ГлавнаяРедкие деревья КарелииЛипа — великан на «Земле Санникова»

 

Липа - великан

 

Сразу же оговоримся: нет, это, конечно, не та земля, о которой с таким увлечением мы читаем в одноименном романе знаменитого ученого и путешественника В. А. Обручева. Здесь нет ни «Долины тысячи дымов», ни пу­зырящихся озер, здесь нельзя участвовать в охоте на носорога вместе с онкилонами...
И все же есть у этой земли особенности, позволяю­щие сравнивать се с «Землей Савинкова». А находится она всего в полсотне километров от Петрозаводска. Можем назвать и более точный адрес: 54-й квартал Спасогубского лесничества, район озера Долгая ламба.
Шесть раз за два года побывал я на карельской «Земле Санникова». И хотя визиты эти были кратковременны, каждый раз в дневниках появлялись новые записи, характеризующие ее действительно необыкно­венную природу. И каждый раз невольно возникал во­прос: да Карелия ли это?!
А началось все с фотографии, на которой было изоб­ражено очень толстое дерево.
— Видели ли вы когда-нибудь такую липу? — спро­сил меня однажды Владимир Семенович Петров — механик из санатория «Марциальные воды», большой природолюб. На фотографии трос мужчин, взявшись за руки, обнимают ствол огромного дерева.— В семи кило­метрах от санатория растет, могу показать.
На следующий день мы с Володей Сиповичем, зна­током всех местных достопримечательностей, отправи­лись на поиски гигантского дерева.
Путь на восток, «за три горы», был труден. При­шлось преодолевать крутые подъемы и спуски, караб­каться по отвесным скалам, вязнуть по колено в топких трясинах и прыгать с кочки на кочку на болотах, пере­лезать через поваленные бурей стволы деревьев, переби­раться через ручьи по скользким и шатким валежникам. Вдобавок нас сопровождали тучи комаров и мошкары.
К слову сказать, труднодоступность места, куда мы держали путь, нахождение его в стороне от больших до­рог и явилось, по-видимому, основной причиной нетрону­тости, девственной сохранности этой территории. Ведут к ней только квартальные просеки да еле заметная лесная тропинка, известная лишь нескольким рыболо­вам. Я бы определенно заблудился, попав сюда впервые, если бы не провожатый. Добрались мы до цели, когда силы уже были на исходе.
Привал сделали на вершине горы, откуда откры­вались необозримые лесные дали. Деревья находились где-то внизу, под нами. Даже самые большие ели, расту­щие у подножия горы, и те не доставали до нас своими макушками. Далее четко проступали силуэты сосен, бе­рез, осин. Со всех сторон долину, напоминавшую глубо­кий каньон, обрамляли высокие, каменистые сельги, так­же поросшие деревьями. Лесам здесь нет ни конца, ни края. Лишь на самом горизонте блестит узкой полосой озеро Пертозеро, а за ним в синей дымке чуть обозна­чаются трубы Кондопожского целлюлозно-бумажного комбината.

