ГлавнаяИстория Лоухского краяБорьба против интервенции на севере Карелии

Однако мирные, созидательные планы, к осуществле­нию которых приступила Советская власть, вызывали ожесточенное сопротивление внутренней контрреволю­ции. Активизация действий последней была вызвана тем, что с севера, несмотря на дипломатические попытки Советского правительства приостановить интервенцию, явственно нарастала угроза ее расширения. Теперь «со­юзники» уже не скрывали своих намерений, откровенно накапливая силы для удара по линии Мурманской же­лезной дороги на юг.
Красноармейские отряды, малочисленные да к тому же разбросанные вдоль железной дороги и предназна­ченные для ее охраны, конечно, не могли сдержать про­движение интервентов, которые использовали любые подлые предлоги для вторжения.
2 июля интервенты внезапно захватили Кемь, арес­товали членов уездного Совета. Троих: заместителя председателя А. А. Каменева, члена исполкома Р. С. Вицупа и 19-летнего секретаря П. Н. Малышева — расстре­ляли.
Срывая маску с «союзников», В. И. Ленин писал: «Пу­тем обмана и лжи, говоря, что они не намереваются воевать с Россией, эти люди заняли Мурман, затем взя­ли Кемь и начали расстреливать наших товарищей, совет­ских работников» (Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 27).
Массовые аресты, репрессии, расстрелы интервенты проводили на всем протяжении занятой ими террито­рии — от Мурманска до реки Онды, где небольшому от­ряду красноармейцев под командованием И. Д. Спири­донова удалось остановить продвижение врага.
Известный карельский историк Я А. Балагуров в книге «Борьба за Советы в Карельском Поморье» приводит длинный список большевиков и активистов, арестованных только в июле — августе. В их числе: на станции Энгозеро — секретарь партийной организации М. А. Парахин, председатель Совета П. Волков, рабо­чий С. И. Сироткин; в Керети — поморы Ф. Ф. Третья­ков, Г. Л. Смольков, Н. И. Ладин. И список этот далеко не полон. В каждой деревне, в каждом селе вдоль ли­нии Мурманской магистрали были люди, испытавшие на себе «прелести» жизни при "союзниках".
Точно так же вели себя и белофинские «освободи­тели» в захваченных ими северных карельских волостях.
    
Всякое сочувствие Советской власти они карали жесто­чайшим образом.
Правда, «союзники» переплюнули «освободителей» по количеству тюрем и лагерей, где в невероятно тя­желых условиях содержались тысячи арестованных.
Самую мрачную славу снискала себе Иоканьгская каторжная тюрьма на Мурмане. Заключенные, согнан­ные сюда со всего Севера, сотнями гибли от холода, го­лода, болезней, избиений. Интервенты и белогвардей­цы стремились «разнообразить» методы массового терора против советских людей. Так, якобы переправляя арестованных на территорию Советской России, их водили к линии фронта и предлагали идти к позиция красноармейцев, а затем открывали огонь в спину, добным образом они расправились в ночь с 5 на 6 сен­тября с М. А. Парахиным и еще восемью товарищами.
Стремясь сломить волю советских людей к сопро­тивлению, запугать их, оккупанты и белогвардейцы до­бивались прямо противоположных результатов. Террор рождал ненависть, мобилизовывал на борьбу против врага.
Интервенты не брезговали и политикой «пряника». Добровольно записавшимся в белогвардейские части платили приличное жалованье, их хорошо обеспечивали продуктами. Когда все население голодало, такая щед­рая приманка захватчикам казалась безотказно соблаз­нительной. Однако, вопреки их ожиданиям, «клевали» на нее немногие.
Летом 1918 года повсюду на оккупированной врагом территории стали возникать подпольные группы, парти­занские отряды. Вскоре они приступили к действиям. В октябре 1918 года «неизвестные лица» взорвали же­лезнодорожное полотно на перегоне Полярный Круг — Кандалакша, что привело к крушению воинских эшело­нов.
Эффективную работу повсеместно развернули боль
шевистские ячейки, подпольные группы, отдельные ком­мунисты и сочувствующие. Они разъясняли населению политику Советской власти, призывали бойкотировать мероприятия оккупантов. На станции Чупа и в окрестных населенных пунктах успешно действовала ячейка, кото­рой руководил О. С. Спрогис, член партии с 1903 года, прошедший трудную школу политической борьбы и ссылки. Пропагандистскую работу вели на станции Эн­гозеро Н. И. Ласточкин, в деревне Черная Речка — Ф. Ф. Третьяков.
Сопротивление интервентам и белогвардейцам на­растало. Незавидное их положение усугублялось воен­ными неудачами, моральным разложением в частях, дезертирством насильно мобилизованных. Было ясно, что крах авантюры интервентов близок и пора им ду­мать, как уносить ноги с Советского Севера.


