КЕДРЫ НА СЕВЕРЕ
Белое море... Сколько еще нераскрытых тайн хранят не только его глубины, но и многочисленные острова с их уникальной растительностью!
До мельчайших деталей мне запомнился один рабо­чий маршрут.
«Посейдон» бросил якорь у острова Большой Не­мецкий Кузов. Сойдя на берег, мы разделились на две группы и отправились обследовать местную раститель­ность. На этот раз нашу маленькую группу интересова­ли не стелющиеся можжевельники и ивы, не диковин­ные сосны и ели с кронами, напоминающими разверну­тые по ветру флаги. Главной задачей были поиски кедра, растущего, по сведениям, полученным от краеве­да Ивана Михайловича Мулло, где-то на этом острове.

Кедры в КарелииНам сразу повезло. Не прошли мы и трех десятков шагов, как заметили на опушке хвойного леса это ред­кое дерево. Оно оказалось единственным па острове. Солнце хорошо освещало серебристую кору, густую и пышную крону, спускающуюся до самой земли.
Провели необходимые измерения. За полвека жизни кедр вырос на 14 метров. Стройный ствол имел диаметр 24 сантиметра. Проекция кроны — 25 квадратных мет­ров. Для Севера это неплохие показатели роста. Дере­во защищено от холодных ветров с одной стороны сте­ной леса, с другой — высокой скалой.
Больше всего нас обрадовали кедровые шишки: хоть и некрупные, зато с семенами — «орешками». Шишки висели так низко, что до некоторых можно было дотя­нуться рукой. Оказывается, кедр успешно плодоносит  и на 65-м градусе северной широты. Эти семена, конеч­но, нам пригодились — мы посеяли их и получили потомство.
Акклиматизация кедра — таежного сибиряка на бе­ломорских островах Большой Немецкий Кузов, Печак, Кондостров и Большой Соловецкий — представляет осо­бый интерес. Установлено, что в условиях карельского севера кедр плодоносит и дает жизнеспособное потом­ство. Но самое удивительное, что иногда при сильных и холодных ветрах и других неблагоприятных условиях роста, он размножается вегетативно. Нелегко поверить, но это действительно так.
Правда, в Карелии мы наблюдали пока лишь един­ственный случай такого размножения — на крохотном и необитаемом беломорском островке под названием Печак. О произрастании здесь кедра нам сообщил стар­ший техник Жужмуйского маяка А. Г. Агеев. Он ска­зал, что случайно натолкнулся на кедр, собирая грибы, и очень правдоподобно обрисовал внешний облик дерева.
И вот мы на Печаке. Заросли здесь настолько гус­тые, непролазные, что сразу видно — человек тут быва­ет крайне редко. Хвойных почти нет, всего две призе­мистые сосенки да несколько низкорослых слей. Не так-то легко было даже нашему проводнику разыскать необычное для этих широт дерево в густом березняке. Только третий раз прочесывая лес, мы заметили среди белых стволиков берез темно-зеленую крону. Единственный экземпляр сибирского кедра растет здесь среди криволесья и выше берез подняться не в силах.
Как попал он сюда? Можно делать только предпо­ложения. Вероятно, то ли птица, то ли человек занесли лет восемьдесят назад кедровый орех на эту землю. И появился росток.
Шли годы, деревце росло. Ему пришлось выдержать трудную борьбу за жизнь в суровых условиях Севера.
    
Очень медленно, всего лишь на 1—2 сантиметра в год, прирастал стволик кедра. Самым страшным бичом для него были, конечно, обжигающие морозом морские вет­ры. Они ежегодно повреждали вершину и не давали кедру расти ввысь. Всего лишь 8 метров высота этого дерева. Но зато его окружает молодая поросль. Как, каким путем появилась она? Неужели из семян? Но тогда откуда они?
Разгадать эту загадку помогли раскопки. Оказа­лось, что нижняя часть стволиков кедров изогнута в направлении большого дерева, ставшего для них ма­терью. В разные годы нижние ветви кедра, соприкаса­ясь с почвой, укоренялись, а вершинки их выпрямля­лись. И получилась со временем большая семья деревь­ев, сросшихся между собой корнями. Четырнадцать молодых деревьев высотой от 30 сантиметров до 5 мет­ров насчитали мы вокруг взрослого кедра. Это и есть самое удивительное. Только один-единственный раз за все время скитаний по карельским лесам мне удалось видеть вегетативное размножение кедра сибирского.
В разные годы экспедиции Института леса обнару­жили кедры и на других беломорских островах. На Кондострове хорошо чувствуют себя десять деревьев 75-летнего возраста, находящихся в рядовой посадке. Они семеносят, имеют густую крону. К сожалению, их часто повреждают туристы, охотясь за кедровыми ореш­ками. В 1972—1973 годах мы нашли на острове естест­венное семенное возобновление кедра сибирского. Во­семь молодых деревьев в возрасте от 10 до 30 лет на­ходятся в разнообразных условиях среды, но все они угнетены.
Самые старые посадки кедра имеются в Ботаниче­ском саду на Соловецком острове. У деревьев очень густая, хорошо развитая крона. Они обильно плодоно­сят. В радиусе двух километров от кедровой рощи мож­но насчитать не менее ста молодых деревьев. Все они жизнеспособны. Это говорит об успешном семенном возобновлении.
Где же еще на Севере растут кедры? Известны мес­тонахождения стелющихся кедров на острове Красная Луда близ мыса Картеш, трех деревьев кедра сибирско­го на островах Кандалакшского залива, расположенных за Полярным кругом. Состояние их удовлетворитель­ное, наблюдается цветение деревьев.
Да, можно утверждать, что кедр сибирский в усло­виях Севера успешно акклиматизировался и заслужива­ет широкого введения в лесные культуры и лесопарко­вые посадки.
Деревья, встреченные на островах Белого моря, име­ют важное значение для селекции и дальнейшего раз­множения. Среди природных объектов заказника, про­ектируемого на беломорских островах, они займут особое место.

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.