ГлавнаяИстория Лоухского краяРазгром интервентов и первые шаги мирной жизни в Карелии

Весной 1920 года войска Красной Армии освободили наш Север от белогвардейцев. Хорошо помню, что в се­редине апреля мы встретились с красноармейцами и со­ветскими моряками. Мы передали им отобранное у от­ряда Тизенгаузена оружие и подняли красный флаг над зданием земской управы. На общем собрании населения был избран ревком Кестеньгской волости».
Решительными действиями Красной Армии и парти­занских отрядов в феврале — марте 1920 года все Ка­рельское Поморье, зона Мурманской железной дороги, а также большая часть северо-западных волостей Каре­лии были очищены от интервентов и белогвардейцев. Лишь по соседству с нынешним Лоухским районом, в Ухте и прилегающих к ней волостях, оставалось упо­минавшееся «временное правительство Архангельской Карелии». Но власть его была зыбкой, призрачной. На­селение не признавало самозваных правителей, несмот­ря на все посулы местных кулаков-националистов и сто­явших за их спиной белофиннов.


Выступление товарища Ленина перед трудящимисяОзлобленные оккупанты и их пособники, разгром­ленные в открытых боях или трусливо бежавшие, пред­принимали бандитские вылазки. Так в ночь с 30 июня на 1 июля около 40 белофиннов тайными тропами проник­ли в деревню Софьянга и вырезали группу красноар­мейцев, а 17 местных карелов насильно увели в Фин­ляндию.
Подобная тактика бессильной злобы, конечно, не могла принести сколько-нибудь заметный успех. В сере­дине июля все приграничные волости, кроме Поросозер-ской и Ребольской, были очищены от белобандитской нечисти.
Освобожденный край, наконец, получил возмож­ность перейти к восстановлению народного хозяйства.
Еще в то время, когда шли бои вдоль карельских границ, 29 марта — 5 апреля 1920 года состоялся IX съезд РКП(б). Выступая на нем, В. И. Ленин говорил:
«...Перед нами теперь очень сложная задача: побе­див на кровавом фронте, победить на фронте бескров­ном. Это война более трудная. Этот фронт самый тя­желый. Это мы открыто говорим всем сознательным рабочим» (Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 40, с. 255— 256).


Предельно лаконичная и ясная ленинская оценка хозяйственного положения страны относилась в полной мере и к Карелии. Это прекрасно понимали коммунис­ты края. Словно отвечая на призыв Ильича, делегаты
Кемской уездной партийной конференции в декабре 1920 года записали в своей резолюции: «Мы, коммунис­ты, не должны упиваться [успехом] и торжествовать оттого, что у нас нет боевых фронтов. Перед нами стоит фронт труда. И нам, северянам, нужно взяться за топор и пилу и тем достигнуть скорейшей победы над раз­рухой».
А разруха была страшной. Каждый на «своей» терри­тории— «союзники» в Беломорье и на Мурманской же­лезной дороге, «освободители» в приграничных волос­тях— вывозил оборудование лесозаводов и заготовлен­ную древесину, пиломатериалы, угонял скот, выводил из строя путевые сооружения и подвижной состав. Впро­чем, подобное поведение неудивительно: во все века захватчики вели себя одинаково.
Разруха на Мурманской магистрали особенно тяже­ло сказывалась на северных районах Карелии, посколь­ку именно эта дорога открывала перспективы развития края.


Используя наступившую передышку, партячейки и Советы на местах мобилизовали трудящихся активнее браться «за топор и пилу», принимали все необходимые меры, чтобы вернуть население к нормальной жизни. Эти первые усилия по восстановлению хозяйства и эко­номики Карелии предпринимались в условиях яростного сопротивления кулаков. Подстрекаемые белофиннами, они развертывали кампанию за отделение Карелии, или, по крайней мере, волостей, населенных карелами, от Советской России. Так называемый «карельский вопрос» муссировался на разного уровня «съездах», организуе­мых белофиннами. Пытались эти «друзья» карельского народа нажимать и на дипломатические рычаги. Но по­давляющее большинство трудящихся карелов идею этой «самостоятельности» отвергало. По всем карельским волостям Кемского уезда шли митинги, собрания, сход­ки, на которых крестьяне и рыбаки, лесорубы и охотники выражали свое желание остаться с братским русским народом в составе Советской России. В этом карелы видели единственную возможность подлинного само­определения, которое вскоре было закреплено законо­дательно.


Исходя из интересов карельского народа и идя на­встречу пожеланиям трудящихся, Всероссийский Цент­ральный Исполнительный Комитет принял 8 июня 1920 года постановление об образовании Карельской Трудо­вой Коммуны. В состав Коммуны вошли районы Оло­нецкой и Архангельской губерний, населенные карела­ми. Так впервые в истории трудолюбивый и мирный народ обрел свою государственность.


В обстановке всеобщего подъема 1—3 июля в Пет­розаводске прошел Всекарельский съезд представите­лей трудящихся карелов. Делегаты его приняли едино­гласную резолюцию, одобряющую образование Карель­ской Трудовой Коммуны. В ней особо подчеркивалось, что «карельское трудовое население не хочет порвать культурных, экономических, политических и государст­венных связей с Советской Россией и совершенно не думает о присоединении к белой Финляндии. Карель­ский народ чувствует себя свободным в пределах Совет­ской России и под капиталистическое ярмо ни Финлян­дии, ни какого-либо иного государства не пойдет».
Через месяц после съезда постановлением ВЦИКа и Совета Народных Комиссаров от 4 августа 1920 года была определена территория Карельской Трудовой Коммуны. В нее вошли, помимо Олонецкого, Петроза­водского, Повенецкого уездов, и 20 волостей Кемского уезда. В современных границах Лоухского района это были Олангская, Кестеньгская, Керетская и частично другие волости.


Перед Карелией открылись широкие перспективы восстановления и развития народного хозяйства, здра­воохранения, образования, культуры. К весне 1921 года были составлены два проекта соответствующих планов, которые внимательно изучил и поддержал Владимир Ильич Ленин. 26 апреля Совнарком под его председа­тельством одобрил оба проекта и принял постановление об основных направлениях развития экономики Ка­релии. В числе первоочередных задач называлось широкое изучение, освоение и использование природ­ных ресурсов: леса, водной энергии, полезных ископае­мых.


Едва ли не главное внимание было обращено на возобновление лесозаготовок и лесопиление. Лес был остро необходим не только для восстановления разру­шенного хозяйства, но и на экспорт. Это был для Каре­лии единственный источник валюты. А валюта — это хлеб, необходимое оборудование, которое позволило бы в скорейшие сроки победить разруху. К концу 1921 года в Поморье возобновили работу несколько лесо­пильных заводов. Кроме того, действовали небольшие лесопилки на железнодорожных станциях. Их продук­ция шла на ремонт дороги и различных путевых соору­жений.
С осени 1920 года на Белом море и Керетском озере были организованы первые рыболовные артели. Их до­быча стала важным дополнением к скудному пайку того времени.

 

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.