ГлавнаяТуристамЗагадки и тайны Ладожского озера

Письмо монахов
Загадки и тайны Ладожского озераВ далеком 1914 г. в Главную физическую обсерваторию в Петербурге пришло письмо, подписанное делопроизводителем Валаамского монастыря иеромонахом Поликарпом. Вот выдержки из этого послания: «...за истекшия пять лет у нас наблюдается следующее явление: в юго-западной и западной сторонах Ладожского озера слышатся иногда подземные звуки, имеющие сходство с отдаленными пушечными выстрелами. Этот подземный гул бывает разной степени: иное время он бывает слышен вдали, в озере, как бы исходя из водной пучины, в редких случаях гул этот слышится явственно, раздаваясь под землею и по большей части а западной части Валаама. В последнем случае случайно приходилось наблюдать, что подземный гул, слышанный на острове, сопровождался едва уловимым сотрясением земли. ... 28 минувшего сентября и 9 сего октября подземный гул, слышанный в западной части острова Валаама, сопровождался чуть заметным содроганием почвы. Как отражается этот подземный шум на водной поверхности Ладожского озера и вызывает ли на поверхности воды волнение, этого не приходилось наблюдать по той причине, что Ладожское озеро редко бы­вает в спокойном состоянии...»

В это время в России работали помимо центральной сейсмической станции в Пулкове (с 1906 г.) более 20 станций. Но в относительно северных широтах на просторах империи, да и Европы, высококачественные постоянные записи велись только в Пулкове. Однако ладожские явления на сейсмической станции зафиксированы не были. Считалось, что причиной подземных звуков могли быть или резкие изменения атмосферного давления, или слабые землетрясения. Центральное бюро Сейсмической комиссии на своем заседании 15 апреля 1915 г. решает «признать желательным, производство наблюдений на о. Валаам при помощи барографа и горизонтального маятника Цельнера для механической регистрации, а также особого вертикального сейсмографа с коротким периодом и параллельно вести точную статистику подземных звуков». Голицын, кроме того, предложил соорудить на острове специальный колодец для установки мареографа — прибора по измерению уровня воды. Монастырь охотно подготовил подходящие помещения и поручил одному из иноков производить наблюдения.Приборы начали функционировать в августе 1916 г., но проработали лишь несколько месяцев — помещение затоплялось водой. Из­вестно, что к июню 1917 г «лаборатория» была переоборудована но о продолжении сейсмической регистрации сведений нет, не найдены и сами сейсмограммы. Сохранились лишь записи визуальных наблюдений, которые в 1916-1917 гг. вел безвестный монах Юлиан. В качестве примера приведем одно из его донесений: «Канцелярия монастыря спешит сообщить, что сегодня (5 марта 1917 г.) в 2 час. 17 мин. утра был наблюдаем очень сильный подземный удар, центральная сила которого была очень слышна на главном острове, где раскинут монастырь. Удар был одиночный, протяжный, наподобие громового удара, длительность явления простиралась до 30 с. Впечатление от этого удара получилось такое, что как будто после разразившегося подземного звука вблизи монастыря отзвук этого явления покатился на восток постепенно замирая в своей силе и звучности…»

Многие жители ладожских фиордов замечали различные загадочные явления. Это и глухой гул временами доносящийся из-под воды, получивший название «барантида». Это - странный быстрый подъем уровня воды в фиордах (цунами)

К загадочным явлениям можно отнести и магнитные аномалии, наблюдающиеся в некоторых точках побережья и частые наблюдения НЛО и другие странные события, породившие множество легенд. Некоторые из них можно объяснить современной сейсмоактивностью, а некоторые, вероятно, связаны с древними разломами земной коры, которые пересекают Ладожские фиорды.
Специалисты признают, что источниками подземных гулов бывают слабые землетрясения, очаговые зоны которых расположены в непосредственной близости. Сила звуков определяется энергетической величиной толчка и расстоянием до наблюдателя.

Одна дама-экскурсовод, много лет регулярно посещавшая остров, вспомнила, что летом 1992 г., будучи на Красном ските (юго-западный берег острова), она и ее спутники пережили «барантиду». Гул был весьма явственным, шел со стороны озера (с юго-запада) и сопровождался сотрясениями дома, вполне ощутимыми (3-4балла). Геофизики, проводившие в том же году на Ладоге специальный эксперимент, фиксировали в отдельные дни до 10 толчков от слабых землетрясений. Другая примечательная информация поступила от капитана местной флотилии. Лет 10 назад его судно на пути к Валааму (т.е. южнее острова) неожиданно попало в участок бурлящих вод, что не объяснялось никакими погодными условиями.
Рассматриваются неизвестные в России материалы по землетрясению 1921 г. на юго-востоке Фенноскандинавского щита, по макросейсмическим данным определяются его параметры, а по тектоническим – структурная приуроченность очага. Землетрясение имеет принципиальное значение для реалистической оценки сейсмического потенциала района, до сих пор считавшегося практически асейсмичным.

