сирин - сказоч­ной птицы с женской головой.

Вышивка.
Многоцветная вышивка вообще характерна для народов прибалтийско-финской группы, районов Европейского Севера. Она применялись для украшения одежды и го­ловных уборов (сорок, кокошников), а также полотенец, подзоров к кроватям. К числу древнейших относится композиция из двухголовой птицы (или коня), напоминающей древнюю ладью. На ее спине утверждалось либо человекоподобная фигура, либо дерево. Позднее добавились стилизированные изображения женщин, коней, мотивы цветов, де­ревьев, побегов, птиц. Например, дерево могло изображаться как ствол с поднятыми чело­веческими руками, как ромбы и треугольники с отходящими от них ветвями.
Вышивка была формой творчества, которым занимались с малых лет девочки, гото­вившие себе приданное, и все женщины семьи. Вышивальщицы настолько тонко варьиро­вали простые мотивы, что крайне трудно найти полностью одинаковые композиции. Гео­метрические узоры состояли из различных ромбов, крестов и некоторых других фигур. Постепенно узор укрупняется, усложняется (четырех- и восьмиконечные звезды, ромбы, прямые и косые кресты и т. д.). Сюжеты с женскими фигурами трактовались условно, они чаще встречались в районах, контактирующих с русским населением. При этом все моти­вы отличались радостным характером, очарованием безыскусности и подлинной архаич­ности.

Обработка металлов Обработка металлов
Еще в 6 в. вепсы изготавливали из бронзы простейшие украшения, ножи, топоры-кельты, а в 9 - 12 вв. - довольно сложные украшения в скандинавской традиции. Броши из литого серебра диаметром 2,9-8,5 см украшались чернением, гравировкой. Использова­лись мотивы процветшего креста, виноградной лозы, побегов с листьями, розетки, древа жизни, изображались львы. Все это свидетельствует как о русских, так и о западных, влияниях на искусство местных мастеров В средневековье и позднее в деревнях Карелии использовалась горячая и холодная
ковка железа, литье меди, олова, резьба и чеканка металла. С большой изобретательностью кузнецы выделывали самые различные вещи: ковши, подойники, светцы; оковывали сундуки; делали детали для телег, саней, орудия труда. И здесь мастера становились художниками, когда они осмысливали выразительные свойства материала и технологии, находили точные формы, пропорции - и не утрачивали при этом прочности, конструктивности вещи. Некоторые семьи изготовляли серебряные, позолоченные серьги с жемчужными вставками,кресты,пуговицы, кольца.
Крестьянский мастер - свободный, разносторонний человек со вкусом, воспитанным строгой природой, прекрасной традицией. Кузнец нередко совмещал профессии ювелира, литейщика, жестянщика, столяра, плотника, иконописца и маляра. В каждом из этих жан­ров народный талант проявлялся в полной мере.

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.