ГлавнаяАрхивЭтнография Олонецкой губернииПредрассудки и поверья карел

Покровский П., учитель. Корел, его быт и занятия (Олонецкий уезд) // Олонецкие губернские ведомости. 1873. № 8. С. 90 – 92.

(Олонецкий уезд).

Предразсудки и поверья Корела.

Предрассудки и поверья карел Угол Олонецкой губернии, около берегов Ладожскаго озера и вдоль границы Финляндии, от юга к северу, населен Корелами. Недалеко ушел Корел в образовании. Необразованность массы населения относится 1:100; да и можно-ли назвать образованием плохую грамотность и то, что иной Корел с трудом кой-какими буквами приложитъ руку за себя и товарищей. Написать-то он напишет, а прочитать-то, что написал не может. Есть даже такие писаки, что, не зная сказать по русски ни одного слова, пишут. В виде исключения, встретится во всей волости человек пять-шесть бойчее пишущих и читающих, да отчетливо говорящих по-русски. 

Малограмотность и замкнутость населения служат главной причиной того, что предразсудки и поверья, переходящия от поколения к поколению не ослабевают и не вытесняются из массы народа, а остаются и действуют до сего времени в полной силе, вредно влияя на благостояние народа и нравственность. Крайняя невежественность, незнание законов природы  породило в массе народа много суеверий и предразсудков. У Корела во всем виноват или диавол (кегно), или худой глаз, или злой человек; по его понятию каждое здание имеетъ своего хозяина, который является в разных видах и бывает добр, если человек уважает его, и зол, если человек худо ведет себя в отношении того или другаго хозяина; этот-же самый хозяин может причинять пользу или вред.


Если случится, что у крестьянина заболеетъ-либо корова-либо лошадь, это значит: «диавол ударил»; лежит человекъ в горячке: «бес мучит»; подвержен человек падучей болезни  это значит: «злой человек испортил». Все эти болезни лечит какой-нибудь пресловутый знахарь. Случись что-либо у крестьянина и тут-то пожива знахарю, так как корел начинает с поклонами упрашивать знахаря, чтобы он пошептал на соль или наговорил на воду, принесенную из невидимаго колодезя, и обдал-бы больную скотину или больнаго человека. Больнаго горячкою знахари до того парят в бане, что тот лишается сознания и совершенно изнемогает; это значит «беса выгоняет».

Само собою разумеется, что у знахарей дело ведется с разными таинственными обрядами, которые, по мнению Корела, и имеют целительную силу. Если знахарю удастся исправить человека или скотину, так как он в одной своей личности соединяет обе должности, то вера в его силу и знахарство непоколебима, хотя бы он из двадцати вылечил только одну. Вера в слова знахарей бывает так велика, что если он, напр., по осмотре скотины скажет, что она не исправится, то корел скрестя руки и горько вздыхая, будет ожидать конца, не предпринимая никаких средств к излечению, а хитрый знахарь, видя безвыходное положение скотины и сознавая сам про себя свое безсилие в борьбе с болезнию, чтобы не повредить себе, предсказывает конец скотины; но, несмотря, повидимому, на авторитет и силу знахарей, вера в знахарство начинает подтачиваться с самаго корня, и долго-ли или коротко, а рушится, потому что знахари нередко ошибаются в своих пророчествах и слова их на деле иногда не выполняются; а эти-то ошибки и ведут к тому, что крестьяне перестанут обращаться за помощию к знахарям, а возмутся за более рациональные средства, а тогда прощай и знахарство: сгибнет оно как вешний снег, да и по делом.

К тому-же времени старые знахари умрут, а новые не народятся, да и молодое поколение пообразуется, благодаря открытию училищ, так как молодому поколению при каждом удобном случае объясняется вся безполезность веры в знахарство и то, что только целительная сила произведений природы способна облегчить болезнь, а не нашептыванья и обряды знахарей.
Поверья, дошедшия до настоящаго времени, следующия:
Когда отелится корова или какое-либо домашнее животное, также когда начинают сеять хлеб, то в тот день изъдома ничего не отдают; а на кануне посева моют полы, ибо, по замечанию Корела, в течении посева мыть пол не следует.
После солнечнаго заката не отдают никому молока, а если отдают днем молоко, то кладут на него кусочик хлеба, или щепот муки, или что-нибудь в этом роде, так как, если отдадут молоко после солнечнаго заката или без соблюдения этих обрядов, то корова убавит удой молока или и совсем небудет доить.