Землетрясение 30 ноября 1921 года в российских каталогах никогда не фигурировало, хотя оно включено в сводку X. Ренквиста [Renquist, 1931] и в скандинавские каталоги [например, Bath, 1956; Ahjos, Uski, 1992]. Первоначальные сведения о нем поступили только от местного жителя с территории, в то время принадлежавшей Финляндии [Kurki, 1922], и в дальнейшем не пополнялись. Ввиду их малоизвестности и труднодоступности (опубликованы на финском языке) приводим ниже полный перевод.
«В прошлом году 30 ноября вечером в 11 часов автор статьи проснулся от сильного сотрясения в деревне Тулема волости Салми. Было замечено, что все двери одновременно рвануло, окна задребезжали, все тяжелые вещи, в том числе и сам дом, заметно покачнулись. Другие жители волости Салми также наблюдали сотрясение к западу, вплоть до дер. Киркиёки. Это случилось в среду вечером. В следующую пятницу узнал от одного человека из деревни Мансила, который живет на государственной границе, в 28 км от деревни Тулема, что их дома считанные минуты так сильно трясло, что двери распахнулись и окна задребезжали. Выйдя с фонарем во двор, упомянутые люди заметили разорвавшую землю трещину, в которую они смогли протолкнуть довольно толстое метровое полено в вертикальном положении. Время случившегося сотрясения было то же, что и того, которое наблюдалось в 40 км западнее. Были отмечены следующие погодные условия: 24 октября шел снег, который растаял 1 ноября; 5 ноября выпал снег, толщина снежного покрова 5 см, растаял 18 ноября. Следующие две недели держались морозы; проникшая глубоко в землю влага промерзла, что вызвало сотрясение и растрескивание. Более мелкие трещины толщиной 2-3 см часто встречаются в Тулема» [Kurki, 1922, стр. 145; перевод М.И. Петровой].
Автор сведений связывает землетрясение с морозами, то есть относит его к морозобойным в нашей терминологии [Никонов, 1995, 1996]. Однако такое истолкование события не может быть принято в данном случае по ряду причин. Во-первых, морозобойные сотрясения, как правило, бывают чисто локальными, захватывая обычно один дом, улицу или квартал, но никак не целый населенный пункт, а тем более не несколько таковых, на удалении десятков километров. Во-вторых, они возникают при резком наступлении очень сильных морозов после оттепели, то есть после быстрого влагонасыщения грунта. В рассматриваемом же случае выпавший 5 ноября снег (всего 5 см!) растаял 18 ноября, морозы держались до 2 декабря, а землетрясение произошло 30 ноября, то есть через 12 дней после наступления (не известно, резкого ли) морозов. Малый объем влаги и большой временной разрыв между наступлением морозов и сейсмическим событием не позволяют ставить их в связь. Наконец, расстояние между пунктами с 5-6-балльными сотрясениями в 25-30 км исключает возможность отнесения события к морозобойным.