И «союзники» начали эвакуацию своих войск. В ок­тябре 1919 года она в основном была закончена. Таким образом, широко задуманная, тщательно подготовлен­ная операция потерпела полный и позорный провал. Однако в Архангельске, Мурманске, в Карелии еще оставалась недобитая белогвардейщина. Впрочем, удер­жаться сколько-нибудь продолжительное время она не могла. На фронтах все чаще насильно мобилизованные солдаты отказывались от повиновения, то и дело в пол­ках и ротах вспыхивали восстания, целые подразделения переходили с оружием на сторону Красной Армии.
Еще неспокойнее было в тылах контрреволюции. Рабочие, население открыто игнорировали распоряже­ния властей, создавали революционные комитеты, разо­ружали белогвардейцев.
21 февраля 1920 года был создан ревком на станции Чупа. Председателем его был избран рабочий-железно­дорожник С. М. Прокуронов, секретарем — бывший ун­тер-офицер, пекарь И. И. Горячев. Ревком обезоружил белогвардейские посты, арестовал наиболее ярых контрреволюционеров. Вскоре чупинским повстанцам удалось даже захватить бронепоезд белых.
Вот как рассказывает об этом событии в своих вос­поминаниях, опубликованных в 1963 г. в сборнике «За Советскую Карелию. 1918—1920» С. М. Прокуронов: «Ночью стало известно... что с севера, со стороны Кан­далакши, по железной дороге идет белогвардейский бронепоезд. Немедленно связались по телеграфу со станцией Энгозеро, и оттуда прибыл паровоз с двумя тендерами. На одном из них был установлен пулемс и находились вооруженные рабочие. В Чупе к ним соединилась наша группа- Мы погрузили на паровоз тевой инструмент и выехали в сторону станции Пол ный Круг. Севернее ее разобрали путь и устроили Зс ду. Кандалакшские рабочие в свою очередь сделали же самое несколько южнее Кандалакши. В результате путь для белогвардейского бронепоезда оказался отре­занным на юг и на север.
После тщетных попыток прорваться белогвардейские офицеры покинули бронепоезд. Часть солдат ушла с офицерами, остальные же явились к нам и сообщили, что бронепоезд покинут командой. Таким образом, он оказался в наших руках».
26 февраля бронепоезд под красным флагом при­был на станцию Энгозеро, где его с триумфом встреча­ли революционные рабочие.
Не везде, разумеется, ревкомы действовали столь эффективно, не везде для этого были и возможности. Но к концу февраля — началу марта революционные комитеты были созданы практически во всех более или менее крупных населенных пунктах Карельского Помо­рья, в том числе в Кандалакше, Керети, на станциях Лоухи, Энгозеро, Полярный Круг.
Бурлили и северо-западные волости края, оккупиро­ванные белофиннами. Население их уходило в леса, со­здавало партизанские отряды.

Одна из замечательных операций была проведена в Кестеньгской волости. В декабре 1919 года там стало известно, что на станцию Лоухи прибыл карательный отряд под командованием Тизенгаузена численностью около 100 человек, вооруженных винтовками и пулеме­тами. Каратели были посланы против крестьян, дезерти­ровавших из белой армии, и направлялись через Кес-теньгу на Ухту, где обосновалось так называемое «вре­менное правительство Архангельской Карелии»—марио­нетка в руках белофинских оккупантов...


