ГлавнаяАрхивФольклор Олонецкой губернииБылины Олонецкой губернииРусский фольклор Добрыня и Алеша (Былина)

Волх Всеславьевич
Святогор и Илья Муромец
Добрыня Никитич и змей
Добрыня и Алеша
Легенда о царе Соломоне
О пророке Илие и Св. чудотворце Николае

 

 

Добрыня и Алеша

Русский фольклор   Добрыня и АлешаВо стольном во граде во Киеве
У ласкового князя Владимира
Было столо?ванье-пиро?ванье.
Все пьют вино. Все стали пьяны-веселы.
Князь по полу похаживает,
Тиху-смирну речь выговариват:
«У всех службы сослужены,
У Добрыни Никитича служба не служена».

Добрыня стал с лавки и спросил: «Какую службу тебе надо сослужить?» Князь Владимир и говорит:

«Съездить в землю Подольску да Угорьску, дорогу туды почистить да в гости к тестю заходить». Служба тяжелая. Не поглянулось Добрыне, он и пошел домой. А туды не зашел, взял коня с конного двора, оседлал его. Мати увидела, что поезжат Добрыня. Побежала на верхний этаж к Настасье Никулишной, жене его, и говорит: «Настасья Никулишна, что ты сидишь, что глядишь? Заката?етца наше солнце красное: съезжает Добрыня с широка? двора?». Побежала Настасья Никулишна в онно?й рубашке без чулок. Прибежала к Добрыне. Встала по праву сторону, к стре?мецку. Стала выспрашивать: «Куда поезжаешь, надолго ли едешь?» Он и сказал: «Еду в землю Подольску да Угорьску. Туды дорогу проложить надобно».
И дает жене наказ: «Ты перво? подожди три года?, как не буду — подожди другие три, а потом хоть как живи, только за Олешу Поповича не выходи».

Уехал Добрыня Никитич. Жила Настасья Никулишна три года?. Не бывал Добрыня из чиста? поля?.
Пожила ешшо, прожила другие три года?. Не бывал Добрыня из чиста? поля?. Приехал тут Олеша Попович и сказыват: «Видел Добрыню, убитый лежит в чистом поле. Сквозь ребра проросла трава, а в траве цветут цветы». Офимья Олександровна слёзно заплакала, портила свои очи ясные, крушила ретиво? сердцо?. Стал Владимир-князь к Настасье Никулишне похаживать, Настасью Никулишну стал посватывать:
«Чем тебе, молодая, время проводить напрасно, выйди замуж, хоть за князя ходи, хоть за боярина, хоть за руського могучего богатыря, выйди хотя за Олешу Поповича». Отвечала Настасья Никулишня:
«Я исполнила заповедь мужнину — прожила вдовой шесть годо?в. Исполню другу запо?ведь женьскую —проживу другие шесть. Тогда успею уйти в замужество».

Прошло шесть годов. Опеть стал Владимир-князь похаживать, Настасью Никулишну посватывать.
Не пошла Настасья ни за князя, ни за боярина, ни за русского богатыря, а пошла за Олешу Поповича. Пировать стали. Пир пошел третьей день. Сидела Офимья Олександровна в высоком тереме и плакала:
«Давно, — говорит, — закатился мое красно солнышко, сегодня закатитца млад светел месяц: уходит Настасья Никулишна, богоданное мое дитятко».
Видит: кто-то приехал к воротам широким, смело привязыват коня к дубову? столбу, заходит
к Офимье Олександровне. «Здравствуй, матушка родимая», — говорит приезжий. — «Добрый человек,
не смейся надо мной. Мое дитятко было не э?дако: личико было румяное, кудри были желтые, одежда на нем была да хорошая». Говорит Добрыня Никитич: «Матушка родимая, не признала своего дитя! У меня была приметочка — на право?й ноге родимочка» Разул Добрыня сапог со право?й ноги?, тогда мать и признала его. «А где, — говорит, — моя молода? жена?» — «Замуж походит, пирует. А завтра к венцу итти хочет».

Взял Добрыня гармонь да пошел на пир. Не омылся, не переволокся, так и зашел. «Здравствуй,
князь Владимир, где наше место скоморо?шное?» — «Ваше место скоморо?шье у пецке да ешшо на запечке». Зашел за пецку Добрыня, в гусли поигрывает, песни попевает. Владимир-князь ему стакан принес: «Хорошо играшь, веселишь мою компанию, садись за стол. Перво? место — подле меня, друго? — против меня, а третьё — куды хошь». Не сел Добрыня подле князя, ни против князя, а сел Добрыня против Настасьи Никулишной. Стал поигрывать, а ему вино подают. Настасья Никулишна налила вина, подала вино и говорит: «Хорошо играешь, так играл мой прежний муж, Добрыня Никитич». Взял скоморошина стакан и выпил единым духом. Добрыня Никитич взаимно стакан подал. Туды именно? кольцо спустил и сказал: «Пей до дна, так узнашь добра?». Выпила Настасья Никулишна, выпила до дна, прикатилось колецко к её губам, схватила колецко, сама через дубовый стол соскочила и говорит: «Не тот муж, который возле меня сидит, а тот муж, который против меня сидит». Схватилась за белу шею, стала на колени: «Прости в той глупости, пошла за того, за которого не велел». Добрыня Никитич говорит:
«Я не дивлюсь да разуму женьскому, — их волос долог, да ум ко?роток. Куды их ведут, туды и идут.
Только дивлюсь я князю да со княгинею: они просватали молоду? жену у жива мужа». Тут и Олеша Попович стал просить прощеньица: «Извини, Добрыня Никитич, что я брал твою жену». — «Я не дивлюсь, что ты брал мою жену, потому что она шибко хороша, а в том тебе не прощу, что ты, когда приехал, матушке наврал». Хотел Добрыня побить Олешу, да стар казак Илья Муромец не дозволил, и пошел он с молодой женой, с Настасьей Никулишной, домой.

Фольклор жителей Олонецкой губернии

Стоит посмотреть следующий материал:

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.