ГлавнаяХудожники КарелииХудожники Карелии. Становление изобразительного искусства в Карелии. Часть третья
Авдышев А.И.  Авдышева В.М.   Агапов В.М.
Акбулатов Б.Р.   Акулов Э.А.   Афанасьев В.В.
Бородкин О.П.  Брюханов Н.И.  Бурин Л.Н.
Буторов К.Л.  Вахрамеев В. Н.  Гильберт Л И.
Гоголев К. А.  Грязев С.Н.  Давидян Л.К.
Ермолаев В. А.  Ефремов И.А.  Иваненко В.М.
Калинин Е. С.  Козлов А.Ф.  Кошелев В.М.
Кошелева Н.В.  Ланкинен Г.Ф  Ланкинен Л.Ф
Линдхольм Ф.А.  Львович З.Е  Осипова К.Н.
Пехова Е.К.  Поленков Д.С. Поляков В.О.
Поморцев Б.Н.  Попов В.Н.  Родионова Н.А.
Семяшкин А.В.  Скалдина Х.Г.  Скорик В.А.
Стронк Г.А.  Тервинский В.П.  Тимонен Э.А.
Трифонов А.А.  Харитонов А.П.  Чекмасов В.С
Черных И.В.  Чижиков В.И.  Чиненов С.Л.
Чиненова В.Н.  Чумак О.В.  Юнтунен О.С.
Юнтунен О.Н.  Юнтунен С.Х.  Юссикайнен Р.А.
Юфа М.Ш.  Юфа Т.Г.   Всеволод Иванов

Становление  изобразительного искусства в Карелии
часть Первая
часть Вторая
часть Третья
часть Четвертая

 

Становление изобразительного искусства в Карелии

В карельской Лениниане достойное место занимает и серия портретов, выполненных в разные годы Э. А. Акуловым. Среди работ этого скульптора особо выделяются две вещи. «Калевалец» (1966)—монументальный, очень достоверный тип свободолюбивого северянина. В образе нет архаизации, в то же время он несет в себе долгожи-вущие и уходящие в будущее черты: трудолюбие, сдержанность в проявлении чувств, собственное достоинство. В портрете Чехонина (1971) скульптор воссоздает новый, выдвинутый нашим обществом тип героя-новатора и государственного деятеля.

У Л. К. Давидяна, известного прежде всего своими лирическими женскими образами, наибольшая удача — «Портрет рабочего» (1982). В индивидуальном, пластически интересном облике героя читается интеллектуальность, отчетливо выражены волевая содержательность личности, ее социальная активность. Это, бесспорно, типизация мировоззренческого плана.
При всех отличиях художественных «почерков» карельских скульпторов в их работах хорошо видны общие черты. Это не только лаконичность композиции, характеристик, сдержанность повествования. Переданы особенности местного, исконного характера мышления. Многие образы объединяют особая, по-северному строгая теплота, авторская близость герою, повышенное в нем участие. Ощущаются эти же черты в немногочисленных и небольших памятниках, установленных в Петрозаводске и некоторых городах Карелии. Особо следует упомянуть совместную с архитекторами Э. Андреевым и Э. Воскресенским работу скульпторов Э. Акулова и Л. Давидяна — мемориальный комплекс «Могила Неизвестного солдата» (1970—1972). Ансамбль лучшим образом характеризуют простота и строгость планировки, объемно-пространственных решений, ныход мемориала в широкое природное окружение, ассо-шттивная связь с памятником В. И. Ленину.

В 1980-е годы продолжает успешно развиваться графический пейзаж. Остро, взволнованно, но и аналитично написаны А. П. Харитоновым акварельные пейзажи Ладоги. Б. Р. Акбулатов посвящает серию офортов Беломорью. Г,му принадлежат и исторические пейзажи-жанры Петрозаводска, Нойбранденбурга. Своеобразный хрупкий лиризм отличает карандашные композиции Д. С. Поленкова. Многие художники работают в жанре индустриального пейзажа. В. М. Иваненко точен в передаче напряженной атмосферы завода, цеха. В его листах ощущаются пульс производственных будней, острые, напряженные, нередко жесткие современные ритмы.
Наиболее известны в жанре индустриального работы О. С. Юнтунена.
В будничных мотивах городов, поселков образ нередко приобретает эпический и даже героический оттенок. Прямота высказывания, рационализм, свойственные О. С. Юнтунену, органичные для национального характера, переходят в художественные качества его листов. Они помогают создавать деловито-поэтические картины строек Костомукши, Петрозаводска, Саяно-Шушенской ГЭС.

В офортах, посвященных столице Карельской республики, график показывает мастерское владение густой производственной «бытописью», умение опоэтизировать подчеркнуто прозаический мотив. В последнем О. С. Юнтунену близки В. Н. и С. Л. Чиненовы — авторы нескольких графических серий. В 1980-х годах продолжал свою летопись края С. И. Грязев. Графический пейзаж этих и последующих лет в целом — явление, если не ведущее, то очень заметное в карельском изобразительном искусстве.

Важное место в современной культуре республики занимает искусство книжной графики. Национальный характер его формируется прежде всего благодаря творчеству Н. И. Брюханова. Он — автор крупного иллюстративного цикла к роману Д. Я. Гусарова «Боевой призыв», оригинальной графической интерпретации отдельных изданий и сборника сказок А. С. Пушкина, его поэмы «Руслан и Людмила», сказок скандинавских писателей. Интересны работы художника в жанре иллюстрированного литературного или фольклорного памятника, исторического документа, связанного с Карелией. Различны интонации офсжмления, образы изданий, но все они объединяются точным ощущением характера литературного материала, эпохи к: которой он относится.

