ГлавнаяКижский ансамбльКижский архитектурный ансамбль — Иконы

Кижский Архитектурный ансамбль
Легенды и быль
Преображенская церковь
Преображенская церковь - реставрация
Покровская церковь
Иконы Кижского ансамбля
Колокольня Кижского ансамбля

Архистратиг Михаил Кижские иконыДревнейшими на выставке являются иконы из церкви Воскрешения Лазаря из Муромского монастыря. Это шесть икон из деисусного чина1, царские врата и столбики2. Все произведения относятся ко второй половине XVI века и несут на себе сильный отпечаток влияния новгородской иконо­писной манеры. На небольших иконных досках располо­жены плотные, крепко сбитые фигуры святых. Позы их непринужденны и динамичны, лица исполнены энергии. Точ­ными, графичными линиями очерчены силуэты персонажей, прорисованы складки их одежд. Выдает новгородские «кор­ни» авторов икон и цветовое решение: контрастное сопо­ставление насыщенных цветов, пристрастие к ярко-красному и голубому.
Значительный интерес на выставке представляют иконы из иконостаса кижской Преображенской церкви. Как уже говорилось, сам иконостас демонтирован, и иконы хранятся в фондах музея. На выставке показаны наиболее интересные из 102 икон, составлявших убранство Преображенской церкви.
Древнейшие - две небольшие композиции «Преображе­ние» и «Покров». Обе иконы относятся ко второй половине XVII века, то есть к тому времени, когда еще самой Преоб­раженской церкви не существовало. По преданию, они нахо­дились в иконостасе церкви-предшественницы, сгоревшей в 1693 году, и были вынесены из нее во время пожара.
«Покров» и «Преображение» обычно называют класси­ческими памятниками северной живописи. Действительно, если иконопись центральных районов России в XVII веке становится многословной, повествовательной, дробной, то произведения северных художников отличаются простотой, рассказ о библейских событиях в них ведется обстоятельно и неторопливо. Мастера концентрируют свое внимание на главном, отметая второстепенные детали и атрибуты, и это придает особый смысл всему происходящему и значитель­ность - персонажам. В композициях отсутствует класси­ческая строгость, неуклюжи фигуры действующих лиц, уг­ловаты их позы и жесты. Это порождает атмосферу особой уютности, непарадности.
Теплый, приглушенный колорит икон основан на соче­тании золота и красновато-коричневых, охристых цветов. Цветовые пятна располагаются на первый взгляд прихот­ливо, но на самом деле подчиняются продуманному ритму, отчего возникает стройная колористическая гамма, лишенная пестроты и разноголосицы, близкая народным орнаментам.
Достойны внимания и более поздние произведения из иконостаса Преображенской церкви. Например, икона "Зосима и Савватий Соловецкие в житии», в клеймах3 которой подробно повествуется об основании крупнейшей северной обители - Соловецкого монастыря. В этих маленьких сцен­ках перед нами встают картины крестьянского труда (рубка леса, обработка мотыгами земли), эпизоды из жизни се­верных путешественников (плавание по Белому морю в «ут­лых лодейцах»), события из монастырской жизни. Худож­ник стремится к достоверности, увлеченно выписывает «реа­лии» окружающей его жизни. Целый мир раскрывается в этой иконе - Русский Север XVIII века.
Впрочем, так можно сказать обо всех иконах, пред­ставленных на выставке. В каждой из них - мысль и дух неизвестных нам северных живописцев, каждая несет в себе их представления о мире. Поэтому стоит познакомиться не спеша, со вниманием с каждой иконой.
Покинув трапезную, вступаем в само церковное поме­щение. Здесь проходила церковная служба, и на первый взгляд тут был бы необходим парадный, пышный интерьер, соответствующий торжественной обстановке литургии. Одна­ко вокруг нас - такие же рубленые бревенчатые стены, как и в трапезной, и только более высокий потолок напоминает О ином назначении помещения. Эта простота характерна для северной архитектуры - ничего лишнего, никакого укра­шательства, никаких декораций. Все естественно и строго, только теплый золотистый цвет бревенчатых стен оживляет интерьер.
Единственное и очень скромное украшение - тябловый4 иконостас. Правда, первоначальный иконостас Покровской церкви не сохранился, но известно, что и он был тябловым. Во второй половине XIX века волна «благолепных поновлений» коснулась и интерьера Покровской церкви - в это время была растесана стена между церковным помещением и трапезной, оштукатурены стены. Тогда же тябловый ико­ностас заменили на резной - эклектичный и безвкусный.
