ГлавнаяСлово о ВалаамеГефсиманский скит с церковью на Валааме

Путь от Воскресенского скита до монастыря решен в виде единого, детально срежиссированного действия. Как уже отмечалось, этот скит создавался по аналогии с храмом Воскресения Христова в Иерусалиме. Здесь, в Никоново, здание стоит на высокой горе, как и Воскресенский храм на горе Сион в Иерусалиме. Спускаясь с Сионской горы по направлению к горе Елеон, путнику приходилось переходить иссохший Кедровый поток, миновав который он видел Елеонскую гору, а у подножия ее — местность Гефсиманию. Так и здесь, спускаясь с Никоновой горы, по мосту переходишь через овраг, который должен был напоминать богомольцам «Кедровый поток». За мостом, слева по направлению движения, — высокая гора, символизирующая собой Елеон. У подножия ее — местность, названная Гефсиманией, по аналогии с Иерусалимом. Здесь и стоит Гефсиманский скит с церковью во имя Богоматери честного ее успения. Церковь решена в одном объеме с колокольней, восьмигранный ярус звона которой поставлен на освещаемый четверик. Колокольня покрыта высокой шатровой крышей. Центральная часть церкви имеет аналогичное покрытие. Пятиглавие церкви осуществляется четырьмя дополнительными декоративными главками на восьмигранных глухих барабанах. Вход в церковь — через открытое крыльцо на четырех парах деревянных колонок.

Гефсиманский скит с церковью на Валааме

Гефсиманский скит с церковью на Валааме

Декоративное убранство — в обрамлении оконных проемов, украшении входа, в частности, деревянными висячими «гирьками, декоре колонок. Углы рубленной «в лапу» и обшитой тесом церкви украшены пилястрами, резными кронштейнами. Деревянная резьба покрывает и фриз церкви, выполненной в «русском стиле», но со своеобразной трактовкой. Специфика монастырской жизни, суровые условия окружающей среды и сохранившиеся местные традиции народного зодчества наложили свой отпечаток и на ее образ. Для Успенской церкви характерны сдержанность применяемых декоративных средств, отсутствие измельченной резьбы, свойственных деревянным зданиям в «русском стиле» за пределами Валаама.

Для часовенки, стоящей напротив церкви, через дорогу, и корпусов, также выдержанных в «русском стиле» середины XIX века, как и для скитской церкви, характерно скупое применение декоративных деталей и резных узоров.

На территории Гефсиманского скита много древесных посадок, способствующих созданию замкнутой, уединенной среды. Клены, липы, пихты окружают строения скита. Торжественные пихтовые посадки возле церкви и келейных корпусов переходят в аллеи. Одна из них ведет к Малой Никоновской бухте, где стоит большой гранитный крест и была устроена монастырская пристань.

Вторая аллея указывает направление движения вверх по извилистой тропинке. Поднявшись на почти 50-метро-вую высоту, богомольцы видели часовню «на Елеоне» — деревянную часовню во имя Вознесения Господня. Они представляли себе, что находятся на Елеонской горе. С вершины горы открывается необозримый просмотр Ладожского озера, видна спокойная гладь Малой Никоновской бухты. От часовни по тропинке через лес можно пройти к Игуменским озерам.

Но продолжим путь к монастырю. Показались Гефси-манские ворота с мощными гранитными тумбами. Все элементы ландшафта вдоль Никоновской дороги были наполнены для богомольцев скрытым сейчас от нас смыслом. Большое Никоновское поле символизировало Палестинскую Иосафатову долину, а прорытый канал, соединивший Московский пролив с Лещовым озером, — священную реку Иордан. Само же Лещово озеро заменяло богомольцу Мертвое море, в которое впадает Иордан. Сразу за мостом через канал стояла деревянная часовня во имя Тихвинской богоматери, построенная в 1844 году.

Путь к монастырю долгий — шесть километров. Идешь, и не верится, что дорога когда-нибудь кончится. Совсем неожиданно у развилки дорог, между деревьями, возникает Преображенский собор. Отчетливо виден центральный купол. А стоит сделать всего несколько шагов — и уже перед глазами монастырская колокольня. Везде вдоль дороги деревья растут довольно плотно, а здесь — естественный «прогал», дающий возможность видеть ансамбль.

С каждым шагом все с большей полнотой раскрывается монастырский комплекс. Появляется шатер Никольской церкви, завершающий ритмический ряд подобных ей по силуэту трех сосен. Но вот у поворота дороги монастырь полностью исчезает из поля зрения. Видна только Никольская церковь, а вскоре и ее объем закрывается лесом. Но идти уже легко, ведь цель совсем близко.

Монастырь вновь показывается между деревьями, как бы дразня, и опять исчезает за посадками пихты, клена и ясеня вдоль дороги.

Заканчивается пихтовая аллея — и появляется сверкающий шпиль монастырской колокольни, воспринимаемой совместно с Благовещенской часовней па пристани, гостиным конюшенным домом и дальпей часовней Всех скорбящих на берегу.



Стоит посмотреть следующий материал:

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.