ГлавнаяИстория Лоухского краяЧупинские горные разработки в 20-30 годах 20 века.

Панфилова Варакка

Панфилова Варакка Фото www.strana.ru

В 20-е годы, в восстановительный период, на севере Карелии широко развернулись и изыскательские рабо­ты. Ими занимались хорошо известные сегодня акаде­мик А. Е. Ферсман, профессора П. А. Борисов и В. М. Ти­мофеев, инженер-геолог А. Е. Лабунцов и другие. Их экспедиции, и прежде всего экспедиции П. А. Борисова и его сотрудников, выявили такие крупные полевошпат-ные и слюдяные месторождения, как Хетоламбино, им. Самойловича (позже — им. Чкалова), Черная Салма, Кривое Озеро, Панфилова Варакка и другие. Потом к ним добавились Тэдино, Лоушки, Полубояры.
Поисками месторождений полезных ископаемых за­нимались не только специальные геологические экспе­диции, но и непосредственные добытчики. Так, в июне 1929 года в район станции Амбарной с этой целью была направлена бригада В. А. Васильева. В течение всего лета ее походы были безуспешны. Но осенью горнякам счастье улыбнулось: нашли-таки слюду неподалеку от Юнозера и обосновали небольшой рудник Никонова Варакка.
Были и случайные открытия. Так А. П. Шатков, рабо­тавший в 30-х годах механиком «Карелгранита», заяд­лый охотник и рыболов, отправился как-то с сыном Михаилом на глухариный ток. Вдруг Шатков-старший неожиданно поскользнулся. Посмотрел под ноги: слю­да! Сообщил о своей находке в трест. Так на геологи­ческих картах Чупы в 1934 году появилось новое назва­ние: Шатков бор.
Забегая вперед, скажем, что А. П. Шатков погиб во время Великой Отечественной войны в Заполярье. Вое­вал и Михаил Шатков — в знаменитой на Севере 205-й Полярной дивизии. Сейчас Михаил Алексеевич — на­чальник цеха на ГОКе. Вместе с ним работают еще трое Шатковых. Династия...
В 20-е годы горные разработки велись еще весьма примитивным способом — с помощью бура и кувалды.
    
В пробитый шпур закладывали взрывчатку, потом собирали добычу.
Вот как описывает этот процесс П. Ф. Ситников, по­работавший и буровиком, и взрывником:
«Бур — это стальной стержень длиной от 70 см до трех метров. Его ставят вертикально. Один бьет по го­ловке кувалдой, другой после каждого удара слегка приподнимает бур и поворачивает его. Если порода средней крепости, то, чтобы забить бур на один метр, приходилось ударять по 300—400 раз. В образовавшийся шпур закладывали динамит и взрывали».
Но пробить шпур, взорвать породу, собрать добычу было еще половиной дела. Другая половина заключа­лась в трудностях транспортировки. С островов сырье вывозили на гребных лодках, затем лошадьми до стан­ции Чупа. Причем перегрузки производились вручную.
Когда на руднике Панфилова Варакка в 1927 году по­явился маленький колесный пароходик с многообеща­ющим названием «Помощник», радости горняков не было границ. Пароходик олицетворял собой скачок тех­нического прогресса.
Но страна набирала силы. И уже к началу первой пятилетки на рудниках стали появляться небольшие ка­тера, паровые лебедки и насосы, вагонетки. Позже при­шло электричество, автомобили и тракторы. И каждое такое событие воспринималось горняками как празд­ник, как маленькое чудо.
Улучшались на рудниках и жилищно-бытовые усло­вия. Строились жилые дома, уходили в прошлое двухъ­ярусные барачные нары. В 30-е годы в Чупе и на руд­нике им. Чкалова были построены клубы, созданы крас­ные уголки на рудниках Тэдино и Хетоламбино. Комитет профсоюза выделял необходимые средства на развитие оборонной, спортивной и культурно-массовой работы. В свободное время горняки могли выступать в художественной самодеятельности, заниматься спортом. Рудники становились не только местом работы, но и мес­том более или менее нормальной, хотя и не очень бла­гоустроенной (по сегодняшним меркам) жизни. Люди видели постоянную заботу о себе, и это побуждало их работать лучше.
В 1929 году всю страну облетел лозунг: «Пятилет­ку— в четыре года!» Его подхватили и чупинские горня­ки. Соревнуясь между собой, бригады Ф. Зернова, Я. Чернышева, В. Виноградова и другие перевыполняли нормы в 2—3 раза. На руднике Оленчик за три месяца было добыто около 100 тонн слюды. Такой выработки до этого еще не достигали.
Перед бригадой В. Васильева, работавшей на место­рождении Северный Лисий бор, была поставлена задача добывать не менее четырех тонн руды в день. Бригада решила давать по пять тонн. Слово свое горняки сдер­жали.
Движение ударников ширилось повсеместно. Его застрельщиками чаще всего выступали комсомольцы и молодежь. В 30-е годы в Чупе были широко известны имена Николая Ушанова, Ефима Долматова, Александра Лосева, Ивана Хлюпина и других передовиков.
Когда на рудниках узнали о феноменальном рекорде шахтера Алексея Стаханова, чупинские горняки немед­ленно подхватили его почин. Возглавил стахановское движение рудник им. Чкалова. В 1936 году Иван Хлюпин, соревнуясь за достойную встречу X съезда ВЛКСМ, взял обязательство добывать по 16 тонн руды в день при норме 4,5 тонны. Молодой рабочий еще в 1934 году был участником слета знатных людей Карелии, а в 1936 году выезжал в Москву на совещание по пересмотру норм выработки.
Наибольшего подъема социалистическое соревнова­ние достигло в предвоенные годы. Две трети всех рабо­тающих на чупинских рудниках были ударниками и ста­хановцами.
    
Хорошо были известны в республике имена Суворова, А. Е. Ховатова, А. К. Мичурина, Е. Я. Таля, В. Ф. Сметанина, Е. П. Долматова, Н. В. Уша­нова, В. С. Губищева, Е. Г. Сбродова. Многие из них впоследствии стали командирами производства.
Благодаря трудовому энтузиазму горняков, поступ­лению техники, пусть еще несовершенной, производи­тельность рудников возросла настолько, что страна смогла почти полностью освободиться от импорта слю­ды и керамического сырья.
В сентябре 1941 года по решению Наркомата строи­тельных материалов Карело-Финской ССР Чупинские горные разработки были законсервированы в связи с близостью линии фронта. Когда она в декабре стаби­лизировалась, рудник им. Чкалова возобновил и про­должал работу всю войну.

 

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.