Существующий ныне иконостас был реконструирован во время реставрации в 50-х годах нашего века. Реставраторы задались целью воссоздать облик типичного для деревянных церквей XVIII века тяблового иконостаса. Роспись тябл была сделана художником-реставратором С. Ф. Коненковым.
Иконостас состоит из четырех рядов. Их содержание и порядок чередования подчинены строжайшим правилам церковного канона. Верхний ряд носит название проро­ческого - здесь изображения библейских пророков, в руках которых-свитки с «цитатами» из их прорицаний. Второй сверху ряд - деисусный. В центре его - изображение Христа, к нему с обеих сторон устремляются святые в мо­литвенных позах. В третьем сверху ряду - праздничном - представлены иконы, раскрывающие содержание евангель­ского  мифа о жизни Христа и Богоматери. И, наконец, местный ряд посвящен местночтимым святым и праздникам.
Состав икон иконостаса неоднороден, здесь соединяются разные по времени создания и происхождению памятники. В основе всего ансамбля - комплекс икон пророческого и деисусного чинов и шесть икон слева в праздничном ряду. Все эти произведения созданы в одной мастерской в конце XVII-XVIII веке. Их стилистические особенности заставляют предполагать, что они не относятся к северным письмам, а скорее близки живописным традициям централь­ной России.
Представляют интерес несколько икон северного письма в праздничном и местном рядах, например «Чудо о Флоре и Лавре». Эти святые почитались крестьянами как покро­вители коней, «отвечавшие» за их здоровье и сохранность. Часто такие иконы размещались в хлевах деревенских домов. В иконе «Чудо о Флоре и Лавре» сразу же привлекают к себе внимание изображения коней, с такой любовью и знанием предмета они сделаны. Это и неудивительно: крестьянские художники знали, как велика роль лошади в хозяйстве, понимали ее ценность, и материальную и эс­тетическую. Не случайно лошадки на иконе, с их тяжелыми копытами и пышными гривами, напоминают и былинных коней (а в этих краях прекрасно знали былины), и ска­зочных сивок-бурок, и - более всего - рабочих крестьян­ских лошадей. Так народные нужды и представления впря­мую выражались в иконописном искусстве.
Центральное положение в местном ряду занимают цар­ские врата. Их створки плотно закрыты, скрывая от нас самое восточное помещение церкви - алтарь. Здесь - свя­тая святых каждой православной церкви, поэтому алтарь открывался взорам посетителей редко. Снаружи алтарь выявляется пятигранным по форме срубом - абсидой. На абсиде - горизонтально вытянутая бочка, а на ней - де­сятая глава Покровской церкви.
Когда знакомишься с внутренними помещениями По­кровской церкви, не перестаешь удивляться их небольшим размерам и простоте. Еще раз убеждаешься, что главное в северном храме - его внешний облик, именно здесь в пол­ной мере выражались талант и искусство народных ар­хитекторов. Ведь церковь - это монумент, памятник боль­шого общественного значения, а кроме того, это гордость и слава всей округи.

1 Деисусный чин - один из рядов иконостаса (обычно второй иди третий снизу). В центре изображен Христос. К нему обращены святые, молящие о милосердии в день Страшного Суда. В деисусном чине из церкви Воскрешения Лазаря три центральные иконы („Христос", „Бого­матерь" и „Иоанн Предтеча") утрачены.

2 Царские врата - двухстворчатые двери, ведущие в алтарь. Рас­полагались посреди нижних рядов иконостаса, как правило, расписы­вались. Столбики находились по бокам от царских врат, соединяя их с иконостасом. Также часто расписывались.

3 Клейма - отдельные небольшие композиции на темы жизни святых, окружавшие, как правило, центральное изображение.

4 Тябловым называется иконостас, в котором ряды икон закрепля­ются в полочках-тяблах. Тябло - брус Н-образного сечения, с продольными пазами для закрепления икон в верхней и нижней части. Тябла врубались в северную и южную стены церкви и с лицевой стороны часто распи­сывались растительным орнаментом.

Стоит посмотреть следующий материал:

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.