ГлавнаяИстория Лоухского краяИндустриализация и коллективизация на севере Карелии

В леспромхозе

В леспромхозе 30-х годов

До начала первых пятилеток организация лесозагото­вительных работ в Карелии оставалась на довольно низ­ком уровне, мало чем отличавшимся от дореволюцион­ного. Главными «механизмами» в лесу были двуручная пила и топор, на трелевке — лошадь и волокуша. Основ­ную массу леса давали сезонные рабочие. Они приез­жали из разных областей Северо-Запада, Украины, Бе­лоруссии с семьями, скарбом, со своими лошадьми. Заработав определенную сумму, одни сезонники усту­пали место другим, те — третьим. Постоянных кадров в лесу было мало. Лишь трест «Желлес» при промком­бинате Мурманской железной дороги имел более или менее налаженное хозяйство.
Первые собственные конные обозы в республике появились зимой 1927/28 года. Тогда же начали строить поливные лесовозные дороги. Это уже было новое сло­во на лесозаготовках.
Однако огромное строительство, развернувшееся в стране, требовало все больше и больше древесины. Шел карельский лес и на экспорт — потребность в ва­люте оставалась большой.
В этих условиях весьма своевременным и эффектив­ным было постановление Совета Труда и Обороны «О реорганизации лесного хозяйства и лесной промыш­ленности», принятое в июле 1929 года. Все лесозагото­вительные конторы были преобразованы в хозрасчетные предприятия — леспромхозы. В Карелии их было 18. На следующий год все они были подчинены республикан­ским органам управления. Это позволило более четко наладить планирование, шире и ритмичней организовать работы на лесосеках. Например, Чупинский леспромхоз с его семью лесоучастками и лесопунктами уже в гол организации — 1929-й—дал стране около 170 000 кубо­метров древесины.
С начала 30-х годов развернулось строительство по­ливных и тракторных дорог, потом — автолежневых. В леспромхозы, хоть на первых порах и в небольшом количестве, стала поступать техника: тракторы, автомо­били, транспортеры, краны, сплоточные механизмы, ле­бедки. Получали распространение лучковые пилы спе­циальные сани для вывозки леса — «панкореги». Раз­вернулось строительство жилья и культурно-бытовых объектов, на лесопунктах налаживалось общественное питание. Лесная промышленность все более заметно обретала индустриальный характер. Возникали новые поселки в неосвоенных массивах. Как отмечают «Очерки истории Карельской организации КПСС», с 1930 по 1932 год трест «Кареллес» израсходовал на строительство жилья около 10,5 миллионов рублей. На местах времен­ных станов возникло 12 новых поселков, в том числе в Лоухском районе — Софпорог.
Улучшение условий труда и быта, организационные мероприятия, внимание партийной огранизации респуб­лики к лесозаготовкам способствовали развитию массового социалистического соревнования, повышению про­изводительности труда.
В 1931 году лесоруб Пудожского леспромхоза Миха­ил Дудкин организовал первую в Карелии лесозагото­вительную бригаду, что позволило резко поднять вы­работку на одного человека. Примеру новатора после­довали лесозаготовители всей республики. В Кестеньгском леспромхозе бригадным методом стали работать свыше 60 процентов лесорубов и возчиков. По-ударно­му трудились и бригады кестеньгских сплавщиков. По итогам 1931 года Кестеньгская районная комсомольская организация была награждена ЦИК республики денеж­ной премией. В 1933 году одной из лучших в Карелии была признана ударная комсомольско-молодежная бригада лесозаготовителей, возглавляемая П. Кундозеровым. Ее коллектив на «хорошо» и «отлично» сдал общественно-технический экзамен, регулярно выполнял и перевыполнял нормы выработки. Известностью поль­зовалось имя одного из старейших лесорубов-ударни­ков с Олангского лесопункта 3. И. Бородкина. В 1932 го­ду он вместе с Э. Исаковым выезжал в Паданский лес­промхоз для передачи опыта валки леса и содержания ледовых дорог.
Добивался замечательных успехов и коллектив Чупинского леспромхоза. Он одним из первых откликнул­ся на опубликованный в феврале 1933 года в газете «Красная Карелия» призыв областного комитета партии, ЦИКа и Совнаркома республики заготовлять в день не менее семи кубометров древесины на человека и вы­возить не менее девяти кубометров.
Включившись в социалистическое соревнование за достойную встречу XVII съезда ВКП(б), чупинские лесо­заготовители в четвертом квартале 1933 года значитель­но перевыполнили производственную программу на за­готовке и вывозке древесины, добились высокой производительности труда и были занесены на республикан­скую Красную доску имени XVII съезда.
Между тем в лес продолжала поступать новая тех­ника. И хоть лошадь еще рано было изгонять из деля­нок (доля конной вывозки оставалась высокой), техни­ческий прогресс на лесозаготовках виделся все яснее. Одним из его итогов было создание в 1936 году Амбарнского и Керетского механизированных лесопунк­тов, что позволило заметно увеличить вывозку древе­сины.
В те годы не был принят термин «научно-техническая революция». Употреблялись другие: индустриализация, создание материально-технической базы социализма. И все-таки это были первые шаги нынешней НТР, кото­рая вторгалась во все отрасли нашего многоотраслевого хозяйства, в том числе — в лесную промышленность.
Никогда не был простым и легким труд помора — рыбака и добытчика зверя. В море не выйдешь в оди­ночку, здесь сам промысел заставляет действовать со­обща, сбиваться в артели. Однако такие артели, как правило, носили временный, неустойчивый характер. Партия же видела единственный путь коренного пере­устройства всей хозяйственной жизни на коллективной, социалистической основе.
Рыболовецкие колхозы в Карельском Поморье ста­ли возникать в 1928 году. Первым из них был «Беломор», организованный в селе Нюхча Сорокского райо­на. Вскоре колхозное движение охватило весь север рес­публики, как рыбацкое, так и крестьянское его населе­ние. Правда, для северокарельского населения земля никогда не была главной кормилицей. Известно, что в среднем здесь на земледельца приходилось 0,1 гек­тара и приносил такой участок чуть больше трех про­центов общего дохода семьи. Потому-то коллективи­зация и коснулась прежде всего рыбацких хозяйств.
    
