ГлавнаяАрхивЭтнография Олонецкой губернииСеверные карелы хозяйство, быт, ремесла описание 1913 года

Известия Архангельского общества изучения Русского Севера. 1913.

О Карелiи
Бытъ карела.

 Северные карелы   хозяйство, быт, ремеслаПроезжая от г. Кеми по реке того же названия, встретится первое село с карельским населениемъ, это Подужемье. Жители этого села настолько же хорошо говорят по-русски, как и по-карельски. Можно сказать, что село это русское. Дома и постройки, за исключениемъ немногих, такие же, как и в русских селах.
Подвигаясь дальше вверх по течению реки, вы встречаете села уже чисто карельския. Чем дальше от России, тем меньше слышится русская речь. В некоторых больших селах, где живут русские служащие, можно еще найти понимающих по-русски кареляков, разспросить их кой о чем и достать каких либо съестных припасов. В маленьких же деревнях такого человека найти трудно и, если путешественник не запасся съестными припасами, может посидеть голодом. Конечно, можно в таких случаях добиться того или другого разными знаками.
Так один проезжающий захотел купит в одной из глухих деревень баранины. Сколько он ни объяснял карелякам, что ему нужно баранины, те ничего не понимали. Наконец он догадался показать наглядно, чего ему нужно: он встал на четвереньки и по-бараньи заревел: „бя”! Кареляки разсмеялись и принесли ему требуемаго…
В центральной Карелии уже сказывается влияние Финляндии. Влияние это прежде всего заметно в постройке домов. Новые дома всегда строятся по финскому образцу: дом, в котором живут сами хозяева, строится отдельно от скотнаго двора и окрашивается всегда в темно-красный цвет. Есть и чисто-карельския постройки. Особенность их та, что у каждаго дома с боку есть пристройка, напоминающая русскую „боковую избу”. Вход в дом всегда делается в этой пристройке. Среди богатых двух-этажных и раскрашенных домов стоят старинныя хаты, в стенах которых имеется только по одному крошечному окну.
В зажиточном доме делается две комнаты: кухня и горница, в которой принимаютъ гостей. В кухне устраивается большая неуклюжая печь. На шестке печи устраивается небольшая топка (пизи). Топят ее утром, днем и вечером, когда нужно варить кофе или похлебку. Вечером она служит и источником света. Для этой цели она устраивается на переднем углу печи, чтоб светъ отъ нея распространялся по всей комнате. По средине передней стены стоит стол, за которым обедают и ужинают. К стенам приделаны лавки.
Снаружи дома бываютъ довольно красивы. Внутри же грязны и зимой очень холодны. Но кареляки не боятся холода, так как они к этому привычны и выносливы. В зимнее время часто можно встретить кареляков, идущихъ из бани в адамовом костюме, хотя бывает довольно большой мороз. Бедные жители иногда всю зиму ходятъ без сапогов, в одних шерстяных чулках, на подошвах, подшитых кожей. В таких чулках многие ученики ходят в школу всю зиму.
Да и те, которые приходят в сапогах, снимаютъ их и бегутъ на улицу в чулках в самый сильный мороз. Обыкновенной обувью
для кареляка и зимой и летомъ служатъ „упаки” или „кепьги” (кожаные сапоги с загнутыми кверху носами, без подборов, причем подошвой служитъ тоже кожа, что и на голенищах). Валенные сапоги носятъ очень редко.
Одеждой для мужчин служит рубашка, на которую надевается жилет, а на последний - пиджак. Необходимым украшениемъ считается финский нож в светлой оправе, который на цепочке прикрепляется спереди к брюкам. На голову летом надевается шляпа, а зимой шапка. Женщины одеваются в такие же сарафаны, как и русския. Девицы на голове носятъ узкую косынку, на которую повязывается платок. Замужния женщины под платок повязывают большую косынку. Некоторыя молодыя женщины носятъ высокую повязку, спереди расшитую золотом.
Большая часть кареляков уходит на заработки в Финляндию. Там они занимаются торговлей. Начинают торговать разной мелочью: шильцем, мыльцем, иголками и т. п. Наберут товару сначала немного, продадут его с барышем, покупают снова и снова с сумкою за плечами шагают по финским деревням. Таким образом кареляки и расторговываются. Многие из них, начавши таким образом торговлю, имеют в Финляндии свои магазины в нескольких городах. Некоторые поступают в приказчики к финским купцам или к своим же карелякам.
Но не всякому приходится расторговаться и стать самостоятельным купцом. Многие живут в Финляндии и только перебиваются на хлеб, а дома оставлена целая семья, которой частенько приходится голодать.
