ГлавнаяШкольникамО злодеяниях финско-фашистских захватчиков в Карело-Финской ССР

СООБЩЕНИЕ ЧРЕЗВЫЧАЙНОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ КОМИССИИ ПО УСТАНОВЛЕНИЮ И РАССЛЕДОВАНИЮ ЗЛОДЕЯНИЙ НЕМЕЦКО-ФАШИСТСКИХ  ЗАХВАТЧИКОВ И ИХ СООБЩНИКОВ

 

О злодеяниях финско-фашистских захватчиков в Карело-Финской ССР

 

На временно оккупированной территории Карело-Финской ССР правительство и верховное «военное командование Финляндии, осуществляя свои империа­ листические планы, стремились поработить советских людей, уничтожить культуру народа и .превратить Карело-Финскую ССР в колонию. В наставлении так
называемого «Восточно-Карельского просветительного отдела» Финского штаба, захваченном Красной Армией при разгроме штаба 13-го берегового  артиллерийского  полка в июне 1944 года, указывается воинским частям   на необходимость осуществления захвата территории Карело-Финской ССР и других  областей Советского Союза. В нем говорится: «...Если в Финляндии теперь  недостает строительного леса, то  богатые леса Восточной Карелии ждут  превращения их в капитал.  Преимущественно в Восточной Карелии лес старый, созрелый, в то время как    в Финляндии он молодой, малопригодный как  строительный материал. К тому же вывоз леса из Восточной Карелии при наличии такого большого количества рек и озер стоит малых затрат.
Экономическая же выгода от этого очень велика.
Финское правительство с беспримерной наглостью объявило все советское население на захваченной территории дленным, и заключило мужчин, женщин,  ста­риков и детей в специально созданные концентрационные лагери, создав в «их режим голода, истязаний и непосильного изнурительного труда с целью  преднамеренного истребления советских людей.

 
Разрушение городов и сел Советской Карелии

Разрушенный финнами ПетрозаводскГород Петрозаводск, основанный в 1703 году Пет­ром Первым на западном берегу Онежского озера, за годы советской власти стал крупным центром про­ мышленности и культуры Карело-Финской Советской Социалистической Республики. Финско-фашистские захватчики за время оккупации, и особенно перед  отступлением, подвергли столицу Карело-Финской ССР огню, грабежу и разрушениям.

В непримиримой ненависти к советской культуре финны сожгли и разграбили в Петрозаводске Университет, Научно-исследовательский институт культуры.  Публичную библиотеку, Государственную филармонию, Дворец пионеров, театр, музыкальное училище, два педагогических училища, индустриальный  техникум, пять школ, девять детских садов, кинотеатр, физио­терапевтическую лечебницу, психоневрологический диспансер, разграбили Государственный  музей, взорвали и сожгли все мосты и свыше 485 жилых домов, в том числе дом, где жил знаменитый поэт XVIII века Г. Р. Державин, варварски разрушили  памятники В. И. Ленину и С. М. Кирову.

Они полностью уничтожили (промышленность города, разрушили железнодорожный узел, сооружения и флот Беломорско-Онежского  государственного  пароходства, все предприятия связи. Перед уходом из Петрозаводска финны взорвали, сожгли и разрушили семь электростанций, три плотины, фидерную  подстанцию, трансформаторные киоски, вывезли в Финляндию ценное электрооборудование.

Финские захватчики - взорвали и уничтожили электростанцию, (Плотину, жилой фонд, подсобные преприятия старейшего Онежского металлургического и  машиностроительного завода, хозяйство которого создавалось на протяжении столетий и особенно за годы советской власти. При этом захватчики вывезли в  Финляндию оборудование всех 20 цехов завода.

Финны разрушили в Петрозаводске крупнейшую в Советском Союзе лыжную фабрику, выпускавшую до войны в год свыше 500 тысяч лыж первоклассного  качества, сожгли лесопильные заводы, уничтожили холодильник, типографию, ликероводочный и пивоваренный заводы, хлебозаводы, взорвали надворные  сооружения и цехи судостроительного завода.

В оккупированных районах Карело-Финской ССР фашистские захватчики уничтожили все механизированные предприятия и сооружения лесозаготовок и  лесосплава, сожгли четыре лесопильных завода и ме­бельную фабрику, Кондопожский целлюлозный завод, взорвали водосброс на Кондопожской  государственной электростанции, электростанцию в Медвежьегорске, Повенецкий судоремонтный и Кондоложский пегматитовый заводы и много других  предприятий. Крупнейшие разрушения финские оккупанты причинили сооружениям Беломороко-Балтийского канала имени Сталина: взорвали семь шлюзовых  ворот, аварийные ворота, эстакадные стенки камер шлюзов, плотины, дамбы, водоспуски, бетонные устои. Такие же разрушения финские погромщики  произвели во всех городах и большинстве сел Карело-Финской ССР.

