ГлавнаяРедкие деревья КарелииМожжевельник — северный кипарис

«СЕВЕРНЫЙ КИПАРИС»
Житель поселка Эссойла П. И. Спирин прислал в газету «Ленинская правда» письмо. Он писал: «На территории Виданского лесхоза я увидел дерево, снимок которого и предлагаю вниманию читателей. Это же ки­парис, правда, не кавказский, но все же самый настоя­щий! Могут возразить: не кипарис, а можжевельник. Но ведь он достигает в высоту 12 метров. Раньше я что-то не встречал таких великанов. Как и откуда могло появиться в Карелии это уникальное дерево?»

Можжевельник - северный кипарисКипарис ли это? Конечно, нет, хотя относится к се­мейству кипарисовых. Суровые климатические условия Севера не позволяют вечнозеленому дереву переселить­ся из теплых стран Средиземноморья, с южного берега Крыма и Черноморского побережья Кавказа на терри­торию Карелии. У нас кипарис может расти разве что в цветочном горшке на окне...
Какое же дерево обнаружил И. Спирин в районе Эссойлы? Можжевельник. Точное его название: можже­вельник обыкновенный. Он распространен по всей лес­ной зоне, от Мурманска до лесостепи. На севере Каре­лии и Кольском полуострове растет еще один вид — можжевельник сибирский.
За узкоконусовидную или пирамидальную форму кроны можжевельник иногда называют «северным кипарисом». Безусловно, такие крупные экземпляры, как обнаружил И. Спирин, встречаются редко, притом только в южной Карелин. Они являются своеобразными памятниками природы и нуждаются в охране.
Древовидный можжевельник по декоративным каче­ствам нисколько не уступает настоящему кипарису и может широко применяться при озеленении для со­здания аллей, живописных групп и для одиночных посадок в парках и скверах. Он строен и красив, имеет плотную и густую вечнозеленую крону, начинающуюся от самой земли. К тому же хорошо стрижется, стойко переносит задымленность и загазованность городского воздуха, не боится морозов. Нетребователен к влаге и почве, может расти на песках и болотах, но предпо­читает скалы и каменистые сельги.
В естественных условиях можжевельник встречается вместе с сосной и елью в виде подлеска или второго яруса, а на открытых местах — в виде кустарниковых зарослей. Мужские особи выделяются обычно узкой, женские — широкой и раскидистой формой кроны. На ветках как будто кто-то рассыпал черную и красную смородину. За это сходство плоды и получили название шишко-ягоды. Они созревают только на второй или тре­тий год и очень целебны. В них содержатся всевозмож­ные кислоты, эфирные масла, до 25 процентов сахара. Можжевеловые шишко-ягоды охотно поедают дрозды, способствуя тем самым более широкому расселению этой породы.
Живет можжевельник долго. Например, в заповедни­ке «Кивач» встречаются столетние экземпляры. Один из них экспонируется в «Музее природы». В литера­туре описаны можжевельники в возрасте 500 лет и более.
В адрес группы охраны природы Института леса Карельского филиала Академии наук СССР приходит немало писем, сообщающих о произрастании крупных можжевельников на территории Карелии. Так, редкост­ные можжевельники обнаружены Э. Турвикас близ поселка Матросы Пряжинского района. Уникальные экземпляры растут также на берегах Пертозера, у по­селка Липпола Лахденпохского района и в местечке Таруллино неподалеку от Сортавалы. Красивые пира­мидальные можжевельники есть в Косалме. Читатель «Ленинской правды» А. Минин пишет, что на берегу Орловозера под Медвежьегорском нашел рощу можже­вельников высотой 15 метров, с диаметром стволов до 16 сантиметров.
Л. Пронин из Пудожа ставит вопрос об усилении охраны территории исторического заказника «Бесов Нос». Известные наскальные изображения — петрогли­фы - здесь соседствуют с рощицами можжевельников. Авторы почти всех писем просят организовать охрану редких деревьев.
Знатоки курортных лесов санатория «Марциальные воды» Владимир Шакшин, Владимир Сипович и Влади­мир Петров вызвались проводить нас к можжевельникам-великанам, растущим на скалистых берегах озера Карталамба. Вооружившись необходимым ботаническим, снаряжением, отправились туда. Путь был не из легких. Пришлось перейти болото, взбираться на крутые сельги. Еловый лес сменился осинниками, березняками, затем сосновым лесом. Наконец едва заметная тропинка при­вела нас в такой глухой лес, где не часто ступала нога человека. И вот здесь, среди вековых сосен, мы уви­дели можжевельник-великан, потом другой, третий - целую рощу. Исполины были такими старыми, что у них зеленели только макушки. Необычными оказались тол­щина их стволов, высота, а также размеры толстых, за­гнутых к земле нижних ветвей. Специальный прибор — приростной бурав - позволил определить точный воз­раст одного из деревьев — 236 лет!
Возвращаясь из похода, мы сожалели о том, что красивый «северный кипарис» не часто растет у наших домов. Ведь чем больше таких деревьев, тем чище и це­лебнее воздух. Смолистые выделения хвои делают его ароматным, обеззараживают, освобождают от вредных бактерий. А с какой почтительностью отзываются о мож­жевельнике почвоведы! Они величают его «отцом почв». Дело в том, что хвоя этого дерева, разлагаясь, дает мягкий гумус.
К сожалению, методы введения можжевельника в культуру пока малоэффективны. Он с трудом размно­жается семенами, черенками, прививкой, очень плохо переносит пересадку из леса, требует обязательной пред­варительной подготовки земляного кома.
Несмотря на то, что можжевельник встречается час­то, мы его еще мало знаем, слабо используем и недоста­точно хорошо бережем.

Стоит посмотреть следующий материал:

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.