Землеелие в Карелии развито очень плохо. Почва там каменистая и чтобы расчистить землю под пашню надо приложить очень много труда. Почти у каждаго засеваемаго участка земли можно увидеть груды камней, собранных с поля. Вновь расчисток земли производится очень мало и даже расчищенныя раньше поля запускаются, потому что, за неимениемъ лошадей, обработка поля стоитъ очень дорого. Так, напр., в центральном селе Карелии Ухте на 300 дворов приходится около 25 лошадей. Конечно, весной, во время посева лошади бываютъ очень дороги, отчего многие не обрабатывают своей земли. Некоторые же за неимениемъ  лошади вскапывают землю под рожь и ячмень копачем; хлеба родится очень мало и очень рано приходится покупать его.
Плохая обработка земли зависит также и от того, что мужчины, побывавшие в Финляндии, совершенно почти отвыкли от физической более трудной работы. Кому не повезло в торговых предприятияхъ, тот волей-неволей долженъ жить дома и заниматься домашними работами. Но работа идетъ плохо, потому что он сам на работу идет неохотно. Плохо он обрабатывает землю, мало у него родится хлеба, от чего многие живут в крайней бедности. Женщины иногда исполняют и мужскую работу, напр., весной вскапывают землю. В зимнее время они работают мало. Редко увидишь карелку за шитьем или вязаньем. Вяжут они себе только шерстяные чулки и руковицы, а вязать хотя бы для себя какия либо кружева или вышивать на полотне что-либо почти совсем не умеют. Только некоторыя, бывавшия в Финляндии, становятся хорошими портнихами. У некоторых зажиточныхъ хозяев
есть вязальныя машины, которыми изготовляются рубашки, жилеты, кофточки, чулки и проч., но таких хозяевъ немного.
Остающиеся дома мужчины занимаются рубкой и сплавом леса и лесной охотой. Но на сплав леса идутъ очень немногие, такъ что это занятие особаго промысла не составляет. Охотится же почти каждый мужчина. Убивают разную лесную дичь, а иногда и зверей (лосей). Все это идетъ только для местнаго употребления.
Видным занятиемъ является рыболовство. Рыба ловится в озерах (которых в Карелии очень много) неводами, мережами и дорожками.
Несмотря на обилие озер, рыболовство развито слабо, потому что этим промыслом занимаются женщины. Они даже не могут наловить рыбы для себя на зиму.
Пища кареляков очень неприхотлива; они обыкновенно едятъ „рокку”,*) молоко и рыбу. Есть пословица: „На вкус и цвет товарища нет”.
Действительно, у кареляков вкус немного странный. Они, напр., предпочитают свежей рыбе немного протухшую рыбу. С такой рыбой стоятъ иногда целые ушаты, издающие сильный запах и сверху совсем покрывшиеся плесенью. Рыбу эту нарочно держат так, чтобы придать ей нужный запах. На продажу иногда привозятся сиги, сплошь покрытые червями. Несмотря на это они охотно рабираются.
Вкусным блюдом считается также парное молоко, получаемое в первые дни после отелу коровы.
Мясо кареляками мало употребляется в пищу, потому что, за неимением пастбищ, мало держат скота. Сена выставляется очень мало, поэтому овец выпускают на волю весной очень рано, когда еще снег не стаял. Травы, конечно, они достать не могут и едят сосновую кору, сдирая ее с бревен, вывезенных в деревню зимой, или же подбирают около домов и на дороге клочки сена. Рогатый скот очень мелкий: большая корова веситъ 6-61/2 и очень редко 7 пудов. За неиминиемъ сена зимой их кормят одной соломой. От такого корма они не много дают и молока. Молоко употребляется в пищу с кофе, который составляетъ для кареляковъ любимый напиток. Как только кареляки встают с постели, первым делом - пьют кофе. Днем опять кофе. Придет гость - ему подают кофе. Чай употребляется редко, а в некоторых домах и совсем не употребляется. Приготовляется кофе по своему: в кофейниках с кипяченой водой ложатъ около чайной чашки молотаго кофе, причем ложат его не в мешок, а прямо в воду. Все это опять кипятится на огне. В кофе прибавляют часть соли, так что он получает солоноватый вкус. Некоторые даже пьют кофе с луком.
Как сказано раньше, своего хлеба населению не хватает. Хлеб привозится торговцами из Котласа, Рыбинска и др. городов России. Но какова дорога в Карелию! От г. Кеми летом не бывает проезда на лошадях. Все провозится по реке, имеющей множество порогов. Карбас с кладью в пороге поднять нельзя. Сначала кладь выносится по берегу через весь порог, потом уже поднимается пустой карбас. Так поступают в каждом большом пороге. Конечно, такая доставка соединена с большими трудностями и большими расходами. Товар, привозимый в центральную Карелию, становится дороже в 3-4 раза.