Финские захватчики пытались превратить мирных советских граждан в своих рабов.

Сразу же после вторжения в Карело-Финскую ССР фашистские захватчики объявили советских людей пленными и заключили их в специальные концентра­ ционные лагеря.

В городе Петрозаводске было организовано шесть таких лагерей, в которых содержалось до 25 тысяч человек — женщин, детей и стариков. Концентрацион­ ные лагери для мирных граждан были организованы также в Медвежьегорске, близ города Олонец, в совхозе Ильинском и  других местах Карело-Финской  ССР. Во всех лагерях финнами был установлен для заключенных жесточайший режим издевательств, изнурительных непосильных работ, пыток и насилий.

Территория лагерей была обнесена высоким забором и колючей проволокой. С 7 часов утра «пленников», не считаясь ни с полом, ни с возрастом, ни с со­ стоянием здоровья, под конвоем выгоняли на тяжелые,  изнурительные  работы.   «Пленным» советским гражданам в лагерях в качестве питания выдавали в  день 100—200 граммов недоброкачественного хлеба у и нерегулярно — по 200 граммов мороженого картофеля или гнилую колбасу из конского мяса. Охрана  лагерей, которую возглавлял полковник Рольф Шильд, истязала поголовно всех советских людей, заключенных в лагери.   Финские рабовладельцы избивали  заключенных за невыполнение норм выработки, за неправильную укладку дров в поленницы, за недостаточную почтительность к чинам охраны, били и  истязали без всяких поводов. Одной из мер наказания было также лишение пайка на двое-трое суток и заключение в карцер.

"Пленных" мирных советских людей финские палачи подвергали невероятным истязаниям и пыткам. Один из жителей Петрозаводска, давший свои показания  Следственной комиссии, Новиков Б. И. был очевидцем того, как в лагере № 2 финны отобрал 30 человек, как якобы военнопленных. Их увезли на улицу Льва  Толстого, где подвергли мучительным истязаниям. «Пленным» жгли пятки каленым железом, били резиновыми палками, затем 15 человек из них расстреляли.  Остальные 15 человек через 25 cуток были возвращены в лагерь № 2. Пленный финский солдат 1-й роты 2-го батальона, бригады самокатчиков бронетанковой  дивизии Лагуса Вилхо Куркила показал: «Когда мы вошли осенью 1941 года: в город Петрозаводск, то населения там не нашли, все оно разбежалось по  окрестностям. Финские власти издали приказ, которым предлагали населению под угрозой расстрела немедленно вернуться в город. Были созданы отряды  для поимки населения и воз­вращения его обратно в Петрозаводск. Население таким образом собрали и загнали в лагеря. Один лагерь был создан в Кукковке,  другой — в местечке под названием «Дорога в Соломенчуги», третий находился за радиомачтой. Всех, и старых и молодых, под конвоем гоняли на тяжелые  работы. На людей было страшно смотреть — до тогo у них был несчастный и забитый вид. Очень многие не выдерживали и умирали. В то время когда жители  находились в лагерях, мы, финские солдаты, очень хорошо пожили как в самом Петрозаводске, так и в окрестных деревнях. В домах оставалось все  имущество местного населения и много продуктов. Все это добро было объявлено безнадзорным, и, разумеется, мы не зевали, брали все, что нам казалось  подходящим. Много добра мы отправили родственникам в Финляндию, но особенно отличались в этих делах солдаты 3-й роты нашего батальона, да и другие  не отставали от них».

Финны истязали в лагерях не только взрослых, но и детей, которые также считались «пленными». Пленный финский солдат 13-й роты 20-й  пехотной бригады  Тойво Арвид Лайне показал: «В первых числах июня 1944 года я был в Петрозаводске. На станции Петрозаводск я видел лагерь для советских людей. В  лагере помещались дети от 5 до 15 лет. На детей было жутко смотреть. Это были маленькие живые скелеты, одетые в невообразимое тряпье. Дети были так  измучены, что разучились плакать и на все смотрели безразличными глазами».

«Пленных» детей финские рабовладельцы наравне со взрослыми заставляли выполнять непосильную работу. Финский солдат Суло Иоганнес Ахо из 2-го
отдельного батальона береговой обороны был очевидцем, как «в течение лета 1943 года было согнано свыше 200 человек, главным образом подростков, из  ближайших деревень на строительство дороги в районе Толвуя и пристани Шитики. Все эти люди работали под охраной финских солдат как заключенные».