К решению проблемы национального книжного искусства И. Брюханов наиболее близко подошел в сборнике Карельские сказки». В издании 1967 года отчетливо видно движение художника от мотивов народной вышивки, линейная, орнаментальная щедрость которых переплавлена в иные, уже сугубо книжные формы. В издании 1977 года достигнута еще более тонкая и целостная интерпретация текста, в которой соединились пластические отзвуки декоративной традиции и острота современного художественного мышления.
Национальную тему в книжном искусстве разрабатывают и другие графики. Тонкими ксилографиями иллюстрировал О. В. Чумак книгу Н. М. Яккола «Водораздел». Ему также принадлежат графический цикл к двухтомнику Л. М. Линевского «Беломорье» и оригинальное оформление малоформатных «Карельских пословиц и поговорок».

Значительные импульсы творчеству карельских графиков продолжает сообщать «Калевала». В 1974 году вышло издание эпоса с иллюстрациями М. М. Мечева. В большом цикле гравюр выделяются листы, связанные с темой труда,— она трактуется величественно, эпично. Этими же качествами обладают пейзажные композиции и мотивы, они сдержанны, суровы, монументальны.
В 1985 году вышло издание «Калевалы» с пейзажными заставками Н. А. Родионовой и иллюстрациями Г. Л. Стройка. Привлекателен навеянный традицией колористический строй, удачно использованы бытовые мотивы.
Иные образы находит в эпосе Т. Г. Юфа— художник яркого лирического дарования. В «Калевале» ее особенно привлекают драматические и трагедийные сюжеты. Среди многочисленных монументальных графических композиций выделяются «Мать Лемминкяйнена» (1963), «Марьятта» (1968). Найденный в них графический язык использован и в небольших рисунках для издания эпоса в композиции О.В. Куусинена (1974).

В последние годы станковые композиции Т. Г. Юфа стали более сдержанными по цвету и менее, декоративны.

Эпос продолжает оказывать влияние на художников края. К его сюжетам обращаются и молодые графики и мастера декоративно-прикладного искусства. «Монумент словесного творчества» позволяет им глубоко и самобытно разрабатывать проблему национального в изобразительном искусстве республики.
Сказанное относится и к сценографии. Значительный вклад в ее развитие внес Ф. А. Линдхольм. Повествова-тельность, преобладавшая в театрально-декоративном искусстве послевоенных лет, хорошо соотносилась с обстоятельностью, сдержанностью финского национального характера, с драматургическим материалом.
Среди многих спектаклей, оформленных В. А. Скориком, более двадцати лет работавшим в Русском музыкально-драматическом театре, выделяется опера Ю. Зарицкого «Меч кузнеца» (1972), либретто которой основано на местном историческом материале. Образ подвергшегося в начале XVII века нашествию шведов края художник создает выразительными фактурами обугленного пожаром дерева, обожженного камня. Тщательное изучение исторического материала позволило сценографу воспроизвести убедительные по конструкции и цвету народные костюмы. К удачам художника относятся и спектакли, поставленные в Финском драматическом театре по пьесе П. Яскеляйнен «На палубе» и М. Лассила «Воскресший из мертвых». Работа В. А. Скорика в них характеризуется лаконичностью и точностью созданных образов.

Несколько постановок в театрах Петрозаводска оформил Л. Ф. Ланкинен. Среди них выделяются сценография комической оперы Р. С. Пергамента «Кумоха», поставленной в Русском музыкально-драматическом театре в 1959 году, пьес Б. Брехта и А. Миллера в Финском драматическом театре и особенно «Калевалы» (1974). Сшитые из досок щиты, обрамлявшие сцену, создавали нейтральный, тактичный по отношению к фантастическому драматургическому материалу фон, хорошо сочетались с пейзажными рисованными декорациями.
Ряд спектаклей оформила в Финском драматическом театре В. М. Авдышева: «Примешь ли меня, земля карельская?» А. Тимонена (1969), «Дети природы» М. Лассила (1970) и др.
В качестве театрального художника выступала и Т. Г. Юфа. Среди ее работ особое место занимает оформление постановки «Кантелетар» (1983) в Финском драматическом театре. Тонкая цветовая гамма и линейные фактуры, навеянные народным искусством, создают отмеченный авторским любованием мир фольклорных образов.
Развитием традиции Ф. А. Линдхольма представляются работы в Финском драматическом театре, выполненные Э. А. Тимонен. Ее решения отличают точность реакции на драматургический материал, сдержанная эмоциональность, декоративность и предметность. Лучшие работы художницы связаны с оформлением пьес, построенных на историческом и национальном материале. Высокая реалистичность отличает сценографию постановки «Забирайте и золу из печки» Л. Хярмя, метафорически точно истолкование природы в декорациях к пьесам Д. М. Гусарова «За чертой милосердия» и А. Н. Тимонена «После бури». В последней работе интерьеры воссозданы настолько тщательно, что кажется — герои действуют в реальной среде.
Интересен конструктивный метод мышления В. О. Полякова. Он создал несколько запоминающихся декораций К постановкам в разных театрах республики, наиболее впечатляющие из них — к пьесам Т. Уильямса. Интересны оформления спектаклей в Театре кукол, особенно «Песни о Сампо». Лаконичные по характеристикам образы героев монументальны, пейзажи Калевалы проникновенны. Для Кукольного театрального жанра создание национального, ншческого масштаба образа — дело трудное, но художник отлично справился с ним. Развитие этой темы прослеживается в «Северной сказке».

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.