Поэтому торговцы стараются привезти товар летом только до г. Кеми, а оттуда уже достают по зимнему пути, который устанавливается в декабре месяце. Провоз зимой дешевле, чем летом, но все-таки весь товар бываетъ очень дорог. Так, напр. мешок ржаной муки в с. Ухте стоит 8 руб. 75 к., а иногда и дороже; 1 пуд белой муки - 4 руб.; сахар головой по 20 к. за фунт; а в розницу - 22-23 к. Торговцы привозятъ товару столько, чтоб его хватило на целый год, но в тоже время лишняго ничего не привозят. И вот, когда осенняя распута продолжается долго, то часто товару в лавках не хватает и жителям приходится сидеть без муки, керосину, сахару и проч. целый месяц и больше. Тогда приходится брать муку в запасном хлебном магазине, вечером же сидеть дома в темноте.
В больших селах, где много русских, служащих, напр., в Ухте, жизнь еще дороже, потому что там, в виду большого спроса, поднимается цена и на местные съестные продукты: мясо, масло, рыбу и т. д. Гораздо дешевле было-бы, если бы товар доставлялся из Финляндии. Но тут препятствуетъ полиция, заменяющая таможенных чиновников. Конечно, многие кареляки привозят для себя из Финляндии все необходимое, иначе жить им было бы невозможно.
В с. Ухте в настоящее время есть мастерская кожевенныхъ изделий. Материал для работы в мастерской заготовляется отчасти на своем кожевенном заводе, но большая часть его достается из Финляндии. Когда он привозится на место, приезжают таможенные чиновники верст за 200 специально для осмотра товара. Каждому из них нужно заплатить прогоны за проезд, суточныя и т. д. Прибавить еще к этому пошлину и провоз из Финляндии и опять все изделия мастерской обходятся очень дорого.
Нет в Карелии никакого более или менее развитаго мастерства: ни сапожнаго, ни столярнаго, ни слесарнаго, а потому все мастера очень дороги и плохи. Дома, например, строятся до того плохо, что напоминают собою терем Владимира Красное Солнышко: „на небе звезды и в тереме звезды, на небе месяц и в тереме месяц”. Только в карельских постройках звезды и месяцъ видны не в большия окна и стекольчатыя крыши, а прямо в щели в стенах и углах.
Если на улице дует ветер, то можно узнать в каком направлении он дует, не выходя из избы.
Более или менее лучшие мастера приходят из Финляндии. Влияние Финляндии сказывается во всем, особенно на нравственности населения. В Карелии нет ни одной казенной винной лавки, поэтому пьянство здесь отсутствует. Не увидишь там толпы пьяных мужиков и ребят, и шатающихся по деревне. Есть отдельныя личности, бывавшия въ России и научившияся пить. Но таким волей неволей приходится сдерживаться, потому что водка привозится не часто. В часы отдыха и досуга время заполняется разными играми. Летом, например, парни и мужики по целым ночам проводят в игре в мяч, или „гоняют попа”. По вечерам молодежь собирается на вечеринки „кизапирти”, где под песни или  звуки губной гармоники устраиваются танцы. И там парни, всегда трезвые, держат себя вполне прилично…
Пора бы вспомнить об этом забытом крае и обратить внимание.

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.