На день Пасхи убирают куда-либо подальше  вальки, веретна и веревки, чтобы их в этот день невидать, а если кто их увидит, то тот в этот год повстречает в лесу змея.
Если кто увидит в Пасху летящую сороку, то тот человек в течении всего года будет легок как сорока.
В Пасху нужно запереть свинью, так чтобы она не видела света; затем, чтобы, когда выпустят ее весною на пастбище, она не могла лазить в огороды.


В Пасху в первый день, а также в день посева и в день выпуска скота в лес, не подают нищему милостину.
На канун Иванова дня (23 июня), медную посуду и створчатые медные образа чистят на берегу реки, а вечером этого дня девицы ходят в поля умываться росою, чтобы об них прошла хорошая слава, и чтобы иметь успех выдти в замужество.
Вышедшему куда-бы-то ни было из дому, если попадется на встречу свинья, то будет успех, а если повстречается женщина или собака, то не будет счастия и успеха, и шедший возвращается домой, садится на лавку и, перекрестясь, вновь отправляется; особенно примета эта соблюдается рыболовами, полесниками и людями, отправляющимися в дальнюю дорогу.
Кто в начале весны в первый раз увидит летящую ласточку, тот непременно умывает себе лицо и руки, даже по возможности на месте; ласточка птица чистая и безвредная, а поэтому и умываются.


Первой попавшейся рыбы или дичи без денег не отдают, а хотя дешевле, но стараются отдать за наличныя деньги.
Между Ивановым днем 24 июня и Петровым днем 29 июня не купаются, боясь, чтобы не захватил водяной и неутопил; а если кто выкупается перед Егорьевым днем в таком ручью, который бежит с юга на север, то тот во весь год будет здоров.
Чтобы не издыхал скот, то нужно в тот хлев, где стоит скотина, положить убитую сороку; а если кто будет мучить кошек, то у того хозяина домовой не будет любить скота и он выведется.


Когда сложат хлеба в скирды, то чтобы мыши не ели хлеба, привязывают к левой ноге камень и таким образом подымают его наверх.
В истопленной бане нужно оставить воды и веник, для того чтобы хозяин бани мог попариться и помыться; а если не сделать этого, то он не пуститъ никого больше в баню или что хуже уморитъ кого-либо.
Когда в семье умрет кто-либо, то перед выносом его на кладбище семейные в концы шейных или головных платков связывают маленькие камушки и так провожают его до могилы; по возвращении же оттуда сначала прикладывают руки к печи, а потом развязывают камешки и бросают.


Когда у кого родится ребенок, то в том доме в течении двух недель после солнечнаго заката не приносят в избу дров и воды, потому что если приносит их после заката, то у ребенка долго не будетъ зубов; кроме того полагают к порогу камень и держат его до техъ пор, пока ребенок не начнетъ ходить.
Когда сеют хлеб, то первою горстью кидают на полосу бездонный берестовый бурак, для того чтобы всходов не выедал заяц.

Если маладший будетъ учить старшаго, то младший все, чему учил, сам забудет.
Кто хочет научиться играть на гармонике, балалайке или гуслях, тот должен взять 3Х9 ? зерен ржи, 3Х9 зерен овса, 3Х9 зерен жита и завязать взятые зерна по особым тряпочкам и узелки с зернами положить в карман; потом взять старый медный грош и положить в рот за правую щеку, а в правую руку инструмент, на котором хочешь научиться играть, и совсем этим идти в баню. По приходе в баню нужно сесть к печи лицом на пол и начать играть как-нибудь. Как только начнешь играть, то тотчас выйдет из под полка хозяин и начнет плясать; поигравши как-нибудь под его пляску, научишся играть хорошо; а когда нужно будет уходить из бани домой, то грош, который был во рту, взять в левую руку и, бросив его на пол, уйти из бани задом.