В сентябре 1943 года 10-летний мальчик Зуев Леня содержавшийся в лагере № 2, хотел перелезть через проволочный забор. Финский охранник заметил  Зуева, без всякого предупреждения выстрелил в него и ранил мальчика в ногу. Когда Леня свалился, финн выстрелил в него вторично. Израненный Зуев с  трудом дополз до зоны лагеря. Свидетельница Лахина Е. В., содержавшаяся в лагере № 5, сообщила Комиссии о жутких жилищно-бытовых условиях  заключенных, находившихся в лагерях: «В помещениях в 15—20 кв. метров проживало от 6 до 7 семей. Бани и прачечной в лагере не было. Воду брали из  канавы, в которой валялись человеческие трупы. Мыла совершенно не выдавали.

Среди «пленных» наблюдалась массовая вшивость.  Нечеловеческие условия жизни в лагере повлекли за собой развитие эпидемий — цынги, дизентерии,  сыпного тифа».

В результате голода и массовых эпидемических заболеваний во всех концлагерях была исключительно высокая смертность: ежедневно умирали десятки лю­ дей, трупы которых свозились на кладбище по 2—3 раза за неделю. Вот что рассказали об этом очевидцы. Очевидец Коломенский Алексей Прокофьевич,  находившийся в 5-м петрозаводском лагере с 1 де­кабря 1941 года по 28 июня 1944 года, сообщил: «Работая возчиком, я вывозил из лагеря умерших на  кладбище «Пески», расположенное в 5 километрах от города Петрозаводска. Умерших вывозили во вторник, четверг и субботу каждую неделю. По моим  записям в мае 1942 года умерло 170 человек, в июне — 171, в июле—164, в августе—152. Всего с мая по 31 декабря 1942 года умерло в нашем лагере 1014  человек. В начале 1942 года в этом лагере было около 7,5 тысяч человек, а к моменту освобождения Красной Армией осталось 4,5 тысячи».

В Комиссию поступило письмо бывших заключенных в петрозаводских концлагерях, в котором они пишут: «Почти 3 года мы были оцеплены двойной колючей  проволокой, окружены тюремными вышкам и охранялись вооруженным конвоем. Нас морили голодом, избивали нагайками за малейшую провинность.   Особенно зверствовали в лагере № 2 комендант лейтенант Салаваара, а также комендант лагеря Вилье Лаакконен... Для «правонарушителей», состоявших  преимущественно из детей, молодежи и женщин, созданы были лагеря специального назначения в Кутижме, Вилге, Киндасове, по своим условиям не  уступавшие средневековым казематам. Здесь советских людей морили голодом, выгоняли на лесные работы зимой в рваных резиновых галошах на босую  ногу. Здесь население лагерей питалось мышами, лягушками, дохлыми собаками. Здесь умирали тысячи пленных от кровавого поноса, тифозной горячки, от  воспаления легких — без всякой врачебной помощи. Врач-зверь Колехмайнен вместо лечения бил больных палками и кулаками, выгонял сыпнотифозных на  мороз ...» Под этим письмом подписалось 146 советских граждан — бывших заключенных в петрозаводских концентрационных лагерях.

О нечеловеческой жестокости финских негодяев в отношении к советским мирным гражданам, заключенным в концентрационные лагери, свидетельствует
такой далеко не единичный факт. В руки Комиссии попало письмо бывшего студента университета в Хельсинки рядового 7-го пограничного егерского  батальона Салминен, который в этом письме писал буквально следующее: «Вчера расстреляли двух русских, отказавшихся приветствовать нас. Уж мы  покажем этим русским!»    

В результате каторжного режима, болезней, пыток и расстрелов в петрозаводских лагерях истреблено свыше 7 тысяч советских граждан.

Комиссия под председательством депутата Верховного Совета СССР Дильденкина, председателя Петрозаводского городского Совета Степанова, профессора  Петрозаводского университета Базанова, с участием судебно-медицинских экспертов: главного  судебно-медицинского эксперта Карельского фронта,  майора  медицинской службы Петропавловского; главкого патолога Карельского фронта, подполковника  медицинской службы, доктора медицинских наук  Ариэль и  других, осмотрев петрозаводское кладбище «Пески», обнаружила 39 групповых могил и установила, что во всех этих могилах захоронено не менее 7 тысяч  трупов. Судебно-медицинской экспертизой эксгумированных трупов установлено, что причиной смерти большинства погребенных являлось истощение. У части  трупов имеются сквозные повреждения черепа  огнестрельным оружием.

О злодеяниях финско-фашистских захватчиков в Карело-Финской ССР часть 2
О злодеяниях финско-фашистских захватчиков в Карело-Финской ССР часть 3

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.