ГлавнаяСлово о ВалаамеМонастырская бухта на Валааме

Путь к скиту Всех святых — один из самых интересных на Валааме. Если в некоторых случаях дорога между монастырскими ансамблями служит простой связкой, то путь к скиту, по маршруту крестного хода, решен как цельное действие, имеющее свое начало, кульминацию и развязку.

Пройдем через южные «святые ворота», мимо бывшей свечной лавки, спустимся по уже знакомой гранитной лестнице. Слева от дороги за оградой — сад с большим огородом. Интересно, что огород был на этом месте еще в начале XVIII века. Сад своей восточной стороной примыкает к живописному каменному трехпролетному мосту, возведенному в 1884 году. В саду есть пруд «для напое-ния деревьев». Был подведен к саду и поливочный водопровод.

Рядом с часовней Благовещения богоматери стоит бывший гостиный конюшенный дом — одна из ранних сохранившихся валаамских построек. Его мощный, внушительный объем, с цоколем, сложенным из крупных камней, словно сросся с землей, производя впечатление незыблемой устойчивости.

Бетонная лестница слева от дороги ведет к памятнику морякам Ладожской военной флотилии. На выложенной плитами площадке под сенью многолетних пихт из гранитных блоков воздвигнут монумент. На его лицевой стороне закреплен морской якорь весом 450 килограммов. Памятник установлен в 1975 году, автор проекта — сортавальский архитектор В. В. Еловков.

В день Военно-Морского Флота СССР на церемониал торжественного открытия памятника прибыли ветераны Ладожской военной флотилии и 168-й стрелковой дивизии.

...Но вот дорога поворачивает направо, в последний раз виден монастырь — это начало пути к скиту Всех святых. Система перспектив открывает панораму окружающей местности, с обязательным включением водной поверхности. Всего через несколько десятков шагов от развилки дорог открывается дальняя лучевая перспектива монастыря, ограниченная с боковых сторон плотной массой кулис, не позволяющих рассеять внимание по другим направлениям. Отсюда монастырский ансамбль предстает во всем своем величии. Вместе с монастырем в поле зрения попадает и Никольская церковь. Становится понятно, что Никольский скит, монастырь и часовни на пристани решались как целостный архитектурный организм.

Слева от дороги надвигается скала. На ней высечена надпись: «Сделана сия дорога 1845 г.». Еще несколько шагов — и между деревьев начинает проглядывать какое-то красное строение. Дорога поворачивает вправо, поднимается вверх, и фрагменты строения превращаются в кирпичную арку, поставленную в начале моста. С этого моста, называемого Владимирским, наиболее полно воспринимается перспектива залива, что подчеркивалось устройством арки — ворот живописной формы — и Владимирской часовни, справа на пригорке за мостом (ныне не существует) .

Перейдя мост, оказываешься на Скитском острове, довольно большом, но уступающем по размерам Валааму. Перед нами дубовые посадки, расходящиеся аллеями по трем направлениям: влево — к небольшому заливу, вправо — к Монастырской бухте и прямо — по направлению к скиту Всех святых. Дубовые посадки как бы подчеркивают композиционную значимость моста. Тут и переход с одного острова на другой, и одна из главных видовых точек маршрута, и архитектурные элементы (мост, ворота, часовня).

За дубовой аллеей начинается крутой подъем, Слева от дороги — великолепная гигантская сосна, сосна-великан. Двухствольное дерево высотой 30 метров, несмотря на весьма почтенный возраст, 350 лет, находится в хорошем состоянии. Диаметр ствола сосны—112 сантиметров. Хочется прикоснуться к коре этого удивительного дерева. Вспоминаются стихи И. Бунина:

Кора груба, морщиниста, красна,

Но так тепла, так солнцем вся прогрета!

И кажется, что пахнет не сосна,

А зной и сухость солнечного света.

Дорога углубляется в лес. Вверху смыкаются сосны. Идущего обступает лесная тишина. Но вот над головой снова голубое небо с редкими облачками, на большом светлом поле качаются ромашки. Если присмотреться, то справа над лесом можно увидеть возвышающийся объем монастырской колокольни. Монахи работали на поле, постоянно ощущая ее присутствие. Сохранились здесь следы хозяйственной деятельности монастыря — остатки фундаментов и несущих столбов.

Монастырская бухта на Валааме

Поле закончилось — и справа от дороги показался большой гранитный крест. Поставлен он в этом месте не случайно: тут соединяются две монастырские дороги — ездовая и пешеходная. Крест как бы фиксирует их слияние. Крестный ход останавливался у креста, и здесь происходило окропление «святой водой».

Пешеходной дорогой можно выйти на берег Монастырской бухты. Так и поступал крестный ход. А отсюда на пароме переезжали на другой берег бухты. Но мы отправимся по ездовой дороге.

Начинается отлогий спуск, заканчивающийся у Скитского залива. На самом берегу стоит могучее дерево с раскидистой кроной—«сосна Шишкина», предположительно служившая моделью для знаменитого художника.

Поворачивая вправо, дорога поднимается вверх в виде дубовой аллеи. Видя редкое на Севере дерево, зритель настраивается к восприятию чего-то необычного, что должно его ожидать в конце аллеи. Это — кульминация маршрута. Однако почти двухсотметровая аллея кончилась, а чуда нет — вновь попадаешь в пространство, ограниченное соснами и елями. Но достаточно пройти несколько метров по дороге, поворачивающей налево вверх, как вдруг открывается многорядная дубовая роща, в просветах которой заметны белые стены скита — конец пути.

Деревья не позволяют охватить взглядом скит целиком. Только на его территории становится полностью обозримой церковь. Но ее нижний и верхний ярусы воспринимаются по-разному. Если нижний ярус церкви рассмотреть легко, то чтобы увидеть верхние ее части без зрительных искажений, нужно отойти на довольно значительное расстояние. В этом легко убедиться, обойдя скит по тропинке.

Особенно хорошо раскрывается скитский ансамбль с юга и юго-запада. «Суховатые» вблизи, монастырские постройки выглядят живописными издалека.

Созданием дубовой аллеи и рощи после реконструкции дороги и скита во второй половине прошлого века преследовалась двоякая цель: предупредить о предстоящей встрече со скитом — своеобразная психологическая подготовка и в то же время до определенного момента скрыть его от зрителя — использование эффекта неожиданности. Посадка дуба, породы долговечной, сохраняющей и в старом возрасте здоровый вид, позволила создать здесь архитектурно-природную композицию, способную существовать длительное время.

Когда-то на месте скита стояла уединенная келья Александра Свирского. Позже ее сменила деревянная церковь. Постепенно она ветшала, и в 1793 году на этом месте был построен скит Всех святых.

Сооруженный из естественного камня, со стенами толщиной до полутора аршин (около одного метра), скит был непригоден для проживания. В зимнее время скитские помещения были угарны, а летом из-за сырости имели очень неприятный запах.

 



Стоит посмотреть следующий материал:

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.