На Лоухской районной партийной конференции в конце декабря 1930 года отмечалось, что к тому вре­мени коллективизацией был охвачен только 31 процент рыбацких хозяйств. Но рыбы государству они дали боль­ше, чем частный сектор. Плоды коллективного труда были, как говорится, налицо, и люди потянулись в кол­хозы.
В 1929 году в Лоухи было создано отделение мур­манского совхоза «Индустрия», который снабжал моло­ком и мясом железную дорогу, разумеется, в весьма ограниченных масштабах. С 30-х годов отделение стало самостоятельным хозяйством, принявшим название «По­лярный пионер» и специализировавшимся на животно­водстве. Стараясь создать достаточную кормовую базу, а также улучшить и окультурить заболоченные и каме­нистые поля, здесь вплоть до начала войны занимались вручную осушением земли и уборкой камней.
Надо сказать, что в Лоухи еще в 1926 году была создана первая в Карелии сельскохозяйственная опыт­ная станция для изучения возможности развития сель­ского хозяйства на заболоченных и мелиорированных землях севера республики- Однако при отсутствии тех­ники, недостатке средств и специалистов станция не смогла добиться сколько-нибудь заметных результатов.
Но вернемся к коллективизации. Конечно, столь резко менять вековые устои жизни и быта оказалось непросто. Были люди, сразу понявшие преимущества коллективного труда, были сомневающиеся и выжидаю­щие, были и противники. В этом отношении коллективи­зация на севере Карелии мало чем отличалась от кол­лективизации в других районах страны, хотя и имела свои особенности, главной из которых, пожалуй, нужно назвать скудность почвы и мизерность участков, при­годных для земледелия. И еще, может, своеобразие психологии северного крестьянина, не мыслящего про­кормиться от земли.

Типичную картину создания коллективного хозяйства в типичной карельской деревне рисует в своих воспоми­наниях, опубликованных в сборнике «На фронте мирного труда. 1920—1940», В. М. Еголаева.
Ее родная деревня, Сенозеро, находилась километ­рах в 70 на северо-запад от станции Лоухи. В деревне насчитывалось около 40 дворов с разным достатком. В зависимости от числа мужчин и лошадей семьи обра­батывали от 0,3 до 2 гектаров земли, выращивали кар­тофель и ячмень в постоянной боязни, что неожиданно ударят обычные здесь на исходе лета заморозки и по­губят с огромным трудом выращенный небогатый уро­жай.
Зимой мужчины, а часто и женщины, уходили на ле­созаготовки, а после окончания сева — на сплав: при­рабатывали на хлеб, сахар, крупу, которых здесь отро­дясь ни у кого в избытке не водилось. Так и текла жизнь — размеренно, неторопливо, по испытанному руслу.
Но однажды летом 1928 года в Сенозере увидели худого высокого человека в черном пиджаке и черной шляпе. Он прошел на соседнее Крестовое болото, долго вышагивал по нему с длинной палкой. Потом собрал мужиков и стал убеждать их организовать товарищество по совместной обработке земли (ТОЗ), сообща занять­ся осушением болота, обещая в результате хорошие урожаи. Это был агроном из райземотдела финн Паули Маннинен. Говорил он убедительно, и более десятка хо­зяйств записались в ТОЗ. Начали копать на болоте ка­навы, подвозили песок, боронили подготовленные участки. Руководил всеми работами первый председа­тель ТОЗа Ф. А. Ефимов. Зимой артель получила не­много минеральных удобрений. На отвоеванной земле посеяли овес. К удивлению тех, кто не верил в затею, урожай вырос для этих мест небывалый.
А в 1931 году тозовцы организовали колхоз. После долгого обсуждения назвали его «Ууси тало» («Новый дом»). К этому времени в деревне действовала малень­кая партячейка, которую возглавлял Т. А. Еголаев, сель­совет. По их инициативе колхоз вскоре открыл детский сад-ясли, столовую, построил новый скотный двор; за­брошенный дом приспособил под клуб и библиотеку.
Колхоз постепенно креп. Появилась новая молотил­ка, соломорезка. Теперь, видя успехи хозяйства и по­мощь ему со стороны государства, уже никто в деревне не сомневался, что первые колхозники избрали правиль­ный путь...
В Лоухском районе коллективизация была полностью завершена к 1935 году, в Кестеньгском она закончилась еще раньше...

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.