Мы долго стояли зачарованные, не в силах оторвать взгляд от захватывающей панорамы. Богатство расти­тельности невольно обращало на себя внимание. Каза­лось, что земля эта никогда не претерпевала геологиче­ских катастроф. Может быть, и ледник каким-то чудом прошел мимо?
Вглядевшись в кроны деревьев, узнаю среди них вя­зы, липы, черную ольху. Благоприятный микроклимат, богатые почвы способствуют тому, что эти деревья — представители бореальной флоры — успешно растут здесь и сегодня.
Володя первый нарушил молчание:
— Вон там, слева, дерево выше всех! Это и есть та самая липа. Пошли!
Спустились с обрыва по крутой тропинке и попали в густые заросли малинника. Затем миновали несколько небольших полянок с грудами аккуратно сложенных камней, отошли от горы с полкилометра. Неожиданно вновь раздался голос Володи: — Вот она!
Первое впечатление было прямо-таки ошеломляю­щим. Посередине поляны, точно Гулливер среди лили­путов, подпирал небо огромный ствол. Стал обходить его кругом — насчитал 10 шагов. Раскинув во всю ширь руки, попробовали вдвоем обхватить ствол. Где там! Мала оказалась и мерная вилка, которой лесники изме­ряют деревья. Пришлось доставать обычный «метр» и четырежды прикладывать его к стволу великана. Вы­соко над головой раскинулась густая плотная крона. Да, такой феномен природы мне еще не приходилось встречать...
Нижний сук, упавший па землю, сам был похож на крупное дерево — превышал в диаметре полметра. Свет­ло-серая, местами охристая, толстая, с глубокими тре­щинами кора, покрытая мхами и лишайниками, свидетельствовала о весьма почтенном возрасте липы. Сколько же ей лет? Ответить на этот вопрос нелегко. Во вся­ком случае, не менее трехсот. А это значит, что гигант­ская липа — современница Петра I. Но, несмотря на такой возраст, она полна жизни и дает обильное потом­ство.
Обследовали окрестную территорию и нашли еще десятка два лип, но поменьше. В пору цветения над ли­пами стоит густой аромат.
В числе других чудес обнаружили вязы. Они растут здесь в изобилии, плодоносят и дают жизнеспособный подрост. Удивляют большими размерами древовидные можжевельники на скалах. Их возраст тоже не менее трехсот лет, высота до 6 метров, а стволы имеют в диа­метре 20 сантиметров.
Вообще гигантизм присущ всем растущим здесь де­ревьям— соснам, березам, осинам. Стволы ивы козьей достигают метровой толщины, рябины — полуметровой. Чуть меньше ольха серая (обычно ее видишь кустарни­ком). И еще одна любопытная особенность приковывает внимание: многие деревья имеют розоватый цвет коры. Представьте, например, березу с розовым стволом...
Пока преждевременно отвечать на вопросы о причи­нах такого гигантизма, о том, как уцелел этот «остро­вок» редких деревьев, объяснять необычный цвет коры. Детальное изучение этого места и прилегающей терри­тории специалистами — географами, геологами, ботани­ками, почвоведами — приоткроет тайны «Земли Санникова».
На богатство флоры этих мест обратил внимание еще ботаник А. К- Гюнтер, опубликовавший в 1867 году в Петрозаводске «Материалы для познания флоры Олонецкой губернии».
Сегодня мы еще не можем сделать окончательный вывод даже, но такому, казалось бы, простому вопросу, как видовая принадлежность липы. Собранных данных недостаточно, чтобы утверждать, что липа-великан является мелколистной или, как ее иногда называют, сердцевидной. Ни в одном справочном пособии по ден­дрологии вы не найдете сведений о том, что у этой липы кора светло-серая, а высота на северном пределе ареала достигает 30 метров. Ряд мелких морфологических при­знаков: цвет и величина листьев, размеры ствола — на­водят на мысль о принадлежности этой липы к другому виду — крупнолистной, растущей естественно па Украи­не, в Крыму и на Кавказе, но в культуре доходящей до южной Карелии. По-видимому, мы имеем дело с гибри­дом этих двух видов — липой голландской. Но в таком случае ее кто-то посадил, когда здесь был хутор. Если даже это интродуцент, интерес к нему не умаляется.
Нет никаких сомнений, что уникальная липа, а так­же другие перечисленные деревья, да и вся здешняя лес­ная территория заслуживают строжайшей охраны.
По предложению Института леса Спасогубский лес­хоз организовал охрану редкой липы. Лесничий Михаил Курасов, выпускник Малой лесной академии, уже про­явил заботу: вокруг липы убраны лишние деревья, по­ставлена ограда. Изготовлен аншлаг. За этой террито­рией не раз ухаживали школьники из лесничества «Бе­рендей». Но кардинальное решение вопроса, думается, кроется в ином. «Землю Саниикова» и ее окрестности следовало бы присоединить к государственному заповед­нику «Кивач». Присоединить навечно. Тогда все опасе­ния за сохранность уникальной липы и других реликтов отпадут сами собой.

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.