Если у кого украдут какую-либо вещь, то хозяин этой вещи должен сходить на кладбище, взять земли и положить в угол скотнаго двора: дворовый хозяин от укравшаго будет приносить в свой дом; это нужно делать, когда неизвестно будет, кто украл; если-же хозяин, хотя по слухам, узнает кто украл его вещь, то берет из трех своих следов по щепотке земли, идет с этою землею в избу к укравшему, в тихомолку бросает ее на пол и заводит речь об украденной вещи; если заподозренный им человек виноват, то он смешается в словах. Некоторые, чтобы узнать кто украл вещь, берут лучину и делают из нея крест, полагают на то место, где лежала украденная вещь, и сами садятся на лучиновый крест; кто делает это, тот сидит, ожидая вора, и укравший сам будто бы принесет украденную им вещь.


Если потеряется в лесу животное, то должно взять кусок забытаго в печи хлеба и помянуть скотину пред образами, а хлеб положить в конюшню и на утро посмотреть; если взять хлеб, то утерявшаяся скотина отыщется, а если хлебъ не взять, то не отыщется.
Чтобы не боятся бури, когда отправляешся в дальную дорогу морем, по выходе изъ дому, из первых трех следов нужно взять земли и связать в тряпку, и эту землю беречь до возвращения.


Когда срежешь ножом руку, то, чтобы остановить текущую кровь, нужно лезвие ножа три раза укусить зубами и после каждаго раза плюнуть на порез, от чего остановится текущая кровь и порезанное место не будет болеть.
Когда делают гроб, то не нужно ходить по щепы, для того чтобы ноги небоялись холода.
Если утром человек отправляется куда-либо, то он должен поесть, или хотя кусочик взять в рот; если-же он пойдет голодным, то кукушка на тело его будет спускать вши.


Когда начинают рубить лес для постройки дома, то замечают как упадет на землю щепка от втораго удара топором, если она упадет на землю той стороной, на которой кора, то это считается хорошим признаком и лес для постройки дома рубить продолжают; если же упадетъ отрубленной стороной, то это считается не хорошим признакомъ и в тот день лес не рубят.
Когда продают кому-либо корову или лошадь, то по выгоне ее из коровьяго двора на белый берут след из под правой ноги, для того чтобы свой живот оставить дома.


Когда делают основу для холста, что производится руками вдоль стен, и если попадет положить нитку не на тот колок, то это называется сорокой; эту нитку привязывают за ручку двери и замечают: кто первый войдет в избу, такой будет муж или именем или ростом, а если взойдет женскаго пола, то в этотъ год не будет в замужестве.
Когда моют нитки и холсты, то не пускают никого в избу, а если случайно кто взойдет, то замечаютъ  темнокровый или белокровый; если темнокровый, то холсты и нитки будут темные, если же белокровый, то на оборот.
Когда кроят воротник для новой рубахи, то обрезки полагают над дверями и замечают, кто первый взойдет; если взойдет мужской пол, то замужняя родит сына, а если женский, то девочьку; девица-же гадает на оборот, т. е. о выходе в замужество.
Если девице попадет иголка без ушка, то эту иголку она бросает на дорогу затем, чтобы кто-нибудь нашел ее; кто найдет эту иголку, тот будет любить девицу, которая бросила.


Когда хозяйка ходит убирать скот и если в ее отсутствие придут в избу знакомые, то она по возвращении в избу предварительно умывает руки и садится минуты на две, а потом встает и начинает здороваться с пришедшими. Тоже самое делает хозяйка после того как ходит доить коров.
Летом около Иванова дня девица берет три завертки от саней и ведро воды и с этими вещами отправляется в лес, становится на корни ели, полагает завертки на голову и обдается водою: это делается для того, чтобы об ней была слава и иметь успех в выходе замуж, кроме того для славы же носят в кармане голову и ноги ласточьки засушенныя.

Учитель Павелъ Покровскiй.

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.