ГлавнаяСлово о ВалаамеИскусственные посадки на Валааме

Но Никольский скит включал не только церковь. Неподалеку от нее — двухэтажный каменный келейный корпус для священнослужителей и братии, также спроектированный А. М. Горностаевым. Келейный корпус был построен в 1858 году и сначала стоял неоштукатуренным. Побелили его в 1886 году. Это строго симметричное здание, прямоугольное в плане. Интересно решено выступающее крыльцо — вход закрытого типа. Оно освещается парными окнами с северной и южной сторон. Западный фасад келейного корпуса отличается от других фасадов более усложненным характером декора: первый и второй этажи разделяют два ряда треугольников, а второй и третий — поясок из поребрика. В декоративном решении торцов здания отражена его внутренняя структура: торцы разделены тремя вертикальными лопатками

На втором этаже корпуса устроена домовая церковь Иоанна Дамаскина. Она довольно просторная, отапливалась двумя печами. Росписи и иконостас утрачены. Рядом с церковью располагались кельи настоятеля, а в нижнем этаже — кельи для братии.

В южной стороне острова сооружена небольшая деревянная пристань, где приставали монастырские лодки с богомольцами. На юго-западной окраине возвышается большой гранитный крест.

сады валаама

Обращают на себя внимание террасы на острове. Правильной и неправильной формы, большие и маленькие, громоздящиеся одна над другой и спускающиеся уступами, все они — результат длительного человеческого труда.

Церковь и келейный корпус были возведены на голых скалах. Землю завозили на остров на протяжении многих лет. Тщательно обработав, ее насыпали на камень, укрепляли подпорными стенками. А потом разводили на ней огороды и фруктовые сады. За церковью есть ложбина, в ней-то они и находились. Чтобы защитить плоды своего труда от северного ветра, монахи возвели на северной стороне довольно высокую каменную стену. Ее можно и сейчас увидеть. Был на острове и цветник. Для поливки цветов, огорода и сада от озера протянули трубу поливочного водопровода.

Климатические условия Никольского острова суровее, чем в закрытых дворах монастыря —- он окружен Ладожским озером. Никольский скит издалека встречает подъезжающих к Валааму. Искусственные посадки не должны были закрывать церковь и поэтому сведены здесь к минимуму. С южной стороны острова высажена пихтовая аллея, но она зрительно не накладывается на объем скитской церкви, а как бы подчеркивает связь Никольской церкви с Преображенским собором. С паперти церкви виден Преображенский собор — он находится как раз в «створе» пихтовой аллеи. Около каменного креста — бордюр из шиповника. Растительность не заслоняет крест, а лишь подчеркивает его значение. Невысокие кусты сирени, высаженные в виде бордюров, акцентируют вход в церковь.

Келейный корпус не решает задач организации большого пространства. Поэтому перед его главным фасадом расположена малая древесная группа из сирени, клена, ясеня, частично закрывающая объем корпуса.

...Если выйти из монастыря через восточные ворота, то дорога приведет к новому «игуменскому» кладбищу. Оно было устроено при игумене Дамаскине. Здесь он завещал похоронить себя, здесь и похоронен.

За воротами монастыря слева от ограды — «аптекарский» сад, в котором выращивались целебные травы. Здесь же был ягодный питомник. Крыжовник, смородина, малина давали хорошие урожаи. Росли в этом саду и яблони разных сортов.

На выставках садоводства, плодоводчества и огородничества, проводившихся в Финляндии и Петербурге, монастырь за представленные фрукты и овощи получил одиннадцать серебряных и одну золотую медаль. В валаамских парниках созревали арбузы весом до 20 фунтов, дыни до 7 фунтов, а тыквы — в 2 пуда!

Мягкий по сравнению с материком климат позволил монастырю обогатить растительный мир архипелага. В наиболее значительных в планировочном отношении местах появились деревья, не привычные для глаз северянина: дуб черешчатый, сосна кедровая сибирская, различные виды лиственниц, пихта сибирская. Весь остров был превращен в лесопарк, сформированный по законам ландшафтной архитектуры.

Искусственные посадки на Валааме имеют продуманное, зачастую сложное построение и выполняют разнообразные функции: ориентируют зрителя при движении между узловыми пунктами комплекса, открывают или закрывают те или иные архитектурные элементы, служат для них фоном или прозрачной кулисой, создают определенный эмоционально-психологический настрой, служат своего рода «перекидными мостками» между постройками и естественным природным окружением. Как и естественные природные факторы, искусственные посадки всесторонне учитывались при постановке зданий, неизменно включаясь в развивающуюся композицию ансамблей. Поэтому не случайно всякий раз, говоря об архитектурных ансамблях Валаама, мы рассматриваем их особенности во взаимосвязи с природным окружением, естественным и искусственным.

...Итак, слева от дороги «аптекарский» сад, а справа--трехэтажное здание бывшей гостиницы для приезжих. Она тоже построена по проекту А. М. Горностаева, хотя на первый взгляд кажется детищем другого автора из-за своей непохожести на Никольский скит и «царскую» часовню — слишком уж академичны и строги ее симметричные объемы. Но дело в том, что А. М. Горностаев был тонким аналитиком и использовал различные архитектурные принципы, в зависимости от назначения сооружений п их роли в ансамбле. Пластичность, сочность, изящество деталей, живописный силуэт для Никольской церкви, организующий центральную панораму при подъезде к Валааму, действительно необходимы. Гостиница же стоит в непосредственной близости к монастырю, внешний «четырехугольник» которого возведен в период расцвета классицизма. В складывавшемся ансамбле гостиница играла подчиненную роль, поэтому в ее формах проявились черты классицизма.

Утверждение проекта гостиницы в бюрократических условиях царской России было невероятно сложным делом, хотя нужда в ней назрела давно: поток богомольцев увеличивался с каждым годом, а размещать их было негде. Наконец горностаевский проект был принят, и в 1851 году началось строительство. Первоначально двухэтажная гостиница стояла небеленая. После смерти А. М. Горностаева в 1874 году к ней пристроили задний флигель и оштукатурили.

В гостинице было 200 номеров, имелись комнаты для трапезы, бани для богомольцев и другие хозяйственные помещения. Современный вид гостиница приобрела после надстройки третьего этажа в 1900 году.

Рядом с гостиницей великолепные посадки дуба черешчатого, туи западной, ясеня, клена — мощные, хорошо сохранившиеся деревья.

Вдоль ограды ботанического сада — аллея пихт, высаженных так близко, что по тропинке между деревьями можно пройти только по одному. Это так называемая аллея «одинокого монаха», как бы располагающая к одинокой, созерцательной прогулке. Однако на деле жизнь монахов была далеко не созерцательной, а проходила в труднейших послушаниях, не оставлявших времени для раздумий. Даже во время работы иноку запрещалось предаваться «суетным мечтаниям». Трудясь, он должен был бесконечно повторять молитвы. У богомольцев же и путешественников такая аллея, создавая иллюзию возможности отречься от мирской суеты, поддерживала благоговейные чувства. Видя плодоносящие сады и непривычные для северян деревья, богомольцы разносили по всей России славу о «святой земле».



Стоит посмотреть следующий материал:

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.