Слово участнику событий П. Н. Кемову («За Совет­скую Карелию. 1918—1920»): «...В борьбе с карателями мы пошли на хитрость. Из деревни Коккосалми посла­ли за Тизенгаузеном лошадь и просили его приехать «на собрание», где, как мы сообщали, будет рассматри­ваться вопрос о выполнении требований правительства Миллера * по мобилизации крестьян Кестеньгской во­лости в армию. Тизенгаузен принял приглашение и при­ехал в Коккосалму. Пока шли переговоры, из деревни Кананайнен в Кестеньгу была направлена часть нашего отряда. Здесь наши бойцы разоружили белогвардейский карательный отряд.


Правительство Миллера — контрреволюционеры, обосновав­шиеся в Архангельске и олицетворявшие «власть» на оккупирован­ных территориях Севера, в т. ч. в Кемском уезде.

 

 

Список Центральных держав и их союзников, принявших участие в интервенции:

   Германская империя — Украина, часть Европейской России 1918 − начало 1919. Прибалтика — до конца 1919.
   Австро-Венгерская империя — там же;
   Османская империя — Закавказье с февраля 1918;
   Финляндия — территория Российской Карелии 1918−1920.
   Болгария — в сентябре 1918 года на рейд Севастополя был отправлен крейсер «Надежда».


Список держав Антанты и их союзников, принявших участие в интервенции:


Великобритания — СПСР (Силы Поддержки Северной России) численностью до 28 тыс. чел (эвакуированы июнь-октябрь 1919),
        с марта 1918 Архангельск
        с октября 1918 Мурманск
Австралия — с октября 1918 Архангельск, Мурманск (выведены 11 июня 1919) 4000 солдат.
Канада — с октября 1918 Архангельск, Мурманск 500 артиллеристов (выведены 11 июня 1919), Сибирь 3500-4000 солдат (выведены апрель 1919).
   
США — с августа 1918 участие в СПСР, Архангельск, Мурманск (выведены июнь-октябрь 1919). По соглашению между интервентами охраняли Транссиб на участках от Мысовска до Верхнеудинска и от Имана до Владивостока (выведены январь-март 1920). Общая численность американских войск на Севере России до 6000 человек, в Сибири до 9000 человек.
Франция — с марта 1918 север России (крейсер «Адмирал Об»), участие французских артиллеристов в составе команды бронепоезда Мурманско-Петроградской железной дороги.
        С августа 1918 — высадка в Архангельске, участие в СПСР, до 1 октября 1919 эвакуированы.
Италия -  Участие в СПСР (Мурманск), сентябрь 1919 — август 1919. 2000 солдат
        Сибирь и Дальний Восток — ноябрь 1918 — август 1919 (Иркутск, Красноярск)
Греция -    с начала 1919 до апреля 1919 (Одесса). Около 2000 чел.
        Чёрное море ноябрь 1918 — март 1920 2 линейных корабля, 1 линейный крейсер, 8 эсминцев, 1 госпитальное судно и 1 транспорт
Румыния — оккупация Бессарабии в начале 1918.
Польша — контингент в составе СПСР (1918—1919), 4-ая дивизия ген. Желиговского на Юге России и Одессе (сотрудничающая с Добровольческой армией), 5-ая дивизия полковника Румши, контролирующая Транссибирскую магистраль в районе Новониколаевска (ныне Новосибирск) и реки Обь.
Советско-польская война 1919-20 (Войско польское, подпольная «Польская военная организации»)

Япония — Владивосток, участок Транссиба от Верхнеудинска до Хабаровска и Имана, Сахалин с апреля 1918. Выведены в 1921.

Всего в интервенции приняли участие 14 государств.

Источник: http://ru.wikipedia.org

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.