Попытка автора обнаружить дополнительные данные в местных русских газетах оказалась безуспешной, ибо они большей частью стали выходить лишь с 1922 г. Никаких сведений о землетрясении не дала газета «Карельская коммуна» (Петрозаводск) за ноябрь и половину декабря 1921 г., их не оказалось и в газете «Трудовая жизнь» (Петрозаводск) в сохранившихся (в Петрозаводской главной библиотеке и Российской государственной библиотеке) номерах за 1, 11, 16 декабря. Впрочем, в более ранних и в более поздних номерах вообще отсутствуют сведения о природе и погоде. Обращение к журналу “Известия общества изучения Олонецкой губернии” (Петрозаводск) № 1-2 за 1924 год также не дало результатов. Поэтому мы вынуждены опираться только на вышеприведенный текст.
Два конкретных факта представляются особенно важными в приведенном сообщении местных жителей на тогдашней территории Финляндии. Первое – это расположение пунктов с сильными сотрясениями на северо-западе и юго-востоке, что делает наиболее вероятной именно такую вытянутость эпицентральной области и позволяет, исходя из геометрии, поместить эпицентр в середину между пунктами с одинаковыми 5-6-балльными сотрясениями. Нельзя не отметить, что при этом вытянутость полученной полосы сотрясений и предполагаемое положение эпицентра полностью согласуются с рельефом и крупным Восточно-Ладожским разломом позднепротерозойского возраста, протрассированным по геологическим данным [Тихомиров, Яновский, 1970] и, вероятно, омоложенным.
Второй примечательный факт состоит в фиксировании возникновения в связи с землетрясением расщелины в земле шириной не менее 10 см вверху, а также более мелких трещин шириной по 2-3 см. Теперь известно, что рыхлые отложения здесь имеют мощность многие десятки метров. Значит, речь идет о разрыве рыхлых пород четвертичного возраста. Простирания расщелины и трещин остаются неизвестными, но, исходя из ориентировки элементов рельефа в дер. Мансила, наиболее вероятно их простирание с северо-запада на юго-восток, то есть такое же, как и выведенное простирание эпицентральной зоны и известное простирание глубинного разлома в данном месте.
Таким образом, мы имеем основания говорить о тектоническом землетрясении на северо-восточном берету Ладоги с вытянутостью эпицентральной области вдоль берега с северо-запада на юго-восток в соответствии с известной здесь глубинной зоной разлома. Расстояние между пунктами с 5-6-балльными сотрясениями по длинной оси эпицентральной зоны в 25 км позволяет принимать в эпицентре сотрясения в 6 баллов или несколько больше. Протяженность зоны 6-балльных сотрясений может быть оценена в 18-22 км, а 5-балльной - не менее 40 км в направлении с северо-запада на юго-восток. Речь, несомненно, идет о коровом землетрясении, скорее верхнекоровом, если исходить из вытянутости эпицентральной зоны.
Показательно расположение эпицентральной области землетрясения в морфоструктуре территории или в соотношении с собственно тектонической структурой. Она располагается в контактной зоне северо-восточного ограничения Ладожского грабена близ границы Западно-Карельской и Салминской морфоструктурных ступеней [Ладожское ..., 1978] и простирается так же, как эта контактная зона к северо-западу.
Непосредственно к западу от пос. Салми трассируется крупный разлом, отделяющий рифейские осадочные образования от Салминского массива гранитов-рапакиви. Возраст разлома считается позднерифейским, а амплитуда погружения юго-западного крыла относительно северо-восточного не менее 300-600 м, судя по буровым скважинам на его юго-восточном продолжении по восточному ограничению Пашского грабена [Тихомиров, Яновский, 1970]. Интересно, что пос. Мансила и Погранкондуши располагаются непосредственно у бровки морфологически весьма отчетливого уступа северо-западного простирания (см. рис. 1) высотой не менее 15-25 м и крутизной 30њ и более. Считается, что это проксимальный склон крупной конечной морены, ограничивающей Ладожский ледниковый язык последнего оледенения, т. е. экзогенное образование [Ладожское ..., 1978]. Вместе с тем, исключительная морфологическая выраженность и выдержанность линейных форм северо-западного простирания и особенно обращенного к Ладоге склона позволяют предполагать их связь с молодой тектоникой, а именно, с оживлением древнего разлома по северо-восточному ограничению Ладожской котловины. Применительно к межледниковому времени (порядка 150–70 тыс. лет назад) это косвенно подтверждается резким увеличением здесь мощности четвертичных отложений от нескольких десятков метров до 150–180 м по разрезу с северо-востока к юго-западу, в том числе резким погружением тела межледниковых (и межстадиальных?) отложений от залегания на современной поверхности в Ууксинской котловине до глубины 80-160 м в береговой зоне вблизи пос. Салми.

Следовательно, надо признать установленной, даже только по историческим данным, возможность возникновения в котловине Ладожского озера (Ладожском грабене новейшего времени) тектонических землетрясений с М=4,2±0,3, интенсивностью I0=6 баллов. Не исключается возможность и более сильных землетрясений здесь за более продолжительные отрезки времени (порядка сотен лет). Это должно побудить к более разносторонним и целенаправленным исследованиям сейсмичности района (особенно инструментальными и палеосейсмогеологическими методами и последующему пересмотру представлений о сейсмической безопасности района.
А.А. Никонов
Институт физики Земли им. О.Ю. Шмидта, г. Москва

Стоит посмотреть